Автор Тема: Рецензия на книгу Амирханова и Ткаченко "Форт Константин...". Начало  (Прочитано 7836 раз)

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8391
Книга Л.И. Амирханова и В.Ф. Ткаченко «Форт “Константин”. СПб.: Издательско-торговый дом ‘Остров’, 2014.» производит внешне самое приятное впечатление. Труд, посвященный истории одного из фортификационных сооружений Кронштадтской крепости, довольно обширный – 163 страницы при формате близком А4, качественная офсетная бумага, две цветные вклейки, твердая обложка, крупные иллюстрации. Очень интересная обложка, представляющая собой коллаж из схематического чертежа форта и двух броневых брустверов – открытого с 8-дюймовым орудием и блиндированного с 11-дюймовой пушкой. Оба форзаца занимает весьма уместная фотография форта и его окрестностей с воздуха, форзацы одинаковы.



В первой главе «Деревянный форт. 1808–1854». повествуется о строительстве в 1808 г. на месте будущего форта деревянной Двойной Южной батареи, представлявшей собой дерево-каменную двухъярусную конструкцию, возведенную на ряжевых основаниях. В 1834 году фланги батареи замкнули куртиной и возвели на образовавшейся горже капонир на ряжевых основаниях. Тогда же император Николай I повелел наименовать батарею фортом «Константин». Через 20 лет, когда началась Крымская война, дерево-каменный форт пришел в ветхость и его стали разбирать до ряжевого основания. Однако уже через год на ряжах разобранного форта стали возводить временную дерево-каменную батарею № 4, которая была вооружена в 1856 году.

Глава вторая “Каменный форт «Константин». 1857–1897” рассказывает о наиболее интересном этапе развития форта, пришедшим на период настоящей революции, как в артиллерии, так и в фортификации. По окончании Крымской войны батарею стали перестраивать уже в капитальном варианте, из камня. Было принято решение построить ее на новом месте, развернув ее фронт из тактических соображений, а на помосте временной батареи организовали склад строительных материалов. Заново создавался новый искусственный остров, огражденный гранитной эскарповой стенкой на свайном основании. Работы были завершены в 1861 г., но вскоре батарею снова начали энергично перестраивать. В 1863 г. начали подготовку мест под установку броневых брустверов, кроме того, тогда же засыпали промежуток между временной и постоянной батареями, объединив их в один искусственный остров. В 1864 году был готов первый бруствер (батарея Шведе на пять 8-дюймовых нескрепленных нарезных орудий), где в 1866 году установили все орудия, заменив их в 1871 г. 11-дюймовыми пушками обр. 1867 г., а за вторым бруствером установили пятнадцать 8-дюймовых орудий. В 1867 г. стали строить еще один бруствер (Колпинский). Брустверы частично перекрыли блиндажами, на форту построили кирпичные казармы, производилась установка 11-дюймовых орудий на открытых позициях, была построена одна двухорудийная батарея для 11-дюймовых пушек на скрывающихся установках Паукера, который, впрочем, оказались не вполне удачными и их можно отнести к разряду экспериментальных. В разное время на форту устанавливалось разное число орудий, но его огневую мощь определяли прежде всего 11-дюймовые береговые орудия обр. 1867 г., установленные открыто, на скрывающихся установках и за броневыми брустверами. В начале 90-х годов на левом фланге форта на расширенной территории возвели двухорудийную открытую бетонную батарею для двух экспериментальных орудий – 11-дюймовой пушки в 35 калибров и 13,5 дюймовой пушки в 35 калибров. Впоследствии ее переделали для установки новейших 10-дюймовых орудий в 45 калибров. В 1890 г. форт соединили дамбой с Котлиным.

Третья глава «Бетонный форт “Константин” 1897–1904» рассказывает, как в очередной раз форт полностью изменил свой облик после строительства на нем весьма впечатляющих бетонных сооружений. Первой начали строить батарею «Брылкин» на восемь 6-дюймовых пушек Канэ. Для ее строительства пришлось разобрать часть броневых брустверов. Батарею построили в виде бетонного массива, на открытом ярусе которого и установили орудия в двориках за бруствером и разделенных двухэтажными траверсами. Орудия стояли фактически на покрытии казематов в точках пересечения несущих стен. Жилые казематы и патронные погреба размещались в одном массиве и располагались в виде анфилады. Для подъема в орудийные дворики служили специальные бетонные лестницы, примыкающие к фасаду казематированного блока, обращенному в тыл. Строилась также батарея на восемь 11-дюймовых береговых пушек обр. 1867 г. на лафетах Дурляхера, получившая наименование Троицкая батарея. Орудия этой батареи были разделены между собой изолированными друг от друга отдельными двухэтажными траверсами, причем основания орудий представляли собой отдельные бетонные массивы, не связанные с остальными конструкциями батареи. На форту также имелись позиции для 57-мм орудий в качестве пристрелочных. В 1903 году на форту установили два 10-дюймовых орудия и построили каземат для двух 13,5-дюймовых орудия кинжального действия.

Четвертая глава «Служба в неспокойные годы. 1904–1906» описывает повседневную службу на форту, а также революционные события в Кронштадте, затронувшие и «Константин».

Пятая глава «И служба и смута 1906–1918» описывает службу форта в досоветский и раннесоветский период, проходившую на фоне больших исторических событий. После Русско-японской войны с форта убрали 57-мм орудия, не годные как пристрелочные и не имеющего боевого значения как противоминные, то есть для действия по быстроходным небронированным целям. Их заменили 120-мм орудиями системы Виккерса. Описываются учебные стрельбы, реорганизация крепостной артиллерии в Кронштадте, которая перешла на полковую организацию, общий распорядок дня личного состава и т.д.

Поскольку боевое значение форта, оказавшегося в глубоком тылу оборонительной системы Кронштадской крепости, упало, то в 1911–1913 гг. с него сняли 10-дюймовые орудия.

Во время Первой мировой войны форт стал учебным центром для подготовки артиллерийских офицеров.В 1916 г. с форта сняли четыре 6-дюймовых орудия Канэ. В сентябре 1917 г. с форта сняли последние современные орудия – оставшиеся 6-дюймовые пушки Канэ, на форту осталась только охрана, а в январе 1918 г. с форта самовольно ушел караул и он остался брошенным. Однако к навигации 1918 года гарнизон на форту восстановили. Начиналась уже советская история форта.

(окончание следует)
« Последнее редактирование: 14 Июня 2014, 06:40 от Владимир Калинин »

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8391
Первоначально на форту сохранялись лишь 13,5-дюймовый «кинжальные» орудия и восемь 11-дюймовых пушек из которых к концу года удалось привести в порядок лишь четыре. Впрочем, для запирания фарватера от вторжения неприятельских крупных кораблей, как это случалось, например, в Архангельске, было полезно и это вооружение. В навигацию 1919 года на форту установили четыре 6-дюймовые пушки Канэ морского образца из числа снятых с кораблей, находящихся на долговременном хранении. Гарнизон форта принял участие в восстании 1921 года, после подавления которого частично бежал в Финляндию, а оставшаяся его часть была расстреляна. 11-дюймовые орудия были повреждены, и восстанавливать их не стали, замки к пушкам Канэ были сняты и утоплены, но из запасных частей удалось собрать четыре новых замка и восстановить орудия. В 1924 году форт был переименован в память одного из кронштадтский большевиков Семена Григорьевича Рошаля – в форт «Рошаль», а сокращенно в документах он именовался, как форт «К». К 1926 году все 11-дюймовые орудия, включая установленные за броневыми брустверами, были демонтированы для разделки на металл. Были убраны и «кинжальные» орудия. В 1936 г. на форту становили 76-мм зенитные орудия. В 1940 г. с форта убрали устаревшие 57-мм пушки Гочкиса и 75-мм пушки Канэ на гаубичных станках, заменив их 45-мм пушками 21-К. В июле 1941 года с форта сняли 152-мм пушки Канэ и отправили их на фронт для вооружения сухопутных стационарных батарей. Взамен них в сентябре поставили четыре 120-мм пушки Виккерса, которые установили через переходные барабаны в двориках 6-дюймовых пушек Канэ. В 1944 году после снятия блокады Ленинграда 120-мм орудия были законсервированы. В 1954 году на форт установили 100-мм орудия Б-34 в кольцевых двориках, возведенных внутри старых двориков 6-дюймовых орудий, однако уже в 1955 г. форт был законсервирован. В 1960 г. форт был списан с учета, как боевое сооружение, а его артиллерия демонтирована. Форт был заброшен и только в самое последнее время на нем развернулись реставрационные работы, которые выполняет ООО «Третий парк», на средства которого и издана данная книга.

Теперь о достоинствах и недостатках книги. Достоинства книги несомненны. Достаточно подробно, хотя и не без изъянов, описана уникальная история эволюции форта, повседневная жизнь гарнизона, боевая учеба и участие в военных действиях. Приведены отличные архивные схемы форта, подробные разрезы уникальных броневых конструкций, фотографии, правда, последние зачастую не имеют прямого отношения ни к самому форту, ни к истории Кронштадта. Книга почти не содержит конспирологии, фантастических по своему невежеству рассуждений о возможности нападения польских повстанцев на Кронштадт в 1863 г. (как это было в брошюре, посвященной тому же самому предмету), рассуждений о православной духовности и прочей ерунды. Чувствуется, что первый соавтор предпринял героические усилия по обузданию полета фантазии Владимира Федоровича, но, силы и возможности его, увы, как это чувствуется по данной книге, были ограничены.

Книга написана плохо, в ряде случаев ее язык просто ужасающ. Какие-то рубленые фразы без сказуемых, которые возможно образовались при неаккуратном компьютерном наборе текста. Текст набит ужасающими количеством всяческих архаизмов, типа «сей», «оный», «означенный», причем это не цитаты из архивных документов, а просто это так авторы, а точнее Владимир Федорович Ткаченко, изволят изъясняться по-русски, пугая читателей. Дело в том, что такой язык, действительно, использовался в служебных документах в начале прошлого века, но даже книги и статьи по артиллерии, фортификации и вообще по военному делу уже тогда писали нормальным человеческим языком, а лучшие военные писатели делали это еще и ярко и образно. Эти архаизмы отпугивают читателя, мешают воспринимать этот текст, создавая у него впечатление, что книга написана не совсем здоровыми людьми. В общем, здесь просто надо было найти грамотного редактора-корректора, заплатить ему деньги и такого безобразия не допускать.

Иллюстративного материала в книге много, но он совершенно недостаточен. Так, например, в книге нет плана деревянного форта Константин с замкнутой горжей и капониром, который доступен даже из Интернета и легко ищется Гуглом. Автор очень много рассуждает об особенностях планировки казематированных помещений батареи «Брылкин» и Троицкой батареи. Эти рассуждения весьма интересны, но вот угадайте, сколько в книге планов казематированных помещений этих и других батарей форта? Ни одного! Ладно бы этих данных не было в архивах, хотя они там наверняка есть, но ведь у авторов нормальные отношение с владельцами форта. Можно было бы выпросить у них обмерные чертежи, они обязательно составлялись перед началом работ по реконструкции форта, как бы скверно эти работы на объекте культурного наследия и с какими бы нарушениями ни проводились. В крайнем случае, ничего бы не помешало авторам составить такие чертежи самим – рулетку в руки и вперед! Но, к сожалению, этого сделано не было. В ряде случаев изложение непоследовательно.

Так, автор, обсуждая последовательность возведения броневых брустверов, явно запутался в их количестве и в тексте, как черт из табакерки, вдруг выскочил бруствер системы Ланкастера на три 8-дюймовых орудия, хотя его строительство не обсуждалось. В то же время, простой поиск в Сети с помощью поисковой программы Гугл сразу же позволил получить нужную информацию. Спрашивается, зачем же нужна такая книга по истории только одного форта, если она не содержит даже ту необходимую информацию, которую так легко находить в «темных закоулках Интернета»?

Обрадуют читателя всяческие урезы и свознЯки, шКворневые приборы и прочие «противооткольные перекрытия». Раздел по истории артиллерии кое-где снова напоминает «Всемирную историю, обработанную Сатириконом». Изумленный читатель прочитает, например, о страшных «нарезных пушках Родмана», хотя во время Гражданской войны в США нарезными были орудия Паррота. Удивительно, что Владимир Федорович знает английский, читал американскую литературу и продемонстрировал такое вопиющее невежество. А ведь всего-то надо было более внимательно изучить печатную продукцию, выпускаемую тем же самым издательством «Остров» в Петербурге, а именно четвертый выпуск альманаха Вопросы истории фортификации, где опубликована статья рецензента об американских фортах Третьей системы, в которой описывается и их вооружение, образцы которого (15-дюймовая пушка Родмана, представляющая собой вершину развития гладкоствольной артиллерии), в отличие от авторов книги, рецензент видел своими глазами.



Автор рецензии у 15-дюймовой пушки Родмана на форту Нокс в штате Мэн, США, 2004 г. Фото С.А. Авилова. Гладкоствольные орудия этого типа авторы книги о форте "Константин" ошибочно назвали нарезными.

Авторы пишут о том, что русские специалисты не тратили время на «бестолковые эксперименты», а сразу приняли правильную систему нарезных орудий, заряжающихся с казны, очевидно с помощью какого-то истинно православного озарения. Хотя, во-первых, это не совсем так, и нарезные орудия, заряжающиеся с дула, в России были, а во-вторых – русские инженеры просто внимательно следили за тем, что делают их зарубежные коллеги и предпочитали на том этапе анализировать результаты чужих экспериментов, а не проводить свои, поскольку на них не хватало, ни средств, ни технических возможностей. Читатель также с интересом узнает, что стволы нарезных орудий «скрепляли обручами»! Действительно, теория скрепления нарезных орудий, разработанная Гадолиным, называлась теорией скрепления орудийных стволов обручами, но в реальных технологических процессах при изготовлении орудий эти скрепляющие элементы называли цилиндрами, кольцами, кожухами, но уж точно не обручами!

Имеют место неточности и в советской части истории форта. Так, описывая перевооружение форта 152-мм пушками Канэ на морских станках, авторы даже не задумаются о том, как именно это удалось сделать, поскольку береговые станки имеют еще и высокую коническую тумбу, а дворики рассчитывались именно на них. И только фотография, сделанная до варварской «реставрации» форта, и, к счастью, опубликованная в книге, дает ответ на этот вопрос – закладные части связали с анкерными болтами старых закладных частей через переходные кольца, залитые в бетон так, что высота оснований была увеличена на величину, которая соответствовала высоте тумб береговых установок.

Отдельно о самой реставрации. На момент ее начала бывшая батарея «Брылкин» представляла собой уникальный памятник, где прослеживались материальные следы двух перевооружений батареи – модификация части двориков под морские орудия и перестройка части двориков в кольцевые с огибающей галереей под 100-мм пушки Б-34. И вот это уникальное место было необратимо изгажено бетонными нашлепками, скрывшими даже анкерные болты орудий! Авторы избегают даже писать об этом безобразии, по-видимому, чтобы не обидеть спонсоров, хотя в Цитадели-21 Л.И. Амирханов сказал об этом несколько слов, но это как раз тот случай, что лучше бы он помолчал: http://rufort.info/index.php?topic=1872.0

Мы, во Владивостоке, когда консультировали работы на Новосильцевской батарее, где тоже часть двориков была переделана под морские установки 6-дюймовых пушек Канэ, специально обратили внимание реставраторов на необходимость сохранения как оставшихся неизменными двориков, так и модифицированных. В Кронштадте это очевидно было сделать некому, увы и ах!

Авторы почему-то забыли упомянуть о строительстве в начале 1930-х годов на форту ДОТов для противодесантной обороны, хотя и эту информацию можно легко найти в Интернете и не только – было бы только желание. Утверждение авторов об установке в 1936 г. на форту 76-мм зенитных автоматов 34-К вызывает очень большие сомнения, поскольку производство их тогда только начиналось и их не хватало даже для кораблей. Скорее всего, они перепутали их с 76-мм зенитными орудиями 3-К, характерные крестообразные лафеты которых, очень хорошо читаются на аэрофотоснимках фортов Кронштадта.

Наконец, говоря, что 152-мм пушки Канэ, снятые с форта Константин в июле 1941 г., авторы указывают, что они приняли участие в защите Ленинграда, но это совершенно не так, поскольку орудия были направлены на Ржевско-Вяземский рубеж обороны, защищавший дальние подступы к Москве!

Книга, безусловно, содержит ценную информацию и займет свое место на моей книжной полке, но некоторое неудовольствие работой авторов она, несомненно, вызовет, поскольку качество ее все же оставляет желать очень и очень много лучшего.
« Последнее редактирование: 14 Июня 2014, 06:50 от Владимир Калинин »

Оффлайн Ivanoff

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2639
  • В фонд мира сдам мешок пустых бутылок!
Владимир Калинин
Цитировать
... А ведь всего-то надо было более внимательно изучить печатную продукцию, выпускаемую тем же самым издательством «Остров» в Петербурге, а именно четвертый выпуск альманаха Вопросы истории фортифкации...
Ну-ну, станет он что-то читать, ждите. Он же ПИСАТЕЛЬ  ;)
Мнение Ткаченко до момента его выпиливания с форума, известно и вполне симптоматично тыц
;D  ;D  ;D Детишки с обидами такие детишки.

Оффлайн stas-vorobiev

  • Sr. Member
  • ****
  • Сообщений: 269
Наткнулся на эту ветку случайно. И был несказанно удивлен столь высокой оценкой этой с позволения сказать "книги".
Очевидно, единственная причина, по которой В.И. Калинин столь высоко ее оценил, заключается в том, что он просто не владеет предметом (во всяком случае не владел им 7 лет назад), чтобы в полной мере оценить правильность его изложения. Оттого и обширный пересказ рецензентом содержания "книги" буквально переполнен разного рода дезинформацией. Взять к примеру одно предложение: Бруствер Шведе был готов не в 1864 г., а в 1865-м, вооружен 8-дм. пушками не в 1866 г., а в 1868-м, перевооружен 11-дм. пушками не в 1871 г., а в 1877 или чуть позже. И т. д. То есть буквально каждое или почти каждое сведение -- дезинформация.

Пытаться дать более или менее полный обзор этой работы не буду, ибо это может занять не один месяц. Ограничусь некоторыми примерами и общими оценками, ибо негоже оставлять столь положительную рецензию совсем без комментария.

Вот возьмем, например, обложку (см. первый пост ветки). Чего мы там видим? Броневой бруствер Шведе.
Отмечу всего два наиболее крупных и заметных момента (которые, кстати, и рецензент вполне мог бы отметить в 2014 г., но к сож. этого не сделал).

1. Что за артсистема изображена на рисунке?
Из всех доступных и недоступных источников, и даже из текста самого Ткаченко (!) следует, что за бруствером Шведе 8-дм. пушки были установлены на лафетах конструкции того же подполковника Шведе -- автора проекта бруствера. А что это были за лафеты? Открываем Толстого Широкорада на стр. 282--283. Слева: пушка на лафете Шведе, а справа -- та же пушка на лафете Шанца. Специально помещены рядом, чтобы была наглядно видна вопиющая разница между ними -- эти два лафета принадлежат к разным типам. Первый -- лафет с поворотным брусом, второй -- с поворотной рамой. Как следствие -- СОВЕРШЕННО РАЗНЫЙ внешний вид. И вот Ткаченко за бруствером Шведе нарисовал пушку на лафете Шанца. Почему? Ткаченко забыл посмотреть Толстого Широкорада? Или он думает, что за бруствером Шведе пушки какое-то время стояли на лафетах системы Шанца? Но если так, то почему он это никак не комментирует? Впрочем, нет смысла фантазировать: факт в том, что 8-дм. пушки за бруствером Шведе всегда (т. е. с 1868 года) стояли только на лафетах Шведе, которые выглядели совершенно не так, как это изобразил Ткаченко. И в 2014 году эта информация была общедоступной. Идем далее.

2. Бруствер Шведе стоит на гранитной эскарпной стене батареи, а на рисунке Ткаченко он стоит на земле. Почему? Ведь даже на задней обложке этого же самого издания помещен рисунок того же самого бруствера, на котором тот же самый Ткаченко изобразил бруствер таки на гранитном эскарпе. Если, предположим, по мнению Ткаченко, бруствер сначала поставили на землю, а потом с какого-о перепугу перетащили на эскарпную стенку, то... почему автор это никак не комментирует? В книге два рисунка одного и того же бруствера, они имеют очень серьезное отличие в части места установки, но это никак не комментируется. Как это понимать? В реальности бруствер Шведе изначально был установлен на том месте, где стоит до сих пор -- на гранитной эскарпной стенке батареи. С какого фига Ткаченко решил в одном из своих рисунков отменить этот факт, остается только догадываться.

Есть и множество других, более мелких претензий к этому рисунку, несколько более существенных претензий к упомянутому рисунку на задней обложке, но я уже не буду их перечислять. Общее мнением мое таково: оба рисунка -- полнейшая мистификация, не имеющая к реальной исторической действительности почти никакого отношения.

И еще добавлю о бруствере Ланкастера, который по верному, в общем, замечанию В.И. Калинина, вылез у Ткаченко, как черт из табакерки. Этот броневой бруствер имел исключительно важное, можно сказать, принципиальное конструктивное отличие от всех остальных на батарее "Константин" -- он собирался не из броневых плит, а из броневых брусьев (собственно в этом и есть суть "системы Ланкастера"). А еще этот бруствер был вертикальный, а не наклонный, как остальные, строившиеся в то же время. Ни о чем таком в "книге" Ткаченко прочитать не получится. Единственное место, из которого читатель мог бы понять, что же такое есть "бруствер Ланкастера" -- это подпись к историческому фото на стр. 35. Фото просто офигенное по своему содержанию, но проблема в том, что на нем запечатлен совершенно другой бруствер -- т. н. бруствер по системе комитета или "комитетский". В общем, единственное место у Ткаченко, из которого читатель теоретически мог бы чего-то узнать об устройстве бруствера Ланкастера, -- дезинформация. Бруствер этот для автора книги о форте "Константин" остался просто белым пятном.

Короче. Аргументированную оценку всей "книге" дать не могу, т. к. не обладаю глубокими знаниями по истории укрепления за все время. Но об одном относительно небольшом и исключительно важном периоде его истории я глубокими знаниями таки обладаю, а именно о времени строительства на нем броневых брустверов и наиболее активного территориального развития. Это примерно 15 лет с 1863 года по 1877 год. Все, что касается этого 15-летия я проштудировал как у Ткаченко (2014), так и у Скорикова (1988), а также неплохо изучил в РГА ВМФ.
Итог следующий: То, что пишет Ткаченко в грубом приближении примерно наполовину соответствует действительности, наполовину -- нет. Но главная фишка вот в чем: если то или иное сведение, которое пишет Ткаченко, подтверждается архивными документами, то это же сведение удивительным образом в подавляющем большинстве случаев отыскивается и у Скорикова. А если Ткаченко пишет что-то в дополнение к данным Скорикова, то это почти всегда опровергается архивными документами. Вывод очевиден: упомянутое 15-летие в изложении Ткаченко -- есть примерно равнозначная смесь плагиата и его собственных вымыслов. Справедливости ради (ну, шоб совсем уж объективным быть) в ткаченковском тексте об этом 15-летии встречаются и новые достоверные сведения, но их объем столь несущественный, что наличием этого элемента в общей оценке изложения выделенного периода можно смело пренебречь.

Так что, полагаю, "книга" сия есть чистейшей воды профанация -- информационный хлам, место которому на свалке истории.
« Последнее редактирование: 10 Декабря 2021, 23:56 от stas-vorobiev »

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8391
Ткаченко - это брэнд!
« Ответ #4 : 11 Декабря 2021, 10:29 »
Несомненно, что я не обладаю такой компетенцией по истории "Константина", чтобы соревноваться с теми, кто занимался ею всерьез и по оригинальным документам. Однако даже я нарыл столько огрехов, что они вызвали мое сильное неудовольствие, о чем в рецензии написано прямо.  Основной моей ошибкой как рецензента было то, что я все еще отнесся к произведению Ткаченко как к попытке более или менее добросовестного написания истории форта, хотя предыдущее его творчество не давало для этого каких-либо оснований. А на самом деле, как убедительно показал Стас, все, что написано этим псевдо-исследователем, просто по большей части злонамеренное фантазирование, подгонка под заранее заданные ложные стереотипы. А потому, я давно уже сделал для себя вывод - все, что отмаркировано авторством  Ткаченко - надо отбрасывать на помойку не читая, даже в том случае, где он местами пишет правду, ибо она служит в его творческих продуктах только для маскировки лжи. И время на чтение и рецензирование этого вредоносного информационного мусора я не трачу и советую не тратить его и другим. В общем, Ткченко - это негативный "брэнд", репутация, которую он таки смог завоевать.
« Последнее редактирование: 11 Декабря 2021, 15:02 от Владимир Калинин »