Автор Тема: Дискуссии о морской составляющей вооруженных сил СССР в межвоенный период.  (Прочитано 2598 раз)

Оффлайн Ivanoff

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2637
  • В фонд мира сдам мешок пустых бутылок!
Некоторые документы из старых постов интересного участника ЖЖ, по эволюции флота и береговой обороны в СССР. Посчитал что для "разных интересных мелочей" крупновато.
http://eugend.livejournal.com/8531.html

Цитировать
Р.-К.К.А., 1924-й: Флотофобы VS флотофилы
Ниже несколько документов касающихся дискуссии внутри руководства вооруженных сил СССР в 1924-25 гг. относительно места и роли флота, а также отрывок из книги С.Т. Минакова «Сталин и его маршал» на ту же тему.


1.
Тезисы доклада управляющего Военно-морской инспекцией ЦКК РКП(б) С. И. Гусева о военно-морском строительстве СССР

Не ранее 12 апреля 1924 г. Совершенно секретно.

I. Согласно докладу наморси от 12 апреля 1924 г., мы на Балтийском море вследствие окончания сроков службы к 1929 г. не будем иметь ни одной подводной лодки, к 1931 г. - ни одного эсминца, к 1932 г. - ни одного линкора. Срок службы четырех подводных лодок новейшей сборки (1921-1923 гг.) на Черном море заканчивается в 1934-1938 гг. По окончании этих сроков все эти суда хотя и могут еще плавать, но по непреодолимым техническим причинам теряют свои боевые качества и могут еще некоторый срок выполнять второстепенные и вспомогательные задачи (по преимуществу мирного характера, например, в качестве учебных судов).

II. Такое положение вынуждает теперь же поставить на срочное разрешение вопрос о нашем дальнейшем военно-морском строительстве, что невозможно без внесения полнейшей ясности в наши морские стратегические планы. Комиссия НК РКИ (т. Орехов, Жерве и Балтийский), производившая обследование морведа и Балтфлота, констатировала: 1) «отсутствие в высших органах СССР установившихся взглядов на значение и задачи Красного флота и вследствие этого отсутствие должной последовательности и планомерности в деле морской обороны республики» и 2) «неопределенное положение, какое занимают морские силы в ряду других средств обороны СССР».
До сих пор наши морские стратегические взгляды диктовались нам оставшимся от царизма наследством в виде наличного состава боевого флота - наследством, содержание которого нам стоило непомерно дорого и было явно не по карману, а также флотскими традициями, принесенными нам царскими морспецами. На этих взглядах лежал сильный отпечаток «веховских» веяний108 - стремление превратить Черное море и Балтику во внутренние русские моря. Эта морская политика стихийно выправлялась на советский лад простым отсутствием у нас денег для того, чтобы строить и содержать крупный военно-морской флот. Та же комиссия НК РКИ отмечает, что «отпуск кредитов морведу в тех размерах и в том порядке, как это имело место в течение последних двух лет, уже отозвался на состоянии Морских сил СССР и обслуживающих их
учреждений морведа самым гибельным образом».

III. В вопросах военно-морского строительства, особенно строительства линейных кораблей (дредноутов), после войны 1914-1918 гг. наметился значительный сдвиг в сторону отказа от постройки линейных кораблей. Хотя официально такая точка зрения не принята ни одним правительством, однако на деле в связи с решением Вашингтонской конференциит постройка линкоров ограничена с таким расчетом, что к 1942 г. число их во всех государствах не увеличится, а уменьшится. Постоянным останется только общий тоннаж линкоров каждой страны. Течение против линкоров идет со стороны части морских специалистов, а также представителей Воздухфлота. Это течение имеет в своей основе быстрое развитие авиации, которое все более и более ослабляет боевое значение морских сил. «Какой смысл затрачивать многие миллионы на постройку и содержание дредноута, - говорит начальник военной авиации С[еверо]-А[мериканских] Соединенных] Штатов генерал Митчелл, - если даже в море аэроплан одним удачным попаданием может пустить его ко дну». Противник этой точки зрения генерал Першинг, крупный военный авторитет, продолжающий считать линкор «основой морской силы и оплотом государства на море», заявляет, что «развитие противоазроп-ланной артиллерии и снабжение флота многочисленными истребителями, сопровождающими флот на авиаматках, ограничат (только ограничат) возможность атаки флота тяжелыми бомбовозами в открытом море». Но и генерал Першинг признает, что «при обороне побережья воздушные аппараты выказали весьма важные тактические и стратегические свойства, и при подобных операциях значительное количество воздушных сил может иметь решающее значение». Во Франции в морских кругах очень большим влиянием пользуется военно-морская доктрина так называемой молодой школы, которая признает линейный флот не оправдывающим потребных для его постройки и содержания средств и всецело стоит на стороне боевого соединения из вспомогательных боевых судов (крейсера, эсминцы, подлодки) и авиации. Длительная полемика по этому вопросу была и в Англии.

IV. Обе спорящие стороны - сторонники и противники линкоров - одинаково признают решающее значение авиации при обороне побережья.

V. По докладу морведа, для воспрепятствования прорыву линейного флота Антанты в Балтику, то есть для закрытия Бельтов и Зундов, СССР должен иметь 4 линкора, 2 авиаматки (огромные суда, стоящие не меньше линкора), 4 линейных крейсера, 8 легких крейсеров, 32 эсминца, 36 подлодок, 136 минных катеров, 4 подводных заградителя и 36 тральщиков. Для закрытия же Черного моря от прорывов Антанты через Босфор необходимо иметь 4 линкора, 4 легких крейсера, 32 эсминца, 24 подлодки, 136 быстроходных катеров, 4 подводных заградителя и 36 тральщиков-заградителей. К этому надо прибавить еще до тысячи (по расчету морведа) самолетов разного назначения. Стоимость этого огромного флота, мор-ведом не приведенная, составляет многие сотни миллионов и, вероятно, превышает три миллиарда золотых рублей.

VI. Расчет морведа направлен и исходит из глубоко ошибочного и совершенного фальшивого представления о том, будто Англия ради Бельтов или Босфора не рискнет своим флотом, который ей необходим против других врагов. Как раз наоборот: ни в коем случае империалистическая Англия не может допустить превращения Черного и Балтийского морей в замкнутые внутренние советские моря. Вся традиционная «проливная^ политика Англии и недавняя политика Керзона по вопросу о Босфоре - наилучшее неопровержимое доказательство этому. Поэтому Англия приложит все усилия к тому, чтобы прежде всего не допустить постройки сильного Черноморского и Балтийского флотов, а если это не удастся, то еще до окончания нами постройки прочно завладеть Босфором и Бельтами и увеличить свой флот (хотя бы союзом с Францией и Италией) до таких размеров, чтобы иметь достаточно сил и против нас, и против других врагов. В самом благоприятном для нас случае мы не можем рассчитывать на большее, чем кратковременное закрытие заливов, стратегическая ценность которого (кратковременное вынесение морской обороны вперед) весьма проблематична.

VII. Идея запереть Босфор и Бельты - одна из тех крайне заманчивых идей, избавиться от которых чрезвычайно трудно. Но именно потому-то и необходимо упорно и настойчиво разоблачать ее обманчивость, ее иллюзорность, ее невыполнимость, ее полную непосиль-ность для нас и ее крайне вредный и опасный характер, поскольку она, будучи унаследована нами от веховцев и приняв советское лицо, на деле накладывает через старых морспецов и находящихся под их влиянием моркоммунистов сменовеховскую печать на нашу морскую политику. Кажется таким «простым», «ясным», «естественным» запереть проливы, этим раз и навсегда обеспечить себя от морских нападений с юга и с запада и получить «господство» на Черном море и Балтике. Но на это надо более 3 млрд, что не ясно, не просто и не естественно только для сторонников великодержавной, империалистической России. Только в том случае, если бы нам удалось советизировать все или подавляющее большинство окружающих эти моря государств, включив их в СССР, господство СССР на Черном море и на Балтике было бы обеспечено. Но тогда для закрытия Босфора и Бельтов меньше всего потребовался бы флот. Показательный пример - неудача Галлиполийской операции англичан110.

VIII. Полная невыполнимость приведенной выше «нормальной» (так называет ее мор-вед) программы судостроения на Черном и Балтийском морях совершенно очевидна из того факта, что в ближайшие пять лет нам необходимо: а) создать не существующие у нас мобилизационные запасы (интендантско-вещевые и артиллерийско-инженерные) для развертывания армии во время войны и в этих целях значительно расширить существующие оружейные и патронные заводы и заново создать крупное производство ружей-пулеметов, б) заново поставить крупное производство авиамоторов и аэропланов, в) заново поставить производство химических средств борьбы. Поэтому никаких широких проектов военно-морского судостроения мы в настоящее время принять абсолютно не в состоянии.
IX. Сокращенный вариант морведа (приблизительно вдвое меньший, чем [указано] выше, флот на обоих морях), ставящий задачей на Балтийском море создание препятствия для прорыва линейным флотом противника «Гогландских узкостей», а на Черном - «установление блокады Босфора для воспрепятствования прорыву неприятельских кораблей и разрушение морской коммуникации противника» имеет все недостатки предыдущего (для нас безразлично, необходимо ли на судостроительную программу ближайших лет ассигновать 3 млрд или 1,5 млрд - ни то, ни другое мы дать ни в коем случае не можем) и ни одного из заманчивых (и обманчивых) достоинств его (проблематическое вынесение линии обороны к «Гогландским узкостям» на Балтике и еще более проблематическая блокада Босфора, тогда как во время империалистической войны весь наш Черноморский флот не мог держать в блокаде один лишь германский линейный крейсер «Гебем»).

X. Пятилетняя (1925-1929 бюджетные годы) судостроительная программа морведа, исчисленная в 199 986 тыс. довоенных руб., представляет большое приближение к сокращенному варианту, содержит те же составные части флота в несколько уменьшенном числе, но без авиаматок, то есть без возможности сопровождения флота авиацией при выходе к «Гогландским узкостям» и к Босфору, куда наши самолеты, базируясь соответственно на Кронштадт и на черноморские порты, вылетать не могут. Единственная задача, которую такой флот может на Балтике выполнить, - это запереть Финский залив и держать его на запоре, а на Черном море он может заниматься только охраной берегов, все время держа связь с береговой авиацией. Для обеих задач такой флот невероятно велик и дорог.

XI. Сравнительная «недороговизна» пятилетней программы («всего 300 млн довоенных руб., не считая морской авиации») отчасти объясняется тем, что вводимые в этот срок в строй линкоры, линейные крейсера и эсминцы типа «Новик» не будут построены заново, а либо достроены (часть из них готова на 50-60%), либо «восстановлены» из состояния долговременного хранения (на эту операцию морвед просит 30 млн руб.). Отчасти же эта «недороговизна» - самообман, так как в 1932 г. нам придется оба линкора на Балтике («Марат» и «Парижская Коммуна») заменять новыми. В докладе отсутствуют сведения о черноморском линкоре «Ган-гуг», но он, кажется, того же возраста, что и предыдущие два. Кроме того, дальнейшим неизбежным логическим итогом развития нашего военного судостроения будет постройка авиаматок, без которых Черноморский и Балтийский флот будут прикованы к берегам. Современный линкор стоит не менее 100 млн руб., авиаматка - столько же. Итого: только на линкоры и авиаматки во второе пятилетие - 500 млн руб. Таким образом, «недороговизна» первой пятилетней программы судостроения прикрывает чрезвычайную дороговизну второго и следующего пятилетий. Сменовеховский характер пятилетней программы строительства морведа раскрывается с достаточной ясностью. Попытка составить пятилетнюю программу содержит фальшь в своей основе. Ввиду долгих сроков службы линкоров и крейсеров (15-20 лет) программа должна охватывать не менее чем 20-летний период. (В Америке, Англии, Италии, Франции, Японии программа военного судостроения разработана до 1942 г.)

XII. Фальшивая «дешевизна» достройки оставленных нам царизмом полупостроенных крейсеров представляет очень опасный соблазн, ибо грозит нас втянуть через пятилетний план в «сокращенный», а через «сокращенный» - в «нормальный» (3 млрд). Необходима самая решительная борьба против этого соблазна.

XIII. На те 30 млн руб., которые потребны для достройки и восстановления линкоров, крейсеров и эсминцев (не считая тех сотен миллионов, которые потребовались бы для постройки трех линкоров и двух авиаматок между 1929 и 1934 гг.), можно за пять лет построить могучую морскую авиафлотилию, тесно увязав программу ее строительства с программой сухопутного авиастроения.

XIV. Все предыдущее подсказывает следующий основной вывод: в нашей морской политике необходимо сделать крутой поворот, самым категорическим образом отказавшись от подновленной сменовеховцами царистской идеи закрытия Черного и Балтийского моря и от вынесения морской обороны далеко вперед. Необходимо всю нашу морскую политику строить на ближней береговой обороне.

XV В целях перехода к новой морской политике необходимо:
А. Срочно образовать при РВС СССР особое совещание по разработке системы ближней береговой обороны путем сочетания морских, воздушных и сухопутных сил, дав ему точно определенный и непродолжительный срок работы.
Б. Коренным образом пересмотреть в тот же срок все программы нашего военного судостроения на следующих основаниях:
1) тесная увязка военного судостроения с мирным для максимального использования последнего в интересах береговой обороны;
2) решительный отказ от линкоров, крейсеров, крупных эсминцев и больших подводных лодок крейсерского типа («подводные крейсера») и выработка новых типов мелких недорогих судов, способных к очень быстрому, но короткому удару.
В. Разработать в тот же срок программу морского авиастроения.
Г. Предрешить одновременное превращение морведа в Главное управление береговой обороны.

РГАВМФ. Ф. р-1483. Оп. 2. Д. 7. Л. 88-95. Заверенная копия.



2.
Цитировать
Циркулярное письмо помощника начальника Штаба РККА М. Н. Тухачевского о сокращении программы строительства морского флота в связи с приоритетом сухопутных сил и авиации

25 апреля 1924 г. Совершенно секретно.

Начальнику Главоздухфлота, инспектору артиллерии, начальнику снабжений РККА, начальнику Артиллерийского управления, помначштабу РККА т. Шапошникову, копия наморса т. Панцержанскому

В связи с разработкой морведом программы строительства Морских сил зампред РВС СССР приказал мне подготовить материалы по вопросу о возможности сокращения морского флота. При условии, что морской флот будет играть роль только лишь береговой обороны, а не будет иметь задачи большого флота открытого моря, возможно было бы достигнуть значительной экономии в средствах, расходуемых ныне на морскую программу Штабом будет проработан возможный вариант такого сокращения, откуда и будет исчислена возможная экономия в бюджете. Имея в виду, что основными силами военной мощи Союза является армия сухопутная и воздушный флот, всю экономию можно было обратить на усиление техники того и другого.
Прошу подготовить материалы для разработки означенного вопроса, в частности: 1) выяснить возможности в развитии нашего производства в области артиллерии и авиации как в нашей промышленности, так и путем заказов за фаницей; 2) выяснить возможность постройки новых заводов для осуществления намеченной программы; 3) все эти возможности должны быть намечены в пятилетнюю программу; 4) в связи с намеченной строительной программой должен быть проработан вопрос подготовки личного состава, а также обеспечение всеми видами снабжения.

Первое заседание по этому вопросу назначается на 15 ч 30 апреля, на каковое прошу прислать Ваших представителей со всеми материалами. Весьма желательно Ваше личное участие.

Помначштаба РККА Тухачевский

РГАВМФ. Ф. р-1488. Оп. 2. Д. 7. Л. 112. Заверенная копия.


3.
Цитировать
Обращение третьего Всесоюзного совещания военных моряков-коммунистов в ЦК РКП (б), ЦКК и РВС СССР по вопросам строительства РККФ и принятая совещанием резолюция

4 июня 1924 г.

Сов. секретно</i>

Третье Всесоюзное совещание военных моряков-коммунистов, состоящее из представителей всех флотов и управлений Морского ведомства, рассмотрев тезисы тов. Гусева о военно-морском строительстве РККФ и ознакомившись с имевшими за последнее время место открытыми выступлениями на страницах советской печати работников Красной Армии по тому же вопросу, считает необходимым высказать свое мнение по этому поводу.

1. Отсутствие в высших органах Союза (в том числе и в РВС СССР) установившихся взглядов на значение и задачи Красного Флота и его место в системе вооруженных сил страны, а также крайне тяжелое положение морского военного флота СССР, главным образом в области финансирования его судостроительных планов, являются бесспорной истиной, неоднократно и в категорической форме изложенной за последние три года в постановлениях партконференций флотов и всероссийских партсовещаний военморов.

2. Что же касается критики тов. Гусевым стратегических планов Морского ведомства, то, не вдаваясь в слишком детальное ее расшифровывание, следует отметить явную ее бессодержательность и абстрактность. Морское ведомство, естественно, должно иметь несколько вариантов стратегических планов на отдельных морских театрах, рассчитанных, как на увеличение состава действующего флота, так и на имеющийся наличный состав боевых и вспомогательных кораблей. Отказ от составления этих стратегических планов или сосредоточение всего внимания целиком и исключительно только на одном варианте предрешили бы полную неподготовленность морских сил Союза к грядущим событиям, могущим всегда протекать вопреки предположениям т. Гусева. Однако, и в этом вопросе в то время как у соответствующих правительственных органов нет определенно установленного взгляда, флот имеет конкретный и построенный на максимальной экономии средств план, сходящийся в основном к практическому осуществлению пятилетней судостроительной программы. План строительства и судостроения Красного Флота на длительный период времени, как это предлагает тов. Гусев, конечно рассчитан быть не может, так как международная политическая и внутренняя экономическая обстановка отнюдь не может быть предопределена во всей точности и полноте на больший срок. Поэтому вместо отвлеченных теоретических рассуждений о 10-летиях, Морское ведомство строит свои расчеты на имеющихся судовых средствах, очередных реальных возможностях нашей промышленности и совершенно очевидных задачах по морской обороне Советского Союза.

3. Ссылки тов. Гусева на отказ иностранных капиталистических государств от постройки линейных кораблей и на признание ими преимуществ воздушного флота, подкрепленные мнениями отдельных иностранных генералов, далеко не исчерпывают этого сложного и, безусловно, спорного вопроса о морских вооружениях и даже в теоретической части нуждаются в тщательной проверке. Решать вопрос о дальнейшем строительстве Красного Флота на основании подобных отвлеченных рассуждений, не проверенных на практике, было бы непростительной и пагубной ошибкой для окруженной империалистическими державами рабоче-крестьянской страны.

4. Указание тов. Гусева на унаследование «нами» крайне вредной и иллюзорной идеи запереть Босфоры и Вольты, идеи, проводимой, по заявлению тов. Гусева, моркоммунистами, находящимися якобы под влиянием старых специалистов, вызывает, прежде всего, сомнение в том, насколько тов. Гусев осведомлен о подлинном состоянии партийной организации РККФ. Для того чтобы бросить партийному составу, находящемуся в рядах военных моряков, тяжкий упрек в проведении традиций царского флота и морской политики эпохи царизма, следовало бы, несомненно, ознакомиться с фактическим положением дел среди членов РКП (б) Красного Флота или хотя бы детально разобраться в материалах и данных, собранных комиссией ЦКК под председательством т. Орехова.

5. Выводы тов. Гусева фактически знаменуют собой ликвидацию морского флота, сводя его на нет и приковав раз и навсегда к берегу. Морская политика СССР тов. Гусевым аннулируется вовсе и заменяется политикой узкой береговой обороны.

Третье Всесоюзное совещание военморов-коммунистов, исходя из интересов действительной обороны морских границ и территории СССР и безусловного развития морскими путями экономических сношений с внешним миром, с полной определенностью высказывается против предлагаемого тов. Гусевым эксперимента над Красным Морским военным флотом, считает его тезисы ничем необоснованными и создающими лишь опасность развала Красного Флота. В противовес этим тезисам и выступлениям аналогичного характера некоторых товарищей, совещание выдвигает практические предложения об очередных задачах строительства Красного Флота, прилагаемые при сем, и настаивает на их практическом осуществлении. Попытки же ликвидировать Красный Флот, как глубоко ошибочные, должны быть партией решительно отвергнуты и осуждены.

От имени 3 Всесоюзного совещания военных моряков-коммунистов

Президиум:

Дуплицкий
Еремеев
Наумов
Зоф
Анохин
Настусевич


4.
Цитировать
Из протокола № 218 заседания расширенного пленума Реввоенсовета СССР по рассмотрению военно-морской программы

5 июня 1924 г. Совершенно секретно.

Слушали: 2. Военно-морская программа. (Тов. Панцержанский, Зоф, Домбровский, Анскин и Наумов,)
Постановили: 2. Реввоенсовет признает безусловно необходимым наличность перспективной программы развития морского флота, которому в будущих боях по охране республики ипо защите мировой революции предстоит играть крупнейшую роль. (Принято единогласно.)

3. Программа развития Военно-морских сил должна быть по необходимости строго сообразована с нынешним положением хозяйства, с общими нуждами государственной обороны и потому в ближайшие годы должна ограничиваться наиболее неотложными и необходимыми расходами. (Принято единогласно.)

4. Признать желательным рассмотреть наличную структуру и наличные расходы мор-веда с целью возможных сокращений и перенесения экономии от сокращения некоторой части текущих расходов на развитие материальной части флота.
5. Не включать в смету ближайшего бюджетного года статьи на закладку крупных надводных единиц.
6. Общую программу достройки и закладки отдельных судов рассмотреть еще раз вместе с представителями промышленности.

Председатель Реввоенсовета Союза Л. Троцкий Секретарь И. Медянцев

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 7. Л. 154-155. Подлинник; РГАВМФ. Ф. р-1483. Оп. 2. Д. 7. Л. 120. Заверенная копия.



Оффлайн Ivanoff

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2637
  • В фонд мира сдам мешок пустых бутылок!
Цитировать
Отрывок из книги С.Т. Минакова
«Сталин и его маршал»
Москва – Яуза – Эксмо, 2004 г.
Стр. 366-369

«Мы находимся в положении прямо противоположном Японии и Англии. Морскими операциями даже самых мощных мировых империалистов нельзя нарушить ни нашей экономической, ни политической целостности, У нас нет такой внутренней коммуникации, которой могли бы угрожать морские флоты противника,,, Морской флот (для СССР) играет чисто вспомогательную роль при выполнении наших операций, Сухопутная армия и Воздушный Флот — вот основные киты, на которых фактически зиждит-ся наша оборона страны»3. Вот концепция М, Тухачевского, В сущности, это был радикальный поворот в геостратегической ориентации: со времен Петра Великого Россия была определена «морской державой» и безуспешно пыталась бороться с Британией за «владение морем», обрести выход на морские просторы Средиземноморья и Атлантики.

Геостратегическая «континентальная» концепция М, Тухачевского определяла и иерархию «партнеров» и «противников» СССР и Красной Армии; во-первых, это «лимитрофы», — Польша, Румыния, страны Балтии, Финляндия и уже постольку, во-вторых, более серьезные противники, обеспечивающие поддержку «лимитрофам», — Великобритания и Франция, В качестве же потенциальных «друзей» и «союзников» М, Тухачевский видел Германию, с которой у СССР были общие аитипольские интересы, Италию и Венгрию.

В дискуссии, продолжавшейся с 1924 по 1928 г,, в качестве оппонирующей была выдвинута, в сущности, традиционная геостратегическая концепция (против которой выступал М, Тухачевский), являвшаяся частным проявлением концепции «владения морем». Она была разработана и выдвинута представителями русского морского Генерального штаба, оставшимися в рядах рККФ, — М, Петровым, Жерве, Н, Игнатьевым, Н, Власьевым, А, Тошаковым. Они получили определенную поддержку у командующего ВМС РККА Р, Муклевича, Эти видные представители морских сил Красной Армии выдвигали свои аргументы, также ссылаясь на военно-исторический опыт дореволюционной России, отстаивая концепцию, что СССР, как и раньше, это прежде всего морская держава, и делая из этого соответствующие выводы.

В частности, М, Петров справедливо указывал па фундаментальные стратегические просчеты российского политического и поенного руководства, начиная еще с первой половины XIX в., недооценивавшего стратегическую значимость «проливов» и Коп стантипоноля, в частности в период Первой мироной войны. М. Петров и его единомышленники утверждали, и не без основания, что главным противником в геостратегическом плане для России и СССР являлась и является Великобритания, «Задача утвердить влияние Англии на Балтике была для нее постоянной задачей», —-считал М. Петров.

В контексте геостратегических идей так называемой «старой школы», к которой принадлежали вышеперечисленные военно-морские специалисты, оставшиеся в Красном Флоте во главе с уже упомянутым выше профессором М, Петровым, задачи флота определялись стремлением на «океанский простор», «на широкие морские пути», А так как всеми выходами из русских вод владели другие государства, то нужно было эти выходы захватить.

Один из молодых военно-морских начальников Красного Флота, оппонент этих взглядов, назвал эту линию «активно-проливной», Поясняя взгляды сторонников «старой школы» — «владения морем», бывший военно-морской летчик А. Якимычев в 1928 г. констатировал, что «царская Россия, состоявшая в из-вестных договорных отношениях с Францией и Англией, готовилась к войне на море против турецкого флота и части германского флота» . Оппоненты сторонников «владения морем» из числа молодых флотских командиров, аргументируя свою позицию и потерей СССР большей части военно-морских портов на Балтике, и возросшей ролью военно-морской авиации и подводного флота, и скудостью экономических возможностей, но главное — «коренным изменением политики Советского государства» , поддерживали точку зрения М. Тухачевского и Штаба РККА. Они считали, что, в отличие от положения царской России, «Советское правительство вынуждено иметь военно-морскую силу исключительно для защиты завоеваний Октября, а не с целью агрессивных намерений, а также в числе своих вероятных противников имеет коалицию, возглавляемую государством, обладающим первоклассным надводным флотом...»3. Расставляя все точки над «1», сторонники «континентальной» геостратегической концепции (М. Тухачевский, из моряков — И. Лудри, К. Душенов, Кожанов и др.) считали, что «Советское государство переживает период «мирной передышки». Антисоветский блок, возглавляемый Англией, принимает все более и более отчетливые формы. В случае войны судьба Советского государства, а значит, и пролетарской революции, будет решаться на сухопутном фронте войны, следовательно, морское направление по отношению к сухопутному явится лишь вспомогательным».

Впрочем, дискуссия по проблеме геостратегической концепции — «континентальной» или «владения морем» — продолжалась с 1924 по 1928 г., поскольку в указанный промежуток времени Советское правительство и военное руководство не исключали возможности придерживаться перспектив (хотя бы отчасти) «владения морем». Имел место расчет на возвращение Францией большого надводного флота, уведенного врангелевскими адмиралами в 1920 г. в Бизерту. С этой целью туда был направлен Е. Беренс, однако несмотря на достигнутое в принципе соглашение, в конце концов пришли к выводу, что приобретение «готового» «линейного флота» устраняло бы необходимость затрат на его строительство, но было невыгодно в силу «старости» и в основном уже боевой непригодности этих кораблей бывшего императорского военно-морского флота России.

Таким образом, в мае 1928 г., после вышеупомянутой дискуссии в Штабе РККА, была принята за основу геостратегическая «континентальная» концепция М. Тухачевского.

Итак, указанная выше дискуссия выявила: военная элита СССР во второй половине 20-х годов, признавая своим главным потенциальным противником Великобританию, непосредственных своих противников видела в лимитрофах — Польше, Румынии, странах Балтии, Финляндии.



В изучаемый период времени, особенно с 1924—1925 гг., он [Свечин] был солидарен с М. Тухачевским и придерживался, как и последний, «континентальной» стратегической концепции. Он также отталкивался от опыта Первой мировой войны. Он мотивировал свою точку зрения также и теми соображениями, что наши флоты не имеют прямого выхода к крупным водным пространствам, что флот — оружие дорогое. Подобно М. Тухачевскому, но с более пространными экскурсом в историю недавней Первой мировой войны, А. Свечин считал, что русская армия «могла бы сравниться по технике с германской только в случае нашего отказа от постройки линейного флота; последний в условиях чрезвычайно невыгодного расположения русских портов в глубине оперативных задворок морей, лишенный надлежащего базирования, был обречен на бездействие. Однако после Цусимы и первой революции Мы вновь начали строить кораблики, что отвлекло крупную часть сумм, ассигнуемых на оборону, и еще более существенную часть нашей еще более слабой промышленности».

Оффлайн Ivanoff

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2637
  • В фонд мира сдам мешок пустых бутылок!
Цитировать
Доклад командования Морских Сил председателю РВС СССР М.В. Фрунзе о состоянии и перспективах развития РККФлота

№ 4022/с
15 июня 1925 г.

Секретно

5. О состоянии РККФ в текущем году

Согласно Вашего приказания представляется сжатый обзор по состоянию РККФ в его основных моментах.


Состояние по военно-морским специальностям следуюшее.

Артиллерия. Ремонтом материальная часть приведена на кораблях Морских Сил в удовлетворительное состояние.

Ощущается недостаток в запасных телах и установках. Мобзапас недостаточен, не хватает установок некоторых калибров для вооружения вводимых по мобилизации кораблей. Боезапас требует пересмотра. Загружены склады Кронпорта и разгрузка потребует постройки центральных складов.

Ощущается недостаток в инструментах и запасных частях. Технически артвооружение современно, но требуется усовершенствование по обороне от самолетов (см. таблицу № 3).



Остро чувствуется некомплект в артспециалистах комсостава — до 50 %. Пополнение дадут соединенные классы усовершенствования командиров РКК Флота.

Минное дело. Общие недостатки минного вооружения — несоответствие его современным требованиям тактики и недостаток по сравнению с потребностями флота.

Наличие исправных торпед удовлетворяет потребности флота только на 60%.

При вступлении в строй достраивающихся кораблей потребность еще более увеличится. Остро стоит вопрос с пополнением мобзапаса, в данное время отсутствующего (см. таблицу №8).

Отечественное производство торпед отсутствует. Необходимо создать производство торпед внутри Союза, в достаточном отдалении от границ. Разработаны задания и сделаны основные расчеты торпед увеличенных калибров для изготовления опытных образцов средствами отечественной промышленности.

Количество мин к октябрю [1925 г.] будет доведено до 9 000 б[ольших] м[ин] и 3 500 малых. Означенное число мин признается достаточным для обороны морских границ Союза, но мало для ведения войны. Принятые на вооружение мины образцов 1914 г. неудовлетворительны и несовременны.



Противолодочные сети: много полуфабрикатов, но недостаточно количество собранных. Отсутствует организация сетевого дела. В текущем году предполагается ремонт и оборудование барж для постановки сетей.

Остро чувствуется недостаток минспециалистов, особенно специалистов комсостава, недостаток в коих достигает 50—60 %. Устройство минного вооружения столь сложно, что после хорошей учебной подготовки требуется еще большой навык в обслуживании и использовании. Последнее достигается долголетней практикой, для чего необходимо создать условия, благоприятствующие продолжительной (сверхсрочной) службе специалистов.

Подводное дело. В Балтийском и Черном морях числится: в первом — 9 подлодок, во втором — 5. Указанные подлодки вступали в строй, начиная с 1915 г. По сроку службы их и по технической изношенности и устарелости с 1929 г. их следует последовательно исключать из списка флота. Устарелость заключается в малой скорости ухода под воду, в недостаточной глубине погружения и в ординарности корпуса, невозможности сопротивляться действию подводных взрывов и в малой надводной скорости.

Торпедное вооружение их не соответствует требованиям современной тактики. Единственный подводный заградитель также не современен.

Подлодки Балтийского моря хуже, чем лодки Черного моря, и принадлежат к русскому типу, более слабому по конструкции и более отсталому в тактическом отношении. В Черном море лодки также нельзя считать вполне отвечающими требованиями.

Связь. В текущем году этот род службы находился в состоянии переходном к новым формам организации на принципе полного объединения средств внешней связи и наблюдения в тактическом и техническом отношениях. Опыт дал хорошие результаты и новая организация утверждена.

Перевооружение радиоустановок на незатухающее колебание выполнена из-за недостатка сметных ассигнований лишь на кораблях Балтийского флота.

Проволочная связь с Ленинградом не обеспечена, а с южными постами обеспечена частично. Также недостаточна надежна проволочная связь Кавказского побережья.

Береговые радиостанции на все имеют современное оборудование, что затрудняет их оперативное использование. Минувшие маневры установили медленность радиопереговоров, обработки корреспонденции и негибкость организации шифров.

Процент некомплекта радиоспециалистов очень велик и достигает от 40 до 65 % (комсостава).

Авиация. Состояние военно-воздушных сил на Балтийском и Черном морях внушает серьезное опасение. Неоднократные доклады о неблагополучии этой области морской вооруженной силы подчеркивает необходимость срочных и решительных мероприятий, а именно: ускорение снабжения аппаратами, тактически удовлетворяющими флот, в связи с чем необходима закупка сильных моторов и опытных самолетов заграницей; перестройка плана развития авиации, введение корабельной авиации по типам, предусмотренным авиастроительной программой; регулярный отпуск ассигнований на оборудование и строительство: ангары имеются лишь на 50 % потребности, казарменное строительство в Черном море совершенно не обеспечено кредитами; комплектование личным составом морских отрядов; упорядочение вопроса снабжения; ускорение ремонта моторов, так как, например, в Черном море имеются только два самолета на отряд; оборудование ночного освещения аэродромов.

Вышеуказанными причинами затрудняется совместная работа авиации с флотом. Рациональный выход мыслится лишь в передаче морской авиации в подчинение РКК Флота.

Тактическая оценка. Приведенная выше общая характеристика основных видов оружия дает возможность дать следующую тактическую оценку судового состава.

Балтийское море. Два линейных корабля типа «Марат», несмотря на 10-летнюю давность со времени постройки, все же представляют единицы современного порядка, уступая последним типам линейных кораблей иностранных флотов, главным образом — в отношении бронирования, слабости противоаэропланной артиллерии и защиты от подводных взрывов. В целях поддержания их боевых качеств разработан план модернизации, предусматривающий усовершенствование центральной наводки, усиление крупной и противоаэропланной артиллерии, введение средств защиты от отравляющих веществ, установка параванов и полная модернизация приборов связи. Вся разработка модернизации на этих кораблях производится научно-техническими органами Раб. Крест. Краен. Флота.

Крейсер «Аврора» представляет собой в настоящее время совершенно устарелый тип и интересен лишь с учебной точки зрения.

Восемь однотипных эскадренных миноносцев типа «Новик», вошедших в строй в 1915-1917 гг., пережив тяжелые года после империалистической войны, значительно износились и не сохранили полностью тактические элементы, не будучи устаревшими по типу.

Подводные лодки, как уже говорилось выше, совершенно устарели и даже модернизация не улучшит их тактические свойства. Предполагаемая регенерация воздуха увеличит их срок пребывания под водой. Начиная с 1929-30 гг., они будут последовательно исключаться из состава боевого флота.

Минные заградители и тральщики представляют собою совершенно устаревшие суда, лишь случайно приспособленные для упомянутой службы.

Черное море. Крейсер «Коминтерн» постройки 1906-08 гг. в настоящее время тактически устарел. Эскадренные миноносцы числом 4, из них 2 однотипные с балтийскими миноносцами типа 1914г., вступили в строй лишь теперь и вполне соответствуют своему назначению. Два других миноносца совершенно устарели.

Пять подлодок Черного моря делятся на два типа, из которых одна лодка принадлежит Балтийскому [морю] и совершенно устарела, а 4 — к американскому [типу], являются судами более новой постройки, имеют лучшие тактические данные и могут быть использованы как активные лодки в операциях менее серьезного назначения. Так же, как и в Балтийском море, они требуют замены.

Три канонерские лодки принадлежат к судам полубоевым.

Тральщики представляют собой случайное скопление кораблей всевозможных типов из бывших коммерческих немореходных колесных пароходов.

Дальний Восток. Дальний Восток имеет в своем составе лишь два старых миноносца постройки 1906 г. и 2 сторожевых корабля — «Красный вымпел» и «Боровский», т. е. корабли, совершенно не имеющие боевого значения; [их] предположено передать погран. охране ОГПУ.

Амурская флотилия. Все канонерки, несмотря на свою сравнительную старость, все же по своим элементам вполне удовлетворяют своему назначению.

Каспийское море. Каспийский флот числит в своем составе 2 канонер. лодки и два миноносца старой постройки. По условиям театра данные корабли отвечают своему назначению и на них предусмотрено усиление артиллерии.

Б. Задачи и перспективы

Задачи флота настоящего состава. Необходимость в связи с политической обстановкой, в общем случае вести ближайшие расчеты на два основных варианта вероятных противников (первый — Б[олыная] Антанта, второй — М[алая] Антанта) и в результате оценки-степени подготовки и состояния флота, а также соотношения сил на каждом из морских театров, определяют следующие задачи.

Балтийский флот. 1-й вариант. Осуществление полного владения Финским заливом до меридиана о. Сескар и далее — спорного владения до меридиана Гельсингфорс, что должно обеспечить оборону Ленинграда и развитие операций против Финляндии и Эстонии. 2-й вариант. Полное владение Балтийским морем со всеми вытекающими отсюда последствиями в достижении военных и политических целей.

Черноморский флот. 1-й вариант. Осуществления спорного владения северо-западной частью Черного моря, что должно затруднить развитие морских операций противника в тылу действующей Красной Армии. 2-й вариант. Осуществление полного владения морем со всеми вытекающими отсюда последствиями в достижении военных и политических целей.

Соотношение сил, однако, показывает, что в случае участия в войне Турции или некоторого усиления флота Румынии, Красный флот сможет осуществить лишь условное владение морем.

Северный театр. На данном театре мы не располагаем реальной морской вооруженной силой и нашей задачей является создать по мобилизации путем использования всех средств театра возможно сильное боевое ядро для осуществления при войне на запад, морской обороны Архангельского района и тем препятствовать созданию северного фронта, как это имело место в 1918 г., который вынудил разделить силы Красной Армии.

Восточный театр. Каспийский флот имеет задачи поддерживать установившиеся на каспийском театре политическое и стратегическое положение СССР, флот настоящего состава с этой задачей полностью справится. В мирное время флот несет станционерную службу в персидских портах.

Дальне-Восточный флот. Задача — оборона дальневосточных морских границ СССР. Отсутствие реальной морской вооруженной силы у СССР на Японском море ограничивает выполнение задач морской обороны.

Владивостокский отряд в настоящем составе может выполнять лишь задачу охраны промыслов в мирное время. В период же военного времени он не представляет никакой боевой ценности, а потому мы вынуждены стратегически отступить от морского театра и перенести центр обороны на внутреннее водное пространство, для чего в мирное время содержится в боевой готовности Амурская флотилия. Основной задачей флотилии является: не допустить прохода противника (Япония) в Амур и обеспечить владение амурским бассейном, действуя согласованно с армией.

Кроме непосредственных задач на морских театрах, на РККФ возложены задачи формирования ряда речных флотилий, из которых в мирное время сформирована и содержится Западно-Двинская. Общая задача флотилии — содействие армии, владение речными бассейнами и уничтожение флотилий противника в случае их появления.

Выполнение задач, поставленных сухопутным командованием флотилиям, в общем возможна, однако, при крайне ограниченных средствах флота, развертывание флотилий и доведение их до состояния большой боеспособности при отсутствии специальных для этого ассигнований, является крайне обременительным для флота.

Изложенными задачами определяется оперативная ценность флота в настоящем его составе, однако, она не исчерпывает тех требований, которые морская вооруженная сила СССР должна выполнить.

Перспективы усиления и развития РККФ. В силу того, что корабли наши изнашиваются и боевая ценность их со временем падает, вероятные противники на морских театрах постепенно стремятся к созданию и усилению своих флотов.

Промышленное и экономическое состояние страны дают возможность начать новое судостроение и в силу необходимости не только поддержать соотношения сил на морских театрах, по которому Красный флот был бы не только сильнее флота всех вместе взятых государств данного театра, но и повышать задачи флота; [поэтому] является необходимым иметь определенные перспективы усиления РККФ.

Эти перспективы складываются из двух частей: 1) программы достройки и модернизации; 2) программы судостроения.

Выполнение программы достройки и модернизации обеспечивает намеченное соотношение сил на театрах, дает возможность флот настоящего состава поддерживать на высоте современного технического уровня и обеспечивает выполнение изложенных выше задач.

Судостроительная программа, представленная РВС СССР, предусматривает два варианта, соответственно нашим экономическим возможностям и состоянию промышленности Союза ССР. 1-й вариант — малая судостроительная программа, рассчитанная на 5 лет. 2-й вариант — большая судостроительная программа, осуществляемая полностью в 10 лет. Программы составлены лишь для Балтийского и Черного море таким образом, что малая является частью большой и выполнение ее способствует переходу к выполнению большой.

По выполнении судостроительных программ, обеспечивающих состав флота для [решения] поставленных максимальных задач на западных морских театрах, в зависимости от требований политической обстановки возможно приступить к созданию Дальневосточного флота в составе, обеспечивающем интересы разрешения дальневосточной проблемы.

Г. Гидрография, базы и порты

Деятельность Гидрографического управления по содержанию сети маяков и станций, а также по вопросам изданий по плаванию в настоящее время может считаться налаженной. Однако эта кажущаяся налаженность получается ценою истощения всех старых запасов. Имеемых ассигнований по гидрографии совершенно недостаточно для пополнения инвентаря. Необходимо учесть и обеспечить деятельность управления в соответствии с предстоящим 5-ти летним планом строительства.

Систематические гидрографические исследования прекращены и носят случайный характер в незначительном объеме, преимущественно на Севере.

Современный корабельный состав флота требует для поддержания его в полной исправности усиленного ухода и исправления дефектов путем своевременного ремонта.



Судоремонт средствами промышленности не удовлетворяет дешевизне продукции и качеству работы вследствие недогрузки и неналаженности производства. Также необходимо принять во внимание нерешенность вопроса с мобилизацией промышленности.

Задачи РККФлота превышают отпускаемые средства, а процент удовлетворения не превышает 50 % (см. таблицу № 6). Несмотря на все старания, госпромышленность не идет на понижение накладных процентов, но неналаженность портовых мастерских не дает возможность перенести на них полностью ремонт судов.

Порты имеют своей задачей ремонт кораблей и снабжение их, а также обслуживание береговых частей и учреждений флота. В связи с увеличением работ нельзя признать нормальным уменьшение аппарата управления и состава производственных предприятий. Необходимо увеличить число вольнонаемных сотрудников в портах Черного моря. Ремонт зданий портов не производился около 10 лет, если не считать текущей поддержки, в особенности это относится к складам боевых припасов. В текущем же году в связи с сокращением кредитов строительство еще более уменьшается (см. таблицу № 7).

Техническое оборудование мастерских требует значительного ремонта, т.к. помимо своей устарелости оно совершенно не отвечает своему назначению. РККФлот не располагает ни одним портом, способным ремонтировать турбинные корабли и подлодки.

Несмотря на все просьбы Штаба Флота, до сих пор скудность средств делает степень защиты портов против аэропланов крайне слабой. …

За начальника и комиссара Морских Сил РККФ Галкин
Врио начальника Штаба РККФ Васильев

РГВА. Ф. 4. Оп. 2. Д. 105. Л. 9—16 об. Подлинник.


6. Докладная записка начальника Оперативного управления Штаба РККА С.М. Белицкого начальнику Штаба РККА С.С. Каменеву о 5-летней программе строительства Морских сил РККФ

2 июля 1925 г.

Сов. секретно

Рассмотрение 5-ти летней программы строительства морского флота снова во всю величину поставили перед нами вопросы об оценке роли флота в общей схеме вооруженных сил Союза и об его ближайших задачах.

Основной план войны, предусматривающий концентрацию главных сил армии по обоим берегам р. Припяти, ставит наши фланги у Балтийского и Черного морей в трудное положение без помощи флота. Поэтому всякие ликвидаторские взгляды на роль флота в наших условиях должны быть осуждены. Мы обязаны иметь флот определенной силы и в зависимости от финансовых возможностей развивать и усиливать его.

Это усиление не должно идти в ущерб развитию сухопутной армии и воздушного флота, а должно, примерно, идти в следующей пропорции: если мы возьмем общую сумму на развитие вооруженных сил как 10 единиц, то на развитие сухопутной армии мы должны отпускать 7 единиц, на развитие воздушного флота — 2 единицы и на мор[ской] флот — 1 единицу". В противном случае развитие наших вооруженных сил пойдет неправильным путем. Таким решением мы ограничиваем в известной степени возможность развития нашего морского флота и потому необходимо с особой тщательностью наметить объекты расходования, ибо всякая наша ошибка будет с трудом затем исправлена, — так велики расходы по флоту, по каждой его боевой единице.

Мы совершенно сознательно оставляем в стороне второстепенные флоты и сосредоточим внимание настоящего доклада на 2-х основных флотах — Балтийском и Черноморском.

Задачи Балтийского флота сведутся к следующему: он должен активно оборонять Финский залив, препятствовать связи Финляндии с Эстонией, угрожать крейсерскими набегами сообщениям Польши с Антантой и господствовать в Ладожском озере. По мнению Оперативного управления, для этого достаточно иметь:

линкоров — 2
легких крейсеров — 2
эсминцев—12
надводных заградителей — 1
подводных заградителей — 3
подводных лодок — 12
минных катеров— 32
сторожевых катеров — 36
авиаматка — 1
мониторы — 2

Всякое дальнейшее развитие Балтийского флота сверх этого будет иметь объектов действия, ибо думать о господстве в Балтийском море нам сейчас еще рано. Морские политические и стратегические возможности в Балтийском море очень ограничены в современной политической конъюктуре. Наш флот будет оттеснен при всякой своей агрессивной политике обратно в Финский залив. Вряд ли мощный английский флот позволит нам проводить активные операции большого флота в морских водах около границ Германии. Это не исключает возможности наших крейсерских набегов и активности подводных лодок.

В гораздо большей степени вырисовываются возможности перед Черноморским флотом. Он должен быть настолько мощным, чтобы закрыть Босфорские проливы, воспрепятствовать соединению румынского и турецкого флотов, быть способным сразу уничтожить оба эти флота и, что самое главное, во время войны все время держать побережье Румынии под своим огнем и отдельными десантными операциями оттягивать значительные силы Румынии не менее 5—7 дивизий от совместных действий с польской армией*. Весь план нашей войны на суше упирается не в успехи Балтийского флота, а в то, удастся ли нам разгромить побережье Румынии и обеспечить развитие революционного движения на Балканах. Кроме того, мощный Черноморский флот обеспечивает нас со стороны Турции, где не исключенный приход прогрессистов к власти обозначает протяжку польско-румынского фронта до Эривани. Поэтому Оперативное управление считает необходимым Черное море в отношении отпуска средств и развития морского флота поставить на первое место по сравнению с Балтийским. Мы здесь к весне 1927 года обязаны иметь следующие силы:

линкор — 1
крейсера — 2
надводных заградителей — 1
подводных заградителей — 3
эсминцев— 8
подводных лодок— 16
минных катеров —16
стор. катеров — 36
авиаматок — 1

Мы можем приблизиться к этой программе, если переведем дредноут «Гангут» из Балтики и если Морвед серьезно возьмется за дело извлечения из воды затопленных лодок и миноносцев. Частично эта задача может быть разрешена возврашением Бизертской эскадры, что как реальный факт нами сейчас учтен быть не может.

Если Балтийский флот ограничен в своих возможностях, то Черноморский флот, оперирующий на грани между европейским и азиатским театрами военных действий, имеет безграничные возможности. Важно только, чтобы в этом вопросе мы исходили не только из сегодняшнего дня, но и из перспектив ближайшего политического будущего.

Вторая группа вопросов, связанная с рассмотрением морской программы, возникает у Оперативного управления в части последовательности расходования. Здесь мы должны исходить не из 1930-31 года, а из готовности к 1927-28 году. На первом месте должны быть поставлены достройка и модернизация имеющихся судов. Между тем 5-тилетка Морведа даже не предусматривает ремонта Бизертской эскадры и сумм, необходимых для поднятия и ремонта затопленных в Черном море подлодок и эсминцев".

Мы должны иметь твердую гарантию, что к 1927-28 году мы будем иметь хотя бы небольшой, но вполне законченный современный флот. Будет малоутешительно, если мы в ближайшие 3 года будем иметь много кораблей, только заложенных на верфях, и вместе с тем ложащихся тяжелым бременем на наш финансовый бюджет.

Новое строительство надо ограничить строгими рамками. Если кризис 1927-28 года пройдет без вооруженного столкновения, то мы всегда успеем после 1928 года настолько развить наше новое судостроение, чтобы не потерять в 1930-32 гг. боеспособности основного ядра флота. Разброска средств и внимания для ближайших 2-3 лет не является целесообразной.

Таким образом, в области практических предложений у нас больше расхождений с Штабом РККФ нет, но необходимо выровнять их линию и направить их работу, исходя из общих для всей страны оперативных предположений Штаба РККА.

Испрашивается: по изложеному Ваше указание.

Начальник Оперативного управления Белицкий РГВА. Ф. 33988. Оп. 2. Д. 649. Л. 48-51. Подлинник.