Автор Тема: Статья Ю.А. Бахурина о причинах падения Новогеоргиевска  (Прочитано 13589 раз)

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 7724
Статья Ю.А. Бахурина о причинах падения Новогеоргиевска. Любезно предоставлена автором.

Военно-исторический журнал. 2008. № 8 С. 71–76.

ПРИЧИНЫ ПАДЕНИЯ КРЕПОСТИ НОВОГЕОРГИЕВСК в 1915 году

В веренице успехов и неудач русского оружия в ходе Первой мировой войны историю падения крепости Новогеоргиевск сложно назвать привлекательной для отечественных учёных. Операция, определённая генералом Э. Людендорфом как самостоятельная в тылу наступающих армий [1] и имевшая, увы, отрицательный итог для русских войск, интереса исследователей также не удостаивалась. Поэтому неудивителен факт появления в зарубежной печати по меньшей мере странных сообщений о сдаче крепости без обороны [2]. Попытаемся вникнуть в суть вопроса, выяснить истинные причины падения Новогеоргиевска в августе 1915 года.

Как известно, в мае 1910 года решением военного министра В.А. Сухомлинова линия обороны на западном театре военных действий была отодвинута в глубь страны на 200 км, и единственным аванпостом на всей её протяжённости остался Новогеоргиевск, хотя ещё в 1880-х годах Главному штабу было ясно, что одним им обойтись невозможно [3]. В задачи крепости ныне вменялось сохранение речных переправ через Вислу и Нарев (при том, что укрепления на них Сухомлинов постановил уничтожить). Это странное решение стало, по сути, откатом в понимании командованием тактических задач и возможностей Новогеоргиевска на целое столетие — к эпохе Наполеоновских войн. Именно императором французов в его планах главной задачей будущим укреплениям Модлина ставилась охрана мостов через Вислу [4].

Оперативная конфигурация Варшавского укреплённого района в течение длительного времени считалась едва ли не близкой к идеалу [5], она способствовала в случае активизации приграничного театра военных действий наступлению и прорыву в глубь территории ряда государств крупных военных формирований. Не случайно ещё В.А. Жуковский образно писал о крепости Новогеоргиевск, которая «как будто летит на Польшу, впивается в неё когтями и жрёт её» [6]. Теперь же эта конфигурация была разрушена.

Комендант крепости генерал от кавалерии Н.П. Бобырь — видный востоковед [7], который приобрёл репутацию мздоимца [8], по определению А.И.Деникина, «неудачный последователь драгомиров-ской показной науки» [9] встретил начало войны на столь ответственном посту, не имея за плечами боевого опыта. Возможности компенсировать свою некомпетентность за счёт высокоподготовленного офицерского состава гарнизона Новогеоргиевска он также во многом оказался лишён — с начала кампании 1914 года офицеры крепостной артиллерии активно переводились в действующую армию [10]. Вкупе с реквизициями крепостных орудий для нужд полевой артиллерии [11] эти меры если и не подорвали, то существенно понизили оборонительный потенциал Новогеоргиевска. Конечно же, по выражению выдающегося военного деятеля и учёного генерал-лейтенанта А.Е. Снесарева, «война... пустила в ход всё то старое, что уже считалось непригодным: сняла с крепостных платформ застарелые орудия» [12]. Однако это образное высказывание не следует абсолютизировать — например, руководитель боевой подготовки личного состава расчётов тяжёлой артиллерии Северо-Западного фронта А.А. Шихлинский пишет в своей книге мемуаров: «...генерал Рузский командировал меня в Новогеоргиевскую крепость с приказанием отобрать там орудия, которые можно было бы вывезти в поле в виде тяжёлой артиллерии. Я там нашёл уже 2 дивизиона, организованные из 6-дюймовых гаубиц современного типа, и оба дивизиона вывел оттуда со всем личным составом» [13].

Казалось бы, при наихудшей обстановке на фронте и прямой угрозе для крепости беспроигрышным выходом из положения является её эвакуация. К несчастью, в районе Новогеоргиевска отсутствовали в необходимом количестве, как надводные переправы, так и линии железнодорожного сообщения.

Полки русской Императорской армии, погибшие в крепости Новогеоргиевск

Наименование полка / Личный состав

58-я пехотная дивизия

229-й пехотный Сквирский полк 23 офицера, 3438 нижних чинов, 3 врача,
3 чиновника, 120 лошадей
230-й пехотный Новоград-Волынский полк 30 офицеров, 3405 нижних чинов, 4 врача, 5
чиновников, 120 лошадей
231-й пехотный Дрогичинский полк 26 офицеров, 3623 нижних чина, 4 врача,
4 чиновника, 120 лошадей
232-й пехотный Радомысльский полк 34 офицера, 3430 нижних чинов, 4 врача,
3 чиновника, 120 лошадей

63-я пехотная дивизия

249-й пехотный Дунайский полк 45 офицеров, 3657 нижних чинов, 3 врача, 4
чиновника, 150 лошадей
250-й пехотный Балтийский полк 56 офицеров, 1246 нижних чинов, 3 врача, 4
чиновника, 114 лошадей
251-й пехотный Ставучанский полк 49 офицеров, 3376 нижних чинов, 3 врача, 3
чиновника, 15 лошадей
252-й пехотный Хотинский полк 48 офицеров, 3771 нижний чин, 3 врача,
4 чиновника, 147 лошадей

114-я пехотная дивизия

453-й пехотный Пронский полк 20 офицеров, 2817 нижних чинов, 3 врача, 5
чиновников, 209 лошадей
454-й пехотный Егорьевский полк 22 офицера, 2518 нижних чинов, 2 врача,
4 чиновника, 209 лошадей
455-й пехотный Зушинский полк 24 офицера, 2879 нижних чинов, 4 врача,
7 чиновников, 117 лошадей
456-й пехотный Новосильский полк 24 офицера, 2657 нижних чинов, 5 врачей, 4
чиновника, 191 лошадь

119-я пехотная дивизия

473-й пехотный Бирючский полк 25 офицеров, 2802 нижних чина, 5 врачей, 6
чиновников, 167 лошадей
474-й пехотный Иртышский полк 22 офицера, 2844 нижних чина, 5 врачей,
5 чиновников, 183 лошади
475-й пехотный Касимовский полк 21 офицер, 2933 нижних чина, 4 врача,
8 чиновников, 161 лошадь
476-й пехотный Змеиногорский полк 20 офицеров, 2915 нижних чинов,
5 врачей, 6 чиновников, 156 лошадей

РГВИА. Ф. 2019. Оп. 1. Д. 65. Л. 43-51; 200 lat Twierdzy Modlin. Modlin, 2006. S. 114-120. Автор благодарит А.И. Григорова и В.Л. Юшко за предоставленные материалы.

Развитие первых в регионе оставляло желать лучшего на протяжении десятилетий, едва ли не с момента основания крепости. Исправило ситуацию наведение в 1836 году навесного проволочного трёхпролётного моста протяжённостью 88 м через Нарев. Прослужив довольно долго, он был разрушен бурным речным потоком 3 марта (ст.ст.) 1888 года [14]. В это же самое время возведение мостовых переправ в Привислинском крае тормозилось из-за приоритетного развития речных коммуникаций в Средней Азии [15] (рассматривался проект использования предназначенного для работ на Висле мостостроительного материала в наведении мостов через Амударью) и Придунавье.

К августу 1914 года насчитывалось всего 4 сооружения — один для колёсного движения (правда, с возможностью прокладки железнодорожных путей), железнодорожный мост через Нарев и 2 понтонных моста через Вислу — у Плоцка и Влоцлавска, причём оба они подлежали разрушению уже в первые дни мобилизации [16]. Железнодорожная сеть в районе Новогеоргиевска также долгое время пребывала в примитивном состоянии — одна рокадная
дорога от крепости вдоль Вислы до Лукова, построенная в 1868 году [17], в 1907 году «не позволяла ликвидировать отрезанность Новогеоргиевска от всего мира» [18] (по выражению генерала от инфантерии М.В. Алексеева — тогда обер-квартирмейстера Главного управления Генерального штаба). А осенью 1914 года германские войска, отходившие из Левобережной
Польши, с целью задержать преследование портили все железнодорожные пути, мосты и переправы [19].

Вследствие этого к началу кампании 1915 года были скорее закономерными ситуации, подобные описываемой в воспоминаниях штабс-капитана 13-го лейб-гренадерского царя Михаила Федоровича полка К. Попова, когда его полку пришлось несколько часов ожидать разрешение на проход по новогеоргиевскому мосту. «Для меня это было совсем непонятно», — справедливо сетовал офицер [20].

Предпринятое Ставкой в 1915 году интернирование еврейского населения из прифронтовой полосы вообще поставило железнодорожное сообщение в Привислинском крае на грань коллапса. К осени лишь за месяц беженцами было захвачено 115 тыс. товарных вагонов. «Русские и еврейские беженцы, как саранча, двигаются на восток, неся с собою панику, горе, нищету и болезни» [21], — эмоционально, но по сути верно вспоминал те события начальник императорской дворцовой охраны генерал-майор Отдельного корпуса жандармов А.И. Спиридович. Поток беженцев, умиравших в пути от истощения, серьёзно осложнил уже наметившийся продовольственный кризис в Петрограде [22]. Вдобавок эта мера ввиду того, что евреи составляли более половины населения Новогеоргиевска и его окрестностей [23] — Новый Двор вообще был населён практически исключительно ими [24], — вызвала резкий всплеск шпиономании с антисемитским уклоном в среде крепостного гарнизона, деморализуя его.

Распространение слухов о бессчётных изменах евреев, их пособничестве немцам, преувеличенные представления о приближавшихся силах противника подрывали боевой дух солдат. Очевидец этих событий припоминает, что отбытие из Нового Двора семейства, содержавшего кожевенную лавку, часто посещавшуюся солдатами, было расценено ими однозначно: «Шпионы, ясное дело» [25].

Шпиономания, обусловленная юдофобскими настроениями, обострилась непосредственно в условиях угрозы крепости со стороны германских сил, однако подогревалась она в течение... столетия, на что косвенно указывает, например, одно из писем Ф.Н. Глинки: «Недавно
изумил я одного выходца из Модлина, рассказав ему, сколько в крепости улиц, сколько ворот, имена тех и других... Наконец, рассказал ему свойства коменданта, его занятия, его связи — даже имя любовницы его! — всё это узнаётся через некоторые посредства...» [26].

Конечно же, укреплённый район неизменно интересовал германскую разведку, особенно в ходе его модернизации [27], но росту шовинизма в войсковой среде иногда способствовало и само Военное министерство. К примеру, за период нахождения на посту военного министра П.С. Ванновского — с 1881 по 1898 гг. — был составлен перечень должностей, на которые не допускались евреи и поляки [28], весьма громоздкий и переполненный разного рода оговорками.

В 1910 году Н.Н.Янушкевич выдвигал предложение изъять евреев из состава вооружённых сил, что, по его мнению, было «возможно лишь при условии совершенного удаления евреев из пределов родины или путём возложения на них денежного налога». Столь радикальные меры обосновывались данными о большом недоборе в армию евреев-новобранцев в 1901 —1908 гг. и о значительном количестве евреев-солдат, сдавшихся в плен во время Русско-японской войны 1904—1905 гг. [29], но были признаны трудновыполнимыми и не получили хода.

С начала войны штабом Северо-Западного фронта проводились мероприятия по привлечению населения Привислинского края к сбору информации о противнике — с этой целью ещё в период мобилизации при содействии штаба стала выпускаться газета на польском языке, освещавшая обстановку на фронте в нужном для русской армии ключе.

Также в уезды рассылались составленные на двух языках воззвания к местному населению с призывом прийти на помощь русским войскам, в том числе и осведомляя их командование о действиях германских сил. Однако одновременно с этим преследование соглядатаев непосредственно в Новогеоргиевске приобретало всё более гротескные и, как правило, антисемитские по духу формы, причём подчас причиной тому были не вполне оправданные действия самого командования.

Приказ войскам укреплённого района, крепости Новогеоргиевск от 27 ноября 1914 года, подписанный Н.П. Бобырем, гласил: «...при занятии населённых пунктов брать от еврейского населения заложников, предупреждая, что в случае изменнической деятельности какого-либо из местных жителей заложники будут казнены» [30]. Позднее, в мае 1915 года, видимо, не удовлетворившись результатами локального проведения такой политики, Ставка отдала предписание практиковать взятие в заложники евреев на всём фронте.

Необходимо сказать, что применительно к Новогеоргиевску и прилегающему к нему району в распоряжении исследователей имеются зафиксированные случаи задержания евреев из числа гражданских лиц «с возмутительными листками», как, допустим, в канун 1915 года в Зегрже [31]. Одновременно с этим, по свидетельству современников, практически отсутствовали ограничения на пребывание в крепости гражданских лиц, например, солдатских матерей, сроком до нескольких недель [32].

В мае 1915 года вышел приказ о воспрещении въезда на территорию крепостей и населённых пунктов Ковно, Гродно, Варшава, Седлец, Брест-Литовск, Люблин, Холм, Ивангород и Львов лицам, не имевшим особого удостоверения об отсутствии препятствий к тому от соответствующего штаба округа на театре военных действий или штаба внутреннего округа [33]. Причины отсутствия в приведённом выше перечне Новогеоргиевска неизвестны.

Подобная непоследовательность в решениях командования крепости никак не могла способствовать успешности предпринимавшихся им мер. Интересен и несколько более ранний эпизод — явка с повинной в окружную Петроградскую контрразведку вернувшегося из плена подпоручика 25-го пехотного Низовского полка Я.П. Колаковского, назвавшегося германским шпионом. Его сомнительные показания стали исходной точкой пресловутого «дела Мясоедова», но поначалу одним из главных в них было якобы имевшее место поручение германского генерального штаба убедить коменданта крепости Новогеоргиевск сдать её за 1 млн рублей [34]. Исследовавший данный вопрос советский историк К.Ф. Шацилло отказывает показаниям Колаковского в доверии [35], но нам следует ясно представлять себе нанесённый ими вред — шпиономания, сотворенный ею образ повисшего над Новогеоргиевском дамоклова меча измены заразили Верховное командование.

Само собой, и в обществе, и на фронте ситуация в дальнейшем менялась лишь к худшему. В результате ещё в конце 1914 года уже по всей империи кочевали слухи о готовности коменданта Новогеоргиевска сдать крепость неприятелю, и пресечь измену удавалось якобы лишь Верховному главнокомандующему великому князю Николаю Николаевичу, примчавшемуся в крепость и собственноручно прикончившему Бобыря [36]. Даже в среде военных мнение о неизбежности падения Новогеоргиевска, судя по переписке добровольно вступившего в авиационный отряд и ушедшего на фронт математика А.А. Фридмана, стало бытовать ещё в мае [37].

Между тем и характеристику войск, стоявших в Новогеоргиевске к августу 1915 года, как «блестящего гарнизона» [38], данную С. Андоленко, приходится счесть идеалистичной. Эти части, а именно 58, 63, 114 и 119-я пехотные дивизии, прежде участвовали в целом ряде полевых операций и были в известной степени изнурены. Осложнил ситуацию и вывод в начале июля из состава гарнизона 10-й Рыпинской бригады Отдельного корпуса пограничной стражи, направленной в Ковно [39], тогда как Новогеоргиевск был прекрасно известен её чинам ещё с 1914 года и мог в случае возникновения угрозы получить в лице пограничников существенную помощь. Оставшиеся для обороны цитадели части были, ко всему прочему, скверно вооружены — винтовки имелись всего у 35 тыс. солдат [40] из почти 90 тыс. гарнизона[ 41]. Один из польских авторов уменьшает это число на 5 000, одновременно с этим сокращая гарнизон Новогеоргиевска до 55 тыс. [42] Однако эти неточности не меняют сути дела, в целом подтверждая правильность вывода о необеспеченности защитников крепости оружием.

Не лучше обстояло дело и с количеством боеприпасов в Новогеоргиевске. По данному вопросу в литературе имеются значительные расхождения. А.И. Уткин пишет о невиданных запасах и превосходных подъездных путях [43], в чём он отчасти солидарен с А.А. Керсновским, также указывающим на якобы имевшиеся в новогеоргиевском арсенале свыше миллиона снарядов, но упоминающим о забитости железных дорог [44].

Позиция указанных исследователей нашла своё отражение в британской историографии [45]. Своеобразно мнение по данному вопросу её представителя Дж. Кига, написавшего, что в Новогеоргиевске накапливались такие количества снарядов, о которых командование крепости не сообщало в Главное управление Генерального штаба [46]. Основанием для подобной точки зрения может быть произведённая в ходе Лодзинской операции закладка на станции Новый Двор артиллерийских складов для частей 1-й армии.

Информация о миллионных запасах патронов и снарядов в крепостных складских помещениях, если вспомнить о «снарядном голоде» на фронтах в это же время, вызывает сомнения, разрешить которые позволяет обращение к первоисточникам. В дневнике находившегося в распоряжении главнокомандующего армиями Северо-Западного фронта генерала от инфантерии Ф.Ф. Палицына за датой 7 июля имеется следующая запись: «Новогеоргиевск получит гарнизон, и, если окажется возможным, ему подвезут и патроны» [47].

Он же, высказывая мысль М.В. Алексеева, констатирует: «Противник знает, что у нас нет патронов и снарядов, а мы должны знать, что не скоро их получим» [48]. Следовательно, до начала июля положение Новогеоргиевска в плане обеспеченности боеприпасами было бедственным, а если учесть общее ухудшение состояния транспортных коммуникаций, их загруженность, становится понятно, что подвоз столь большого количества тех же патронов в считанные дни был маловероятен. Ввиду этого вывод об аккмулировании боеприпасов командованием Новогеоргиевска выглядит несостоятельным.

Это подтверждается и бытовой заметкой прапорщика крепостной артиллерии М.Н. Герасимова: «Солдатский вестник" распространяет слух о том, что издан секретный приказ расходовать как можно меньше снарядов и патронов ввиду их недостачи» [49]. Дефицит боеприпасов был характерен для всех армий Северо-Западного фронта, что подтверждал в письме сыну в августе 1915 года М.В. Алексеев: «...у меня мало людей, ещё меньше офицеров и ещё меньше патронов» [50].

Несмотря на всё это, в августе 1915 года защитники крепости предпринимали героические усилия по её обороне, пока комендант Н.П. Бобырь не счёл продолжение сопротивления
бессмысленным.

Падение Новогеоргиевска стало пиком трагического «Великого отступления» русской армии в 1915 году. Все вышеперечисленные факторы подрыва обороноспособности крепости: нехватка артиллерии и вооружения вообще, транспортный кризис, недостаточная в ряде случаев компетентность командования и дефицит грамотных офицерских кадров — убеждают в закономерности этой военной катастрофы.

Крушение крепости отразило кризисную обстановку на фронте и состояние армии в целом, что заслуживает особого внимания со стороны специалистов, стремящихся разобраться в глубинных причинах «Великого отступления».

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Ludendorff E. Meine Kriegserinnerungen 1914-1918. Berlin, 1920. S. 120.
2 Абисогомян P. Роль русских военных деятелей в общественной и культурной жизни Эстонской республики 1920—1930-х гг. и их литературное наследие. Дис. ... магистра. Тарту, 2007. С. 136; Gatrell P. Russia's First World War: A Social d Economic History. Lnd., 2005. P. 20.
3 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 846. Оп. З. Ед. хр. 110. Л. 183.
4 Тимченко-Рубан Г. И. Новогеоргиевская крепость // Военная энциклопедия. Т. 17. М., 1914. С. 26.
5 Block I.S. Is war now impossible? Paris, 1898. P. 73; Lecomte F. Guerre d'Orient en 1876-1877. T. 1. Lausanne, 1877. P. 85.
6 Жуковский В.А. Полное собрание сочинений и писем: В 20 т. М., 1999. Т. 14. С. 193.
7 Наумов Г. В. Русские географические исследования Сибири в XIX - начале XX в. М., 1965. С. 121.
8 Редигер А.Ф. История моей жизни. Воспоминания военного министра: В 2 т. М., 1999. Т. 2. С. 144.
9 Деникин А. И. Старая армия. Офицеры. М., 2005. С. 367.
10 См., например: Высочайший приказ о чинах военных 17 июля 1914 г.; 19 июля 1914 г.; 1 августа 1914 г.
11 В этой связи не вполне объективным представляется тезис о Новогеоргиевске, как «артиллерийском музее», постулированный английским историком H. Стоуном и нашедший поддержку в отечественной литературе. См.: Stone N. The Eastern front, 1914-1917. Lnd., 1998. P. 55; Уткин А.И. Первая мировая война. М., 2001. С. 113.
12 Афганские уроки: Выводы для будущего в свете идейного наследия А.Е. Снесарева. М., 2003. С. 291.
13 Шихлинский А.А. Мои воспоминания. Баку, 1984. С. 112.
14 Sutherland R.J.M. (ed.) Structural Iron, 1750-1850. Aldershot, Hampshire; Brookfield, Vt, 1997. P. 361. В литературе советского периода встречаются иные даты утверждения проекта и постройки данного моста — соответственно 1844 и 1846 гг. См.: Коноров А.В. История строительной науки и техники. М., 1956. С. 41.
15 Marshall A. The Russian General Staff and Asia, 1800-1917. Lnd., 2006. P. 161.
16 Восточно-Прусская операция: Сборник документов. М., 1939. С. 50.
17 Бескровный Л. Г. Русская армия и флот в XIX веке. Военно-экономический потенциал
России. М., 1973. С. 407.
18 Цит. по: Алексеева-Борель В.М. Сорок лет в русской императорской армии: Генерал М.В. Алексеев. СПб., 2000. С. 247.
19 Зайончковский A.M. Мировая война 1914–1918 гг. Кампания 1914—1915 гг. М., 1938. Т. 1.С. 233.
20 Попов К. Воспоминания кавказского гренадера. 1914—1920 гг. Белград, 1925. С. 81.
21 Спиридович А.И. Великая война и Февральская революция 1914—1917 гг. Нью-Йорк, 1960-1962. С. 147.
22 Григорович И.К. Воспоминания бывшего морского министра. Кронштадт; М., 2005. С. 242.
23 Cohen C.G. Shtetl Finder Gazetter: Jewish Communities in the 19th and 20th Centuries in the Pale of Settlement of Russia and Poland, and in Lithuania, Latvia. Bowie, (Md.), 1989. P. 63, 64; Levin S., Orbach V. Encyclopedia of Jewish Communities — Poland: Vol. IV: Warsaw and District, Yad Vashem, 1989. P. 216.
24 РГВИА. Ф. 13139. Oп. 1.Д. 199. Л. 4.
25 Герасимов М.Н. Пробуждение. М., 1965. С. 44.
26 Цит. по: Глинка Ф. Письма русского офицера о Польше, Австрийских владениях, Пруссии и Франции, с подробным описанием Отечественной и заграничной войны с 1812 по 1814 год. М., 1870. С. 47.
27Николаи В. Секретное оружие кайзера // Воен.-истор. журнал. 1996. № 1. С. 64.
28 РГВИА. Ф. 400. Оп. 5. Д. 1265. Л. 69.
29 Миндлин А.Б. Проекты Объединённого вопросу // Вопросы истории. 2002. № 4. С. 19; Хаген фон М. Пределы реформ: национализм и русская императорская армия в 1874—1917 гг. // Отечественная история. 2004. № 5. С. 44.
30 Документы о преследовании евреев // Архив русской революции. Берлин, 1928. Т. 19. С. 247, 248; Из «Чёрной книги» российского еврейства: Материалы для истории войны 1914—1915 гг. // Еврейская старина. Пг., 1918. Т. X. С. 215; The Jews in the Eastern war zone. N.Y., 1916. P. 53; Pinson K.S. Essays on anti-Semitism. N.Y., 1946. P. 144.
31 РГВИА. Ф. 8389. Oп. 1. Д. 6. Л. 18.
32 Мелентъев М.М. Мой час и моё время: Кн. воспоминаний. СПб., 2001. С. 660.
33 Приказание Верховного главнокомандующего. 20 мая 1915 г. № 37.
34 Айрапетов О.Р. Генералы, либералы и предприниматели: работа на фронт и революцию 1907–1917. М., 2003. С. 69, 70; Соболев Г.Л. Тайна «немецкого золота». СПб., 2002. С. 19, 20; Fuller WC. The Foe Within: Fantasies of Treason and the End of Imperial Russia. Lnd., 2006. P. 134; Wilcox E.H. Russia's Ruin. N.Y., 1919. P. 74.
35 Шацилло К.Ф. «Дело» полковника Мясоедова // Вопросы истории. 1967. № 4. С. 112.
36 Колоницкий Б.И. Воин «старого времени»: образы великого князя Николая Николаевича в годы Первой мировой войны // Studia Russica Helsingiensia et Tartuensia X: «Век нынешний и век минувший»: культурная рефлексия прошедшей эпохи: В 2 ч. 4. II. Тарту: Tartu Ulikooli Kirjastus, 2006. С. 307.
37 Tropp E.A., Frenkei V.J., Chernin D.A. Alexander A. Friedmann: The Man who Made the Universe Expand. Cambridge, 1993. P. 75.
38 Andolenko S. Histoire de Гагтйе russe. Paris, 1967. P. 358.
39 Orlov V. Kauno tvirtoves istorija /1882—1915. Kaunas, 2007. S. 126.
40 РГВИА. Ф. 13139. On. 1.Д. 199. Л. 10.
41 В соответствии с отправленным за несколько дней до замыкания осады вокруг Новогеоргиевска донесением начальника штаба крепости генерал-майора Н.И. Глобачева начальнику штаба армий Северо-Западного фронта генерал-лейтенанту А.А. Гулевичу гарнизон насчитывал 1027 офицеров, 445 чиновников и врачей и 90 214 нижних чинов. См.: РГВИА. Ф. 2019. Оп. 1.Д. 65. Л. 51.
42 Standziak M. Modlin: obrona twierdzy w 1939 roku. Warszawa, 1970. S. 34.
43 Уткин А.И. Указ.соч. С. 194.
44 Керсновский А.А. История русской армии. М., 1994. Т. III. С. 297.
45 См., например: BestG.FA., Wheatcroft A. War, Economy and the Military Mind. Lnd., 1976. P. 116.
46 Keegan J. The First World War. N.Y., 2000. P. 230.
47 Палицын Ф.Ф. В штабе Северо-Западного фронта // Военный сборник общества ревнителей военных знаний. Кн. V Белград, 1924. С. 314.
48 Цит. по: Португальский P.M., Алексеев П.Д., Рунов В.А. Первая мировая в жизнеописаниях русских военачальников. М., 1994. С. 59.
49 Герасимов М.Н. Указ. соч. С. 47.
50 «Во имя честности, во имя любви к нашей дорогой России». Письма генерала М.В.Алексеева к сыну Николаю // Источник. 1997. № 3. С. 25.

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 7724
Статья очень интересная и содержит множество фактической информации, но на мой взгляд - тему она не раскрывает. Автор добросовестно пересказывает массу источников, более или менее достоверных, в том числе отражающих всякие слухи и сплетни, но на мой взгляд он просто тонет в мелочах, подробно разбирая второстепенные факторы, не уделяя вообще никакого внимания основным событиям, т.е. военным действиям, которые и привели к падению крепости, лишь вскользь упоминая о героических усилиях по ее обороне. 

А ведь без анализа хода боевых действий на самом деле понять, что конкретно привело к падению крепости невозможно, да и вообще - какие-либо военно-исторические выводы без анализа боевых действий наверно невозможны в принципе, но автор как-то исхитрился обойтись без него. Остается только удивляться слабому уровню научного редактирования в Военно-историческом журнале, но, честно говоря, наши нынешние официальные военные историки, сделавшие как раз недавно вывод о том, что в развязывании Второй мировой войны виновата прежде всего Польша, не удовлетворившая справедливые претензии Гитлера,  наверно уже никого и ни чем удивить не смогут.

Ну как можно было сделать вывод о том, что нехватка боезапаса оказала серьезное влияние на ход борьбы, которая продолжалась всего около недели? Неужели гарнизон так интенсивно сражался, что расстрелял его буквально за несколько дней? В чем, собственно, состояли героические усилия по обороне крепости? В чем именно проявилось низкое качество защищавших крепость войск? Какие факты свидетельствовали о некомпетентности коменданта крепости? 

В статье об это нет ни одного слова. А ведь эти простые и естественные вопросы должны были возникнуть у любого более или менее грамотного научного редактора, который был обязан задать их автору и потребовать переработать рукопись или повременить с ее публикацией. Тем не менее, этого не случилось и читатель после прочнтения этой, в целом, весьма интересной статьи останется однако в полном недоумении относительно заявленного в заголовке вопроса.

Автор путает понятия "крепость" и "цитадель", что в случае огромной фортовой крепости с двумя внешними поясами фортов и бастионной оградой приводит к курьезам. Так, на картинке, где дается скверно отсканенный план цитадели (ядра большой крепости), дается  подпись, что это крепость Новогеоргиевск, по состоянию на 1914 год. А в тексте статьи, где оценивается численность гарнизона указывается, что этого было мало для "обороны Цитадели", хотя реально для обороны Цитадели хватило нескольких энергичных офицеров (кстати, поляков), засевших на крыше оборонительной казармы с пулеметами, которые даже сумели отбить атаку немецких войск, нанеся им серьезные потери.

Фотографии на цветной вклейке дают представления только о старинный укреплениях Цитадели, но совершенно не дают представления о том, как выглядели собственно форты, где разворачивались основные события, хотя наверно их можно достаточно легко отыскать даже в Интернете.

Поскольку иллюстрации носят чисто "декоративный" характер и никак на понимание сути вопроса не влияют, мы их и не стали здесь приводить.

Автор "перелопатил" довольно много источников, но, к сожалению, не заметил главного труда по этой теме - статьи бывшего русского военного инженера и полковника Войска Польского Яна Ястржембского, который будучи непосредственным участником событий многое видел сам и по горячим следам  опросивший оказавшихся в Польше участников событий. Он сделал на эту тему серьезный доклад в Военно-научном обществе в Врашаве в 1926 г. и опубликовал его в журнале Сапер и инженер войсковый.  J. Jastrzebski. Obrona Modlina w 1915 // Saper i Inzynier Wojskowy. 1926. T. 6. S. 767.

Десять лет назад я внимательно проработал эту статью и ряд других польских источников и на основе этого материала прочитал лекцию на заседании военно-исторического клуба "Владивостокская крепость". И вот сейчас я смог разыскать конспект этой лекции и публикую его на этом Форуме для того, чтобы наш читатель, не получивший достаточно информации в обсуждаемой статье Ю.А. Бахурина, все таки смог выяснить для себя, а как же все происходило на самом деле.

Надеюсь, что этот конспект послужит хорошим дополнением к обсуждаемой статье.

========================================================================

КРЕПОСТЬ МОДЛИН В ПЕРВОЙ И ВТОРОЙ МИРОВЫХ ВОЙНАХ 11.03.1999

В 20-е годы военная наука молодого польского государства интенсивно изучала опыт прошедшей войны…

25 марта 1926 г. полковник инженер Ястржембский сделал доклад на заседании Фортификационной секции Общества Военных Знаний.

«Быть может, что Модлин был последней крепостью с замкнутым обводом, которая была взята штурмом. Не хочу этим утверждать, что наступит разоружение мира, а взятия крепостей больше не будет. Мир сам по себе несовершенен, поэтому до разоружения нигде не дойдет.

Хочу только утвердить, что эпоха крепостей с поясом фортов уж миновала. Ни может крепость устоять и долго себя защищать огнем современной артиллерии с расходом огромного количества боеприпасов, которые для этой цели должны быть в ней сосредоточены.

Сухопутные укрепления необходимы лишь в виде протяженных линий вдоль границ
», писал Людендорф.

Крепость Модлин на стыке Вислы и Буго-Нарева основана в 1806 г. Наполеоном на территории современной цитадели на месте бывших шведских и прусских укрепленных лагерей и переправ. Ее строили инженер генерал Проспер Шаслю-Лауба и генерал инженер Николас Хаксо при участии полковника Жана Батиста Мале («Ян Малецкий»). Крепость получила земляной бастионный фронт с равелинами за гласисом. С 1811 г. строительство ускорилось. Стали строить выдвинутые кронверки. До настоящего времени сохранился «кирпичный редут Наполеона» на будущем «Парижском фронте».

Оборона крепости в 1813 г. Гарнизон из частей польских, французских и вюртембергских – свыше 5 тыс. человек при 120 пушках. Осада крепости длилась с 5 февраля по 1 декабря 1813 г.

По занятии края русскими в крепости располагался постоянный гарнизон. Существовали еще польские национальные воинские части, во главе с бывшими наполеоновскими генералами. В Модлине проводились опыты с «конгревовыми ракетами» – будущий «сын купца» и генерал Константинов. Во время событий 1830 г. русские ушли из района Варшавы и Модлина. Великий князь Константин Николаевич при отходе заразился холерой и умер.
В крепости встал польский гарнизон из 7 тыс. человек и 70 орудий. Крепость капитулировала через 14 дней осады на условиях почетной капитуляции – гарнизон распущен по домам без какого-либо преследования.

После восстания 1830 г. – 1831 гг. крепость перестроили в 1835 – 1840 гг. и переименовали в Новогеоргиевск. Прежде всего соединили между собой французские кронверки и получили выдвинутую вперед главную позицию. Ее основу составили бастионные фронты – Парижский, Князя Варшавского, Бородинский, Святого Георгия, Полтавский и Остроленский. Перед фронтами – равелины за гласисами, фактически отдельные форты – идею подсмотрели у Шаслю. Они имели контрэскарповые фланкирующие постройки и горжевые капониры, фланкирующие промежутки.

На южной стороне за Вислой – Варшавский фронт и предмостное Новодворское укрепление. Равелины перед Цитаделью срыли, но один из них увеличили, построив люнет (башню) Ден, связанную потерной с бастионом. Оборонительная казарма с двумя капонирами. Авторы перестройки – генералы Ден и Фельдман. Рвы Цитадели фланкировались закрыто из казематов бастионов. В 1856 – 1858 г. построили слегка выдвинутый форт Остроленка для защиты железнодорожного моста.

К 80-м годам созрела идея укрепления линии Висла – Нарев в связи с планом войны против Германии и Австро-Венгрии, разрабатываемого Милютиным, Обручевым, Ванновским, Куропаткиным и др. Цель – защититься от более сильного противника – Германии непробиваемой линией укреплений и безнаказанно громить Австрию. Крепости – Варшава, Модлин, Иваногород, Ломжа и Осовец. Вторая линия – Брест, Гродно и Ковно.

Также сформировалась концепция Варшавского укрепленного района – стратегического треугольника – Варшава, Модлин, Зегрж.

В 1883 – 1888 гг. построили 8 артиллерийских фортов, а также перестроили форт Остроленка. Расстояние от фортов до центра крепости 2 – 5 км, с промежутками 5 – 6 км.
Форты основывались на типовом проекте 1879 г. Форма близкая к пятиугольной, двойной вал с высокими траверсами, капонир и полукапониры, казарма, горжевой капонир, убежища на валах и т. д. Кирпично – земляные. Контрэскарпы – кирпичные арочные стены Карно.

После появления данных Николаевских 1889 г. и Кронштадских опытов 1890 – 1894 гг. приняли решение о перестройке фортов в бетонные. Работы велись с 1894 по 1915 гг. Перестройка была кардинальнейшая. Уничтожали фланкирующие постройки во рвах и кирпичные контрэскарпы. Заменяли капонир на двойной кофр, а полукапониры отстраивали заново из бетона. Как правило, строили обводную контрэскарповую галерею из бетона с начатками контрминных галерей. Двойной вал уничтожался, делался единый вал меньшего размера, нежели старый артиллерийский, земляные траверсы срезались под уровень линии огня. Всю тяжелую артиллерию с фортов убирали, оставляли только противоштурмовую, для которой строили бетонные убежища. Старые горжевые капониры убирали и вместо них строили новые бетонные, которые также могли служить и промежуточными капонирами. Казармы усиливали бетоном, но это проделали не везде. Далеко не везде работу успели завершить. На форту № 4 не построили новых фланкирующих рвы построек, хотя разрушили старые. На форту № 5 не построили конрэскарповую галерею, хотя выходы из двойного кофра сделали именно с расчетом на нее и т. д. Перестройка была серьезнейшая, хотя в Бресте форты переделывали еще сильнее, зачастую возводя на старых фортах вместо валов бетонные бруствера с подбрустверной галереей.

С 1911 г. – новый этап развития крепости, создание нового пояса фортов ф. IX – XVIII и промежуточные укрепления 1 - 9. Модлин – «польский Порт-Артур». В 1912 г. бетонные работы, но проводили их не спешно, затем с 1913 г. работы ускорились и велись уже по инструкциям 1913 – 1914 гг. Работы вели сразу на широком фронте, так, чтобы в любой момент можно было вести на них бой. В первую очередь строились бруствера, убежища и барбеты, одновременно выкапывались рвы, затем кофры и промежуточные полукапониры и только в самую последнюю очередь – казармы. Эта последовательность отличалась от рекомендованной К. И. Величко, предлагавшего начать стротиельство с казарм. Конструкции – преимущественно по инструкциям 1913 и 1914 гг., с противооткольными плоскими покрытиями, толщины бетона на сводах достигали 4,5 метров, а напольных стен до 5 м. Конструкции, возведенные в сезон 1912 г. были слабее – толщины бетона порядка 2,5 метров на сводах и 2 метров на стенах и без противооткольной одежды, кроме арматурной сетки.

Форты были различных типов, преимущественно трапецеевидные форты Величко или треугольные форты Буйницкого. Были три группы (приложил лапу Буйницкий). Группы строились на направлении наиболее вероятной атаки. Голавицкая группа – форт № XIV по типу Величко и несколько меньших по размеру укреплений была выдвинута вглубь. Группа Царский дар – форт № XV + укрепление правое и укрепление левое, вытянута по фронту почти на 1400 метров и 250 м в глубину. Группа Янувек – старый форт № 4, приспособленный под «сродшанец», новый форт № XVII и опорный пункт № 9. Первоначально группу Янувек планировали оснастить батареями дальней борьбы, наподобие «Фесте», но по условиям местности этого делать не стали. Две другие группы изначально были прежде всего предназначены ближней борьбы. Форты имели очень небольшое командование, не более 3 метров, что при широких и очень пологих гласисах делало их труднозаметными, хотя обстрел с них был вполне приличный.

В военное время все достраивали по упрощенному проекту. Приммер – потерна с деревянным противоотколом и такой же кофр на 11 форту. Там три типа сводов – до 1913 года, плоский потолок с тавробимсами и плоский – с бревнами. Вместо броневых постов – легкие железобетонные будки, каменно-бутовые и дерево-земляные промежуточные капониры для пулеметов и легких пушек. В ряде случаев такие же кофры. В мобилизационный период строительство было дезорганизовано призывом специалистов, но довольно скоро все утряслось. В Гродно мобилизация переросла в панику – забрасывание котлованов цементом и бетономешалками.

Были возведены передовые позиции полевого типа. Из артиллерии, только четыре дальнобойных орудия – две 10-дюймовых береговые пушки и две 6-дюймовые пушки Канэ из Кронштадта.

Гарнизон:

Комендант - генерал от кавалерии Бобырь

Начальник инженеров и строитель крепости полковник Акимов – с января 1915 г. на фронте. Полковник Короткевич – до 17 августа 1915 г. В этот день Короткевич, военный инженер капитан Корзун, начальник северного участка обороны Худзинский и еще один офицер-сапер выехали на инспектирование работ на передовых позициях. Из-за незнания обстановки решили приехать в Закрочим по шоссе, которое проходило за пределами позиций, а не по грунтовой дороге. Нарвались на разведку немцев, все, кроме Корзуна были убиты. Немцы завладели полным комплектом планов крепости и ее укреплений. По гарнизону пошла легенда об измене мнженеров, которые передали все планы немцам. После этого начальником инженеров стал полковник Василенко.

Нач. штаба полковник Глобычев прибыл в крепость за два дня до начала ее обложения. Совершенно случайно оказалось, что он когда-то командовал полком, дислоцированном вблизи Модлина. Крепостной интендант застрелился в период мобилизации, крепостной врач умер и т. д.

Постоянный гарнизон – 2-я пехотная дивизия – ушел на фронт. Вместо него 24 батальона государственного ополчения из которых затем сформировали две дивизии – 114 и 119. За два месяца до обложения в крепость назначили кадровую 63-ю дивизию (16 батальонов) и «молодую» 58-ю (12 батальонов). Вместе с артиллерией и саперами 105 тыс. человек, а винтовок – 39 тыс., т. е. ополченцы были практически не вооружены. Пришлось использовать винтовки Бердана, японские карабины Арисака и т. д.

Настроение комфронта генерала Алексеева – «Не могу взять на себя ответственность за оставление крепости, строительство которой стоило таких трудов». На самом деле крепость свою задачу уже выполнила и в ее обороне большой нужды не было. Впоследствии Алексеев, напуганный сдачей Модлина приказал разорить Брест, который не был окружен, имел отличный гарнизон и волевого коменданта и более сильные укрепления, чтобы оборонять его «как полевую позицию», поскольку сдача крепости есть воинское преступление, а сдача полевой позиции – нет. Логика бюрократа.

У немцев пехоты (ландвер) и артиллерии не больше, чем у обороняющихся, но качество артиллерии было выше. Имелось девять 305-мм гаубиц и одна 420-мм гаубица. Командир осадного корпуса генерал Бесселер, известный взятием Антверпена. Немцы решили бить с северо-востока, вдоль железной дороги. Хотя там были наиболее сильные укрепления, немцы исходили из того, что по железной дороге проще подвезти артиллерию особой мощности и будет не нужно ее растаскивать слишком далеко от дорги. Также проще организовать снабжение боеприпасами. Русские оставили железную дорогу в полной исправности.

Немцы быстро вытолкали русских с передовых позиций 10 августа. Ополченцы сбежали в тыл и получили благодарность в приказе генерала Бобыря за успешный бой с превосходящими силами неприятеля, чем был сильно дезориентирован гарнизон. Немцы держали паузу несколько дней и 13 сентября после артподготовки начали наступление. Русская артиллерия успешно отбивала атаки немецкой пехоты, но ополченцы не желали воевать. Более того, их командиры не догадались попросить помощи от артиллерии, хотя та ждала целеуказаний, а командование и не подумало об организации какого-либо взаимодействия. Как только чуть стемнело свыше 4 тыс. защитников с линии окопов перед фортами сдались в плен и немцы могли начать атаку собственно укреплений. Интересно, что немецкой артиллерии не удалось разрушить ни окопы, ни заграждения, но удалось быстро сломить боевой дух обороняющихся.

Обороняющиеся совершенно не представляли себе важность борьбы за передовые позиции, чем ускорили падение крепости.

14-го августа немцы начали генеральную бомбардировку фортов XIV, XV и XVI и укрепления № 8. Наиболее интенсивный обстрел велся по форту № XVI и группе Царский дар. Бомбардировка длилась весь световой день. На укрепление № XIVа (кусок Голавицкой группы) попало два снаряда в относительно слабое убежище под бруствером. Лоб и свод убежища был из монолитного бетона, толщиной два метра, вход закрывался прямым сквозником. Один снаряд, упавший рядом с торцом сквозника вызвал сдвиг грунта и образовалась трещина, т. е. сквозник откололся. Другой снаряд разорвался в грунте перед напольной стеной. Массив бетона, длинной 6 метров сдвинулся на два с половиной сантиметра внутрь и отколося от свода и остальной стены. Убежище перестало быть безопасным. Других результатов немцы не добились и бетон до конца осады везде остался целым.

Немецкие атаки на группу Царский дар были безрезультатны, их встретил дружный огонь с валов, и кофров и полукапониров.

15-го августа немцы усилили обстрел и повторили атаку и вновь атака захлебнулась.

В ночь с 15 на 16 воспользовавшись туманом, немцы сумели окопаться вблизи всех сооружений Группы.

16-го после новой бомбардировки немцы утром начали атаку и отбили окоп в мертвом пространстве у правого укрепления группы Царский дар, где была мертвая зона, взяв в плен 150 его защитников. Батарея, стоявшая в лесу не могла поддержать обороняющихся, как она это делала в предыдущие дни, поскольку Бобырь не мог наладить подвоз снарядов на позиции. Солдаты, которым это поручали делать отгоняли грузовики со снарядами в сторону, но на позиции не ехали, а офицеров выделить в сопровождающие никто не «догадался». Бобырь не придал значение этому окопу, хотя инженеры и укрепили его хорошо препятствиями и обеспечили обстрел с соседних укреплений и со специально выделенной батареи. Комендант так и не понял, что это уязвимое место нужно защищать до конца.
Перед штурмом немцы вновь усилили артиллерийский огонь не считаясь с возможностью поразить своих. Воспользовавшись мертвым пространством 16-го числа немцы овладели бруствером укрепления XV-b и его гарнизон в количестве 500 человек, четырех пушек и 3 пулеметов сдался. Атака укрепления XV-а успеха не принесла, однако 17-го воспользовавшись ослаблением огня, поскольку Бобырь так и не прислал на позиции боеприпасы, немцы ворвались на укрепление с горжи. Небольшая часть гранизона заперлась в подбрустверной галерее и защищилась там примерно 16 – 18 часов, имея с крепостью телефонную связь. Бобырь послал 11 батальонов в контратаку на выручку, только после того, как немцы подорвав двери принудили его защитников к сдаче. Русские не смогли подняться в атаку и она не состоялась.

Ситуация не была безнадежна, поскольку немцы не могли двигаться дальше. Группа Царский Дар опиралась на лес, переплетенный колючей проволокой, окопами и т. д. и немцам пришлось штурмовать соседние укрепления – Голавицкую группу, форт № XVI и укрепление № 8. Везде их атаки были отбиты с громадным уроном, поскольку таких мертвых пространств, как у правого фланга группы Царский Дар там не было, а дух гарнизонов был высок. Обороняться можно было долго.

Тем не менее в ночь с 17 на 18 Бобырь приказал оставить весь атакованный участк главнго оборонительного рубежа и отойти на второлинейные, более слабые форты, что было просто безумием. Напрасно коменданты фортов требовали продлжать оброну – Бобырь был непреклонен. При отходе бросили всю тяжелую артиллерию, находившуюся позади главной линии обороны. Держались на линии фортов № XIII – II – III, но вскоре оставили и форт № XIII, причем на оставлении последнего форта настоял Бобырь, хотя гарнизон его настаивал на спртивлении.

Утром 19 августа немцы начали бомбардировать форты II и III. На форту № II взорвался склад с бензином. Пехота со смежных участков разбежалась и немцы смогли атаковать форты с горжи. Форты пали. Внутри цитадели царила плная дезорганизация. Приходилось защищаться не столько от немцев, сколько от собственных мародеров и паникеров, защиту периметра цитадели обеспечивали только два солдата и два офицера. Они даже сумели отбить первую атаку немцев, которые потеряли свыше 30 человек убитыми.

В 16 часов Бобырь капитулировал. Условия были самые унизительные. Запрещалось чего-либо портить, требовалось передать в полной сохранности все имущество, запасы, укрепления, обезвредить мины и фугасы, сдать документацию и т. д.

Немцы захватили на момент капитуляции 85 тыс. пленных (вероятно остальные сдались еще на передовых позициях), 1200 орудий и много снарядов и другого ценного имущества.

Главный вывод: фортификация тут совершенно ни причем. Катастрофа стала результатом полной неразберихи со стратегическим планированием перед войной, предопределившей общее поражение русских войск, неурядиц внутри крепости и было предвестником краха империи, в чем виноват был больше всего сам царь Николай, делает вывод полковник Ястржембский, причем не без боли за Россию.

В 1939 г. поляки приспособили для оброны только вторую линию. «Нужно, чтобы форты ожили». Это идеальные позиции ПТО. Между фортами построили доты. На момент полного окружения крепости в ней нахдилось около 20 тысяч человек. С севера немцы осбенно не напирали, т. к. боялись. Немцы атаковали с юга и востока, но успеха не добились, впрочем, особенно и не старались. 29 сентября крепость капитулировала. Свою роль крепость выполнила, прикрыв с севера Варшаву.

В настоящее время большинство фортов брошено. В Цитадели крупнейший в Польше воинский гарнизон.

Модлин – ценнейший памятник русского оборонительного зодчества.

« Последнее редактирование: 21 Октябрь 2009, 13:53 by Владимир Калинин »

Оффлайн Юрий Бахурин

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 7
    • "Российская Императорская Армия" Региментъ.Ру
Уважаемый Владимир, благодарю Вас за ценные замечания и поправки к тексту моей публикации - безусловно, в дальнейшем они будут учтены.
Со своей стороны хотел бы лишь пояснить причины отсутствия в тексте статьи ответов на поставленные Вами, вполне резонные вопросы:
"Неужели гарнизон так интенсивно сражался, что расстрелял их буквально за несколько дней? В чем, собственно, состояли героические усилия по обороне крепости? В чем именно проявилось низкое качество защищавших крепость войск? Какие факты свидетельствовали о некомпетентности коменданта крепости? "

В тексте статьи сам ход обороны крепости не рассматривался, поэтому фактология о "героических усилиях" заведомо осталась за её рамками. По остальным же моментам я был попросту лишен возможности подробно раскрыть их суть, т.к. в ином случае публикация разрослась бы в объёме до неприличия :)

Однако в конспекте Вашей лекции так же есть неоднозначные моменты. Ввиду нехватки времени (непосредственно в данный момент, т.к. пишу с работы :)), я обозначу буквально несколько оных.

Присутствуют ошибки в информации о персоналиях - в частности, начальник штаба крепости Н.И. Глобачев занял эту должность еще в мае 1915 г., в чине не полковника, а генерал-майора.

Далее - Вы указываете, что "Брест, который не был окружен, имел отличный гарнизон и волевого коменданта и более сильные укрепления", между тем мне в доступных источниках встречалась совершенно иная информация: например, в рапорте и.д. начальника штаба 3-й Кавказской казачьей дивизии подполковника Лазарева начальнику той же дивизии Лазарев указывает:
"Как бывшему старшему адъютанту оперативного отделения штаба 3-й армии, мне хорошо известно обще положение дел на фронте 3-й армии в период Брестских боёв. Задача армии состояла в прикрытии мобилизации и подготовке к обороне крепости Бреста, а по решении эвакуировать Брест – и в прикрытии эвакуации и Брест-Кобринского направления.
 Брест был к обороне совершенно не готов: фортификационные сооружения не закончены, артиллерия не пристреляна. Гарнизон не пополнен и не вооружён..."

[РГВИА. Ф.5168. Оп.1. Д.28. Л.4.]

Так же мне было бы небезынтересно узнать источник следующих сведений:
"немецкой артиллерии не удалось разрушить ни окопы, ни заграждения", так как по отложившихся в архиве свидетельствам капитана полевой артиллерии К.П. Лисынова, участвовавшего в обороне Новогеоргиевска и попавшего в плен, линия окопов была подготовлена скверно, работы велись медленно и даже отсутствовал в необходимом количестве шанцевый инструмент.
[РГВИА. Ф. 13139. Оп. 1. Д. 199. Л. 10об.]

Наряду с этим не факт, что и оборона аванпостов - фортов Зегржа, Дембе и Бельямина - могла быть осуществлена успешно. 22 июля  командованием 1 армии, находящейся на Нареве, было принято решение о подрыве фортов Зегржа, Дембе и Бельямин, однако нехватка пироксилина приводила к ситуациям, подобным обрисованной в донесении начальника штаба 1-й армии генерал-лейтенанта И.З. Одишелидзе: «Бельяминовский форт к уничтожению не подготовлен: сделаны расчеты, высверлены скважины, проложена сеть, но нет ни пироксилина, ни пороха, ни забивки». Для взрыва укреплений в Дембе войскам I Туркестанского корпуса, находившегося в арьергарде на позициях между Буго-Наревом и Вислой, было передано 500 пудов пироксилина вместо необходимых 800, однако и те распоряжением Одишелидзе были возвращены в крепость Новогеоргиевск; Зегрж вовсе не дождался взрывчатки.

Надеюсь, Вы не сочтете эти несколько обозначенных спорных нюансов за критиканство с моей, отнюдь не уязвленной критикой, а напротив - признательной за неё стороны. Как говорится, истина рождается в споре :)

С уважением,
Юрий.
Длись Вечно, Дикая Охота!..

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 7724
Юрий, я тоже не имею ничего против критики, но все же рекомендую впредь не реконструировать исторические события по отдельным отрывочным, вырванным из контекста случайным источникам.

Историк не должен "ползти" за отдельным источником, а должен анализировать их комплекс, оценивать большую или меньшую значимость каждого из них и т.д. Наверно Вас всей этой кухне хоть немного учили.

Итак по частным моментам.

Что касается Брест-Литовска, то штабным офицерам армии, которые не очень-то хотел брать на себя сдачу КРЕПОСТИ, что было воинским преступлением и хотели организовать обычное "оставление позиции" и они, естественно, намеренно преуменьшали силу крепости. Вы здесь, Юрий, немного "не в теме".

Брест был ОЧЕНЬ неплохо укреплен, особенно на Тереспольском т.е. на наиболее угрожаемом направлении, комендант, генерал Лайминг, был на высоте положения и хотел оборонять Брест именно как крепость, что по обстановке было бы полезным. Приказ об эвакуации запасов и уничтожении крепости подорвал всякую способность армейских войск к обороне очень важной "позиции", уничтожив запасы и изрядно покалечив город Лайминг отошел. После этого важный стратегический рубеж был оставлен.

По истории крепости Брест-Литовск существуют многочисленные работы Анатоля Вапа, Сергея Пивоварчика, других исследователей, серьезно проработавших тему в течение многих лет, и я склонен их выводам вполне доверять.

Что же касается передовых позиций Новогеоргиевска, то речь шла вообще-то о северо-восточном секторе крепости. А Зегрж, а также Дембе и Бениаминов находятся восточнее крепости, достаточно далеко от нее,  и никто как часть Новогеоргиевска их оборонять не собирался, тем более, что перечисленные Вами объекты в состав крепости не входили. Их оборона имела бы смысл только как оборона всего Варшавского укрепленного района, т.е. треугольника крепостей, а при решении защищать лишь один Новогеоргиевск, их оборона была бы бессмысленна. Для этого достаточно было бы просто взглянуть на карту. Соответственно Ваши данные о ситуации с Зегржем и приписанным к нему двум отдельным фортам к вопросу об обороне Новогеоргиевска отношения не имеют.

Военный инженер хорошо знавший крепость, безусловно, был более осведомлен о состоянии позиций и качестве их подготовки, чем артиллерийский капитан, крепости не знавший. В инженерном отношении Новогеоргиевск был оборудован весьма и весьма неплохо. Его форты я видел сам и неоднократно. Полковник Ястржембский, со статьей которого Вы так и не ознакомились, состояние крепости с инженерной точки зрения описал вполне нормально.

Что касается ограниченности объема статьи, то речь идет о том, что ее содержание не соответствует заголовку - придумали бы другой заголовок типа "О некоторых второстепенных моментах, несущественно повлиявших на длительность обороны Новогеоргиевска" или "Предварительные рассуждения к вопросу о некоторых причинах падения крепости Новогеоргиевск" и все было бы воспринято по другому. Вне зависимости от объема текста - выводы должны быть хоть как-то обоснованы, а не быть декларативными.
« Последнее редактирование: 21 Октябрь 2009, 16:48 by Владимир Калинин »

Оффлайн sezin

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2367
Действительно,статья из ВИЖ производит впечатление не совпадающей с названием.Если причина сдачи была  только в антисемитских настроениях гарнизона,то статья вполне достаточна.
Если автор желает описать состояние крепости и привести причины сдачи,то статья очень "недоуглублена".
Комендант Бобырь охарактеризован очень кратко и из его характеристики в статье неясно,как его качества влияли на оборону.
Гарнизон охарактеризован тоже кратко и недостаточно,ибо когда приводят список полков,это одно,а когда польский автор говорит,что дивизии сфомированы из ополченцев ,это уже понятнее.
Вопрос о снарядах решен только "по слухам".Артиллерия тоже не освещена.О укреплениях уже сказано ранее.
Теперь о источниках.Автор воспользовался по б.ч. истониками из открытого доступа (хотя можно было и привлечь Барсукова и Свечина).
Но ведь в городе Москве существуют архивы,в которых есть материалы о крепости, в том числе и о ее укреплениях и запасах снарядов. Откуда-то брал генерал Барсуков сведения о запасах снарядов в 1915 году.Конечно,ход осады не сильно освещен в документах,но имеется факт выхода нескольких инж.офицеров из крепости и их прорыв к своим.То есть они должны были написать отчет о участии в обороне.Сдача крепости должна была вызвать минимум оживленную переписку-было ли это неизбежно или кто-то виноват,а то и расследование.
Но всего этого мы не увидели. Может быть,автор переработает статью ,учтя замечания к ней.

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 7724
Ян Ястржембский был польским офицером только по воле случая, а вообще-то судя по тому, как написана им статья, он был прежде всего офицером русским и тяжело переживал крах родной страны.

Оффлайн Юрий Бахурин

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 7
    • "Российская Императорская Армия" Региментъ.Ру
for ув. sezin

>>Теперь о источниках.Автор воспользовался по б.ч. истониками из открытого доступа (хотя можно было и привлечь Барсукова и Свечина).

Барсукова и Свечина я бы к "источникам закрытого доступа" относить так же не стал ::) И по поводу объёма использованной библиографии - в своем дипломном исследовании о Новогеоргиевске, фрагментом коего статья и являлась, мной было использовано порядка 400 публикаций на 8 языках, кроме документов из РГВИА и 2-х частных собраний. Дабы не прослыть голословным, могу выслать Вам библиографию, где и Барсуков и Свечин - на своих законных местах...

>>Но ведь в городе Москве существуют архивы,в которых есть материалы о крепости, в том числе и о ее укреплениях и запасах снарядов. Откуда-то брал генерал Барсуков сведения о запасах снарядов в 1915 году.

Извольте!
В соответствии с донесением начальника штаба 1-й армии генерал-лейтенанта И.З. Одишелидзе к середине июля 1915 г. Новогеоргиевск был обеспечен следующим количеством боеприпасов:

 – «На 8-дюймовую пушку бомб 550, шрапнелей 100
 – На 8-дюймовую крепостную мортиру бомб 500, шрапнелей 100
 – На 6-дюймовую пушку 20-пудовую бомб 485, шрапнелей 225
 – 190-пудовую бомб 300, шрапнелей 20
 – 120-пудовую бомб 350, шрапнелей 200
 – 6-дюймовую крепостную гаубицу бомб нет, шрапнелей 315
 – 6-дюймовую крепостную мортиру бомб 600, шрапнелей 200
 – 6-дюймовую полевую мортиру бомб 600, шрапнелей 300
 – На 48-линейную скорострельную гаубицу бомб 450, шрапнелей 589
 – На 42-линейную пушку бомб 88, шрапнелей 137
 – На 3-дюймовую скорострельную пушку гранат нет, шрапнелей 187
 – На 57-миллиметровую канонерскую пушку бомб 100, светящихся ядер 160
 – На пулемет по 30000 патронов на один станок, ракет 35
 – В прикомандированном тяжелом пушечном дивизионе на 10-дюймовую пушку бомб 183, на 6-дюймовую пушку Кане бомб 279, шрапнелей 100
 – На 75-миллиметровую противоаэропланную пушку шрапнелей 135
 – В 58 дивизии на 3-дюймовую пушку снарядов 150
 – В 63 дивизии на 3-дюймовую пушку 155 шрапнелей и 26 гранат
 – В местных парках патронов винтовочных острых 1168300, револьверных 25620, пулеметных 256200, снарядов легких 12925, горных 1904 г. 2562, сорокавосьми-линейных 1909 г. 1704, 12 сантиметровых 1904 г. 3970, шестидюймовых 775 сорокадвух-линейных 397...».
[РГВИА. Ф.2019. Оп.1. Д.63. Л.316-317.]
За то, что в статью я этот документ не включил, прошу простить великодушнейше...

>>Конечно,ход осады не сильно освещен в документах
На самом деле освещен довольно неплохо. Копии оных документов в изрядном количестве имеются и у Вашего покорного слуги. Правда, сие не есть проблематика настоящей статьи...

>>Может быть,автор переработает статью ,учтя замечания к ней.
То, что переработаю - не исключено... То, что учту - непременно.

С уважением...
Длись Вечно, Дикая Охота!..

Оффлайн sezin

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2367
Юрий Бахурин
Пришел мой черед удивляться. Сведения у Вас есть,а Вы ими не пользуетесь.У Вас есть роскошный документ по обеспеченности боеприпасами,а Вы собираете высказывания людей о их запасах,и высказывания эти весьма расплывчатые.
А Вам всего -навсего нужно проанализировать документ, сравнить с табелями запасов и сравнить расход с Порт-Артурским.Тогда у Вас будет вывод.что Новогеоргиевск имел запасы в таком-то проценте к табельным. по опыту Порт-Артура запаса хватило бы на столько-то дней.А далее можете сказать что-нибудь про Алексеева,если цифра больно маленькая или про Бобыря,если процент пристойный и хватило бы на пару штурмов. ;D
Барсуков и Свечин мною отнесены -таки к открытому доступу.
Коли есть подробные описания осады,можно также немножко проанализировать.насколько нужны вообще упоминания антисемитских настроений. Если ополченцы кричали,что нас продали ИЗРАИЛЬТЯНЕ и в окопы не шли ,то это одно.А если им вообще умирать неохота было ? Ополченцы этим отличались(скажем и под Сарыкамышем,где антисемитизм никак не мешал).
По недостроенности укреплений -У Вас тоже есть возможность критически оценить,насколько критично были недостроены укрепления .

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 7724
Кстати, а что такое "На 57-миллиметровую канонерскую пушку бомб 100, светящихся ядер 160?

Канонерской пушки не бывает, пушка бывает капонирная!

Кстати, а с чего бы это фугасный снаряд для 57-мм пушки назван не гранатой, а бомбой, что для этого калибра неправильно? Это значит, что данные в этом документе "косячные".

6-дюймовые пушки Канэ и 10-дюймовые береговые  не упоминаются вообще. А ведь их привезли в крепость и установили явно не в августе.

Юрий, подучите немного крепостное и артиллерийское дело, чтобы подобных "ляпов", перетащенных их в спешке составленных документов у Вас не было.

Кстати, а куда делись шрапнели к 57-мм пушке, бывшие их ОСНОВНЫМ боезапасом? А таких пушек были многие десятки и ими потом оснащались немецкие танки и бронеавтомобили.

Ну не верю, чтобы в крепости, которая вооружалась этими орудиями с начала века не было шрапнелей! Значит документ не в полной мере отражает запасы крепостной артиллерии.

Так что качество этого документа в полной мере отражает штабную неразбериху.

Но даже если признать этот документ за полностью достоверный, к чему нет особых оснований, то на длительную осаду боезапаса было не так и много, но непосредственно на ход боевых действий это не повлияло. Просто солдаты отказывались подвозить боезапас на позиции, а Бобырь не принял каких-либо специальных мер, чтобы организовать эту доставку. Кроме того, данные по боезапасу не вполне достоверные, как мы видимо про "канонерскую пушку" и "бомбы" для 57-мм калибра.

А вообще - слишком сильно коллегу, написавшего интересную статью и предоставившего ее текст нам для обсуждения,  ругать не надо. Уверен, что все отмеченные недостатки - это "болезни роста" молодого исследователя и они со временем будут изжиты. Надо только немного подумать ему самому, как и для чего пишут научные работы, критически оценить с этой точки зрения, как свои работы, так и работы коллег, а также подучить артиллерийское и крепостное дело. И вот тогда уже наверно готовить какие-то более серьезные обобщающие работы  по Новогеоргиевску. Съездить бы ему еще туда на место с каким-либо отзывчивым польским коллегой, как это в свое время удалось мне самому - см. главку Новогеоргиевск в статье по этой ссылке http://rufort.info/index.php?topic=523.10   
« Последнее редактирование: 22 Октябрь 2009, 05:56 by Владимир Калинин »

Оффлайн sezin

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2367
Насчет канонерской пушки-это может быть не ошибка документа ,а дефект его "переработки".
А 57 мм бомбы съехали из соседней строки.