Автор Тема: Оборонительные рубежи 1941 года под Ярославлем  (Прочитано 39089 раз)

Оффлайн gistory

  • Модератор
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2277
    • История с Географией
Конечно антинаучно, но увидел из окна автобуса и потом нашел на карте:

Уж больно похоже
http://wikimapia.org/#lat=57.5138406&lon=39.8041534&z=14&l=1&m=b

Опирается с одной стороны на реку Которость, другой на реку Волга

Вот еще подозрительное место
http://wikimapia.org/#lat=57.4003293&lon=39.6787548&z=15&l=1&m=b

Широкое шоссе конечно новое, а вот дорога которая его пересекает скорее всего была давно.

PS Спрашивал экскурсовода про оборонительные рубежи Ярославля, но тот ничего не смог сказать, хотя город знает очень очень хорошо. Единственное рассказал про "бункер Сталина" недалеко от города в санатории Красный Холм. http://gulo.by.ru/yarosl.html и http://www.rg.ru/2004/10/19/stavka-stalina.html
« Последнее редактирование: 27 Мая 2011, 23:27 от gistory »

Оффлайн gistory

  • Модератор
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2277
    • История с Географией
Первая попытка положить на карту описания рубежей в Ярославской области.


Оффлайн gistory

  • Модератор
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2277
    • История с Географией
Позже привяжу все это к электронной карте, а пока покажу кусочек возле (южнее) Углича. У села Маймеры линия обороны поворачивала к Ростову и шла скорее всего вдоль реки Устье. На ее берегах по карте видны характерные зигзаги ПТР.

А вот у самого села Маймеры видна вот такая картинка "высохшие канавы" шириной 5 метров.



Также есть интересные "ямы" глубиной до 2х метров и курганчик такой же высоты.
« Последнее редактирование: 30 Мая 2011, 00:06 от gistory »

Оффлайн vvv

  • Full Member
  • ***
  • Сообщений: 203
В первые дни войны для обороны города было создано ополчение, куда записались добровольцами 40 тысяч человек. На предприятиях, в учреждениях и учебных заведениях начали изучать стрелковое оружие, тактику ведения уличных боев. Осенью 1941 года между Ростовом и Переславлем 210 тысяч ярославцев построили более 100 километров противотанковых рвов, тысячи дзотов и дотов.
Источник: http://yarreg.ru/2011/11/20256/

Оффлайн gistory

  • Модератор
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2277
    • История с Географией
Частью повтор, но частью и новое в частности подтверждение про сборные ж/б ДОТы в Мышкине.
кстати в том источнике использованы мои карты )))
http://my.mail.ru/community/vseowar./4B5F8E582F7152A5.html

30 сентября 1941 года началась битва за Москву, 20 октября в столице было введено осадное положение. Возникла реальная угроза прорыва немецких частей со стороны Калинина не только в тыл нашим обороняющимся войскам, но и на территорию Ярославской области – и захвата ряда важных стратегических объектов, в частности Рыбинской ГЭС. По решению Ставки 24 октября 41-го были созданы чрезвычайные органы власти – Ярославский и Рыбинский городские комитеты обороны, перед которыми была поставлена задача возвести оборонительные укрепления на территории Ярославской области до конца января 1942 года.

Ярославский пояс укреплений состоял из двух рубежей: Северо-восточного и Юго-западного. Северо-восточный проходил от деревни Прислонь по восточному берегу Рыбинского водохранилища через Пошехонье--Володарск, Рыбинск и далее по левому берегу Волги через Тутаев, Ярославль и Кострому до деревни Серково. Юго¬-западный рубеж шел по правому берегу Волги от Рыбинского водохранилища через города Мышкин и Углич, деревню Гребенево, отходил на юго¬-восток к деревне Львы и далее через озеро Неро выходил на деревню Горки.

Работа по созданию оборонительных сооружений была поручена управлению «Волгострой», возводившему плотину ГЭС под Рыбинском. Непосредственно строительством руководил начальник «Волгостроя» Владимир Дмитриевич Журин, а общее руководство всеми работами было возложено на командующего 3-й сапёрной армией (чьё формирование началось в Московском военном округе в середине октября) Яков Давыдович Раппопорт. Изначально на строительстве было занято всего 13 бетономешалок, 43 транспортера, один экскаватор и два насоса с механическим приводом, а тем не менее был получен приказ наладить выпуск бетонных противотанковых надолбов, металлических «ежей», железобетонных колпаков для пулеметных гнезд.

Большую часть транспортных средств составляли лошади, а основным инструментом были ломы, кувалды и лопаты. К концу октября строительством занималось порядка 105 тысяч человек, к 8 ноября строителей стало 120 тысяч. А к 30 ноября на всех объектах работало 174 036 человек и 70 процентов всей рабочей силы составляли женщины. Первоначально, согласно черновой схемы оборонительного кольца, дважды опоясавшего Ярославль, предполагалось вести работы на всём протяжении линии обороны, но уже в начале ноября, по предложению командующего 28-й резервной армии генерала И.В.Тюленева, работы были сосредоточены на важнейших направлениях предполагаемого наступления противника, там и началось сооружение глубинных батальонных районов.

Первостепенное значение в возведении оборонительных сооружений придавалось Юго-западному участку проходившему по правому берегу реки Волги. Но два форпоста его были вынесены на левый берег. Первый – для охраны железнодорожного моста у станции Волга. Там был создан предмостный оборонительный рубеж. Всю систему обороны моста опоясывал противотанковый ров длиной около семи километров. Начинался ров у железной дороги в 350 метрах от вокзала. Отсюда он уходил к берегам Волги: на севере до деревни Торхово и на юге – у деревни Зиновская, Мышкинского района. Южный сектор обороны, наиболее доступный для прохода вражеских танков, укреплялся усиленно. На этом участке все дороги, ведущие к реке, перекрывались противотанковыми «ежами». Перед деревней Заря между железной дорогой и ручьём был вырыт второй ров. Возможный подъезд закрыли «ежами» и железобетонными надолбами. У деревни Коплино на высоком берегу ручья и на западной окраине деревни Петровское, были возведены железобетонные огневые точки с амбразурами в сторону железнодорожной станции. На самой станции, рядом с вокзалом, в выемках железнодорожной насыпи были подготовлены дзоты, а так же землянки и траншеи связывающие их. Обочины просёлочных дорог, проложенные к вокзалу от деревень Большая Шиловка и Малая Шиловка, перекрывались рядами надолб. На случай необходимости полного перекрытия дорог рядом лежали дополнительные «ежи».

Северный участок предмостного района укреплялся меньше южного, поскольку берег реки, от села Сменцева до железнодорожного моста, высокий и обрывистый являлся естественной преградой для танков. От авианалётов мост охранялся 4-мя батареями 362-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона (по 3-4 орудия в батарее). Одна батарея стояла у деревни Гладышево, а другая – между деревнями Коплино, Починок, Папоротная. В деревне Заря на крыше одного из домов, на башне шерстопрядильной фабрики и к западу от неё среди сосен у железной дороги (Харламов хутор) на помосте стояли спаренные зенитные пулемёты. В поле за селом Петровским на 15-ти метровой металлической вышке размещался пост воздушного наблюдения, соединённый телефоном с зенитными батареями. Вторым левобережным укреплённым пунктом должен был стать город Мышкин. Населённый пункт опоясали противотанковый ров, система окопов полного профиля, блиндажи. На перекрёстках улиц были установлены доты, собранные из железобетонных балок заглубленных в землю. Из числа местных жителей – мужчин непризывного возраста и увечных был сформирован истребительный батальон, который регулярно прочёсывал окрестные леса для блокирования и поимки диверсантов и сбитых немецких лётчиков.

В районе Шалимовского болота началось обустройство базы для партизанского отряда, туда успели завести необходимое оборудование и продовольствие. Местные краеведы утверждают, что база охранялась до окончания войны.

30 января 1942 года задание ГКО по строительству оборонительных сооружений было выполнено. Уже 1 февраля командование управления оборонительных работ (УОР) рапортовало об этом обкому ВКП(б) и облисполкому. За три месяца строительства было возведено: 201,5 километров противотанковых препятствий, 1821 огневая точка, 248 командно¬-наблюдательных пунктов, 1076 землянок, 285 пулемётных дотов, 122 огневые точки для 45 мм пушек, 1322 железобетонных колпака для пулеметных гнезд, 154 пулеметных дзота, 8826 противотанковых «ежей». Кроме этого были устроены лесные завалы в количестве 204 единицы. Область готовилась к поистине Народной войне, со стороны возможного прорыва пехоты противника устраивали снежные валы и заготавливали колья коих было изготовлено – 91 000 штук! Воспользоваться, к счастью, всей этой линией обороны не пришлось и постепенно сооружения стали ветшать и приходить в негодность. К сожалению не все они дожили до наших дней. Но часть оборонительных линий ещё можно увидеть даже на картах.

Оффлайн gistory

  • Модератор
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2277
    • История с Географией
Можно кричать ура!  ;D
Все таки в Ярославле есть те, кто занимается историей оборонительных рубежей.
UPD Виталию Михайловичу 80 лет.
 

Там, где в наши дни детские горки, в войну круглосуточно строили заградукрепления
30 января исполняется 70 лет со дня окончания строительства оборонительных рубежей вокруг Ярославля [фото + видео]

Виталий Михайлович НАСОНОВ, Татьяна НАСОНОВА

Мало кто из жителей Ярославля, проезжая мимо Тверицкого бора в Заволжском районе, знает, что здесь, на месте детской площадки с горками, во время войны размещался штаб обороны города. Эти оборонительные рубежи ярославцы создавали в тяжелейших условиях. 70 лет назад, 30 января 1942 года, строительство заградительных укреплений было закончено. Давайте вспомним о тех далеких военных днях…
Своими силами
С 13 октября 1941 года на фронтах развернулись ожесточенные бои на всех оперативно важных направлениях, ведущих к Москве. Угроза вторжения гитлеровских войск нависла и над нашей областью. В эти дни она находилась от фронта в 8 - 10-часовом броске вражеских танков. По сути, стала прифронтовой.
14 октября в Кремль пригласили руководителей Ярославской, Ивановской и Горьковской областей. Было дано задание: в срочном порядке построить оборонительные рубежи вдоль Волги. Возведение сплошной линии обороны предусматривалось от Углича до Рыбинска, от Рыбинска до Костромы. Кроме того, сплошная линия обороны должна была соединить Углич с Ростовом и затем пройти через Гаврилов-Ям на Иваново.
Людей и материалов не выделялось. Все - своими силами. Руководство области в срочном порядке создало Управление оборонительных работ. Предстояло в считанные дни мобилизовать население, транспорт; найти стройматериалы, инструмент. Организовать хотя бы минимально необходимые бытовые условия и снабжение строителей продуктами, одеждой и обувью.
Круглосуточный режим
22 октября был создан Ярославский Государственный Комитет обороны (ГКО) под руководством Николая Патоличева. В этот же день решением облисполкома была введена обязательная платная трудовая и гужевая повинность для выполнения специальных работ.Всю трассу строительства оборонительных рубежей поделили на Полевые строительства (ПС), которые закреплялись за районами. Так, ПС-19 строил рубеж от Константиновского завода до поселка «Красный Профинтерн». Штаб этого ПС размещался в районе Филино.


Уже в конце октября на трассе работали 105 тысяч человек - учителя, служащие, студенты, старшеклассники, колхозники.
Фото: предоставлено Виталием НАСОНОВЫМ
Все руководящие работники были переведены на круглосуточный режим работы, ночевали в своих кабинетах.
Уже в конце октября на трассе работали 105 тысяч человек - учителя, служащие, студенты, старшеклассники, колхозники. Зачастую - женщины и подростки. Большинство из них впервые взялись за лопаты, ломы, кувалды и носилки. К 30 ноября на трассе уже работали 174036 человек.
Валенки худые
Все предприятия области по указанию ГКО стали работать на строителей. В кратчайшие сроки изготовили 205 тысяч лопат, 90 тысяч ломов, 46 тысяч металлических клиньев, 34 тысячи кувалд, 24 тысячи кирок… Многие предприятия в срочном порядке шили зимнюю одежду и обувь. Но всего этого не хватало, так как многие мобилизованные приходили на трассу в осенней одежде.
В первых числах ноября уже затрещали зимние морозы. Представьте себе: доходило до минус 30 градусов, а почти все земляные работы производились вручную! Грунт промерз очень глубоко. Лопаты, кувалды, топоры ломались как спички - а люди работали. Валенки и ватники моментально приходили в негодность. Везде организовали мастерские по починке обуви, но не хватало починочных материалов, особенно дратвы. Начальник ПС-17 Дубинский докладывал Ярославскому ГКО: «…В середине ноября… по Даниловскому району отремонтировано 1036 пар валенок и 544 пары другой обуви. Однако ряд рабочих все еще продолжают оставаться на трассе в плохой обуви и одежде. Мастерские из-за нехватки починочных материалов не справляются с заданиями, поэтому 156 человек имеют валенки худые и не пригодные к ремонту, у 424 рабочих валенки требуют ремонта, у 248 человек худая одежда…»


Фото: предоставлено Виталием НАСОНОВЫМ
Мобилизованные жили в окрестных селах. Здесь же создали столовые и медпункты, в которых работали 210 врачей. Доставлять материалы к месту строительства было неимоверно сложно - оборонительные рубежи в основном проходили по болотам и лесам. Снежные метели в считанные часы заносили дороги.
«При 32-градусных морозах, казалось, что земля превратилась в железо, и никакими силами ее не поднять, - писала выходившая тогда газета «За Родину». - Да, было трудно, варежки примерзали к железным ломам, холодный ветер пронизывал до костей, спина ныла от усталости, но надо было строить оборонительные рубежи, и люди строили».
«Я старалась, как можно больше захватить лопатой земли»
Читая выдержки газет, приходишь в ужас. Нам, городским, изнеженным, те условия жизни сейчас просто не представить…
Из той же «За Родину»:
«Рабочий день. Он начинался рано. Еще темно, а трасса уже оживает. Бригады занимают свои места на котлованах, раскидывают снег и еловые ветви, которыми с вечера закидывали котлованы и траншеи, чтобы не сильно промерзала земля. В некоторых местах к этому времени подрывники успели уже взрыхлить мерзлоту своими взрывами… В некоторых местах, где трасса проходила по лесу, впереди шли лесорубы и корчеватели пней. Поздно вечером заканчивается работа на трассе. Строители направляются домой в деревни… А в штабе собирались прорабы, десятники, бригадиры. Они обсуждали ход работы и намечали объемы работ на следующий день…»
Начальник третьего участка Воробейчик вспоминал: «В середине января свирепствовал ледяной северный ветер. На открытых местах температура приближалась к 41-му градусу ниже нуля. Откровенно говоря, утром я сомневался, выводить ли людей на трассу. Но сомнения мои были рассеяны самими строителями. Они дружно, еще раньше, чем обычно, вышли к сооружениям. Ведь отчетливо виднелись завершающие работы…»
Звеньевая Анна Строгалова в статье «Как я выработала более трех норм» рассказывает: «Меня часто спрашивают, как я выработала за день больше трех норм. Я обычно отвечаю, что и это не предел. В дот день, когда я дала 343% к норме, мы работали звеном в три человека. Я копала и выкидывала землю на бровку, а другие две девушки ее откидывали и разравнивали. Во время рабочего дня я дорожила каждой минутой, старалась, чтобы мои подруги были загружены работой полностью. У меня свой прием работы. Лопата у меня уходит в землю не только при помощи нажима ногой, но и всего корпуса. Я старалась как можно больше захватить лопатой земли и прямо с места, не делая лишних движений, с размаху выкидывала землю на бровку…»


И только высокие бугры напоминают о страшных днях…
Фото: предоставлено Виталием НАСОНОВЫМ
Где ловят карасиков…
И вот результат: за 80 зимних дней построено 201,5 км противотанковых препятствий, установлено 8826 противотанковых «ежей», тысячи огневых точек. Произведено 4323,6 тысячи кубометров земляных работ, 137 тысяч противопехотных препятствий.В поздравительном обращении к рабочим обкома партии и облисполкома говорилось: «…В осеннюю непогоду, в жесткие морозы и вьюги люди самоотверженно трудились на рубеже. Они защищали свой родной кров, счастье своих детей, свою свободу и независимость. Будни бойцов трудового фронта были наполнены подлинной героикой. Здесь тоже был фронт, все работали по-фронтовому, учась у бойцов Красной Армии мужеству, выносливости и стойкости…»
Сотни участников строительства были отмечены почетными грамотами и ценными подарками, а нескольким даже вручили именные золотые часы. Позже все участники строительства оборонительных рубежей были награждены медалями «За оборону Москвы» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».
Сейчас там, где лютой военной зимой люди работали на износ, тихое, спокойное место - в народе этот пятачок прозвали Карпаты. Здесь резвятся детишки, гуляют семьи… От Мышкина до станции «Волга» эти места просто называют карьерами, и в них ребятишки летом удочками ловят карасиков. Вниз по Волге от Рыбинска эти сооружения называют дамбами.
И только высокие бугры напоминают о страшных днях…
Подготовили: Виталий НАСОНОВ, почетный строитель России, Татьяна НАСОНОВА, заслуженный учитель России.
Материалы для статьи были предоставлены Центром документации новейшей истории и музеем фирмы «Ярстрой». http://www.yarstroy.com/info/about.html

Видео в конце статьи
http://kp.ru/daily/25823/2800675/
« Последнее редактирование: 16 Февраля 2012, 01:00 от gistory »

Оффлайн gistory

  • Модератор
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2277
    • История с Географией
Ярославский краеведческий форум - тема о войне

http://yarportal.ru/topic114583s0.html

Оффлайн gistory

  • Модератор
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2277
    • История с Географией
Сам человек военного поколения, Павел Андреевич не мог пройти мимо того, что связано с Великой Отечественной войной, и он, естественно, писал об этом: «Встаю на лыжи - и айда за околицу, иду рядом с окопом. Окопы? Не может быть! А они повсюду: на берегу Согожи-реки, по бечевнику водохранилища - доты, дзоты, рвы, надолбы… Оборонительный рубеж. Ждали врага, а он оступился. Его остановили по соседству, за водохранилищем, в Калининской области. Выстояла держава! Потому-то в обрушившихся окопах нет ни стреляных гильз, ни пробитых пулями касок, ни братских могил. Нынче многое стерлось в памяти, но многое и осталось. Живем спокойно под мирным небом. Все родное!»

http://www.goldring.ru/news/show/102467/

В тексте несколько раз упоминается поселок  Зубарево.
Это здесь - http://maps.yandex.ru/-/CNF1EM4G

Сугожа чуть восточнее, а рубеж действительно проходил по этой стороне водохранилища. Надо искать в Пошехонье

Оффлайн vvv

  • Full Member
  • ***
  • Сообщений: 203
Тайна «Карпат» в Тверицком бору     
 Автор: Татьяна ЕГОРОВА. Фото Анны ЛУКИНОЙ, Опубликовано: 18.05.2012 
Жители Заволжского района хорошо знают это место в Тверицком бору (фото 1). Его называют «Карпаты». Зимой ребятня катается со здешних склонов на санках, и никто не задумывается, откуда тут горки. Вся округа ведь плоская. Между тем перед нами одна из интереснейших точек города – остатки командного пункта № 1 (КП-1), построенного в самом начале войны для штаба по обороне Ярославля. Сверхсекретное сооружение в Тверицком бору появилось в декабре 1941 года. Строило его 3-е особое стройуправление треста «Моспромстрой» по проекту группы ярославских специалистов под руководством архитектора Сергея Васильевича Капачинского. Объект был рассчитан так, чтобы выдержать прямое попадание авиабомбы. К счастью, такого испытания на прочность не случилось. В 1947 году КП-1 был разобран.

В только что вышедшей книге В. М. и Т. В. Насоновых «Ярославские оборонительные рубежи» (Ярославль, 2012 г.) множество подобных малоизвестных, а часто и совсем неизвестных фактов времён войны. С течением времени они «утонули» в архивных залежах и ещё ждут своих исследователей. Виталий Михайлович и Татьяна Витальевна Насоновы стали одними из первых.

В числе трёх важнейших сооружений ярославских оборонительных рубежей кроме КП-1 был ещё так называемый объект № 27 – специальный командный пункт в районе дома отдыха «Красный холм». Легенды о нём живы до сих пор. Скрыть полностью факт строительства было нельзя, меры, предпринимаемые для обеспечения секретности, становились поводом для самых безудержных фантазий. Говорили, что это «бункер Сталина», кто-то «своими глазами» видел самолёты, вылетающие из-под высокого берега Волги. «Бункер» просуществовал всю войну и два послевоенных года. Вход в него был взорван только в 1947 году.

А вот что оказалось на самом деле. Это было действительно внушительное сооружение. Судя по сохранившимся документам, глубина его от поверхности земли до верхнего перекрытия составляла 27 метров. К нему вели подходные штольни, на глубине 23 метров были установлены защитно-герметичные двери. Строили его подразделения «Метростроя». Глубина заложения обеспечивала сохранность объекта от прямого попадания фугасных авиабомб весом до 1800 килограммов. Он был сдан в эксплуатацию в июле 1942 года.

И всё же вряд ли это предназначалось для высшего руководства страны. Авторы книги приводят перечень использованных стройматериалов, всё самое обычное, без намёка на какое-то особое обустройство: 3000 кубометров леса, 15 тонн гвоздей, 100 тонн швеллеров, несколько десятков тонн металлических изделий. Единственный «отделочный» материал – фанера.

Тем не менее значение краснохолмского «бункера» подчёркивалось в его официальном названии словом «специальный». Специальный командный пункт в «Красном холме» строился в соответствии с постановлением Государственного комитета обороны: судя по всему, исходя из местоположения города Ярославля как важнейшего пункта обороны на пути немецко-фашистских войск в случае сдачи Москвы.

Осень 1941 года стала смертельно опасной для столицы. 29 ноября гитлеровская армада прорвала фронт и двинулась по шоссе на Кубинку. Граница Ярославской области оказалась в 50 километрах от линии военных действий. В случае прорыва фронта севернее Москвы немецкие танки могли быть под Ярославлем уже через восемь-девять часов.

Третьим, а по значению, может быть, первым объектом, особо выделенным при строительстве наших оборонительных рубежей, стали сооружения вокруг Ярославля, на расстоянии 25 – 30 километров от него. Строительство всех основных окружных оборонительных сооружений (оно велось специально созданным для этого ярославским управлением с привлечением всех предприятий) было завершено в январе 1942 года. Но внутри города оно продолжалось ещё до конца года. В дополнение к кольцевой защите на всех въездных улицах города сооружались заградительные огневые точки. На улице Победы рядом с фирменным магазином ликёро-водочного завода в стене из кирпича старой кладки вплоть до 2000-х годов оставалось «окошко» дзота военных времён. Видимо, его строили шинники. К сожалению, оно не сохранилось, сейчас на этом месте частный гараж. Только резинокомбинату было предписано соорудить 22 огневые точки.

А ещё предприятия заготавливали колья для проволочных заграждений, сооружали бомбоубежища для населения. Многим жителям война запомнилась атаками фашистской авиации. Только в октябре 1941 года было более 100 налётов с сотнями погибших и раненых. Целили в мосты и предприятия. В Ярославле был построен обманный деревянный мост, дублирующий железнодорожный. Немцы «купились» и бомбили его дважды.

В Рыбинске бомбили моторостроительный завод и нефтебазу, в Ярославле – шинный, автозавод, СК, мельницу в Тверицах. Но половина всех бомб была сброшена на жилые дома.

Государственный комитет обороны поставил цель – вывезти из Ярославля и Рыбинска все важнейшие предприятия. От трамвайных путей, проходивших тогда по Совет­ской улице, были проложены рельсы через Красную площадь по Красному спуску к волжской пристани – на трамвайных платформах везли сюда демонтированное оборудование. Вместе с тем в книге приводятся выдержки из выступления секретаря обкома Николая Семёновича Патоличева, где есть ещё более страшные слова: «...Но надо быть готовыми и к тому, что, может быть, не всё удастся вывезти, может быть, противнику удастся вклиниться в наши районы, в нашу область, может быть, не удастся всех жителей вывезти на поездах, надо быть готовыми вывести их пешком...»

Директорам приказывалось продумать, куда пойдут люди, наметить места отдыха, мобилизовать народ для перевозки детей.

В ожидании худшего стали готовиться к партизанскому движению и подпольной работе. В области предполагалось создать 45 партизанских отрядов по 20 – 30 человек в каждом. Были построены землянки, определены места для хранения продуктов и оружия.

Ярославцы работали на строительстве окопов и рвов под Москвой и Ленинградом. Осенью 1941 года руководство Ярославской, Ивановской и Горьковской областей получило в Кремле схемы строительства своих оборонительных рубежей, разработанные Генеральным штабом. При этом нашей области было придано двенадцать военных специалистов. Всего. Остальное – сами.

Приказ гласил: соорудить сплошной заслон из противотанковых и противопехотных препятствий, построить многочисленные доты, дзоты, «ежи», завалы, окопы, блиндажи, наблюдательные и командные пункты, землянки. Сколько при этом земли пришлось переворошить, уму непостижимо. Противотанковая траншея, например, – это ров шириной шесть метров (по дну четыре) и глубиной три метра. А работали вручную.

Ко всему в первых числах ноября ударили настоящие зимние морозы. Это была беда. Многие землекопы оказались одеты не по погоде, одежда, обувь, даже лопаты, топоры, кувалды от тяжёлой работы быстро выходили из строя. Командирам участков пришлось открывать по деревням мастерские по их ремонту.

В документах, воспоминаниях удалось найти яркие подробности быта строителей укреплений. На огромной территории работали уже больше 150 тысяч человек. Не хватало всего. «Питались из общей бадьи, так как другой посуды не было. Не было и ложек – кашу размазывали на хлеб вроде бутербродов...».

Участились случаи невыхода на работу «по причине раздетости и разутости». Люди стали покидать стройку. С 3 декабря по 1 января самовольно ушли 420 человек. Сводки в Ярославский комитет обороны переполняла совсем вроде бы не военная тематика: «Мастерские по ремонту одежды и обуви не справляются с заданиями из-за нехватки починочных материалов», «156 человек имеют валенки худые и не пригодные к ремонту». Руководство области объявило сбор варежек, носков, портянок, шаровар, фуфаек. Были предприняты меры строжайшей ответственности за соблюдение дисциплины.

Но большинство строителей держались. «Помню, один юноша ходил в резиновых сапогах, и это почти в 40-градусные морозы. Так ему девушки отдавали шерстяные платки, чтобы он мог обернуть ими ноги». «При таких морозах, казалось, земля превратилась в железо, варежки примерзали к железным ломам...» А люди работали.

В результате было построено 201,5 км противотанковых препятствий (вспомните параметры танкового рва!), установлено 8826 противотанковых «ежей», сооружены тысячи огневых точек, 137 тысяч противопехотных препятствий и другие заслоны от врага.

В майские дни 1942 года руководство области направило представление на награждение правительственными наградами. В июне указом Президиума Верховного Совета СССР все участники строительства ярославских оборонительных рубежей были награждены медалями «За оборону Москвы» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

В числе отмеченных был и Владимир Дмитриевич Журин, начальник управления Оборонстроя, которое возводило оборонительные сооружения вокруг Ярославля – он получил золотые именные часы, которые потом считал самой высокой наградой в своей жизни. И это при том, что он ещё сделал на своём веку. При его участии и руководстве были построены Угличский и Рыбинский гидроузлы. Его знаменитая идея, связанная с Рыбинской ГЭС, достойна того, чтобы войти в историю Великой Отечественной войны. Он предложил недостроенные гидроузлы закрыть брезентом, прекратив строительство надземной части, и тем самым спас гидроузел от бомбардировок. Немцы не могли поверить, что станция без стен и крыши, в том виде, в каком её видела с воздуха фашистская разведка, может быть действующей.

Позже Журин с коллективом Волгостроя выехал на Урал, где были построены за два года Нижне-Тагильский металлургический завод и Широковская ГЭС. Затем вернулся в Рыбинск и возглавил работы по достройке гидроагрегатов, защитил докторскую диссертацию, работал в Москве, был награждён многими орденами и медалями. Но больше всего дорожил часами за строительство ярославских оборонительных сооружений.

Книжка заканчивается небольшой главкой, состоящей в основном из фотографий. На них сохранившиеся до сих пор следы тех самых оборонительных сооружений. «Карпаты» в Тверицком бору. Продолговатые узкие ямы в сосновом бору в районе деревни Вакарево, в которых знающие люди узнают очертания блиндажей и окопов. Бывшие противотанковые рвы в тутаевском левобережье. Между Мышкином и станцией Волга их называют карьерами или дамбами, но это тоже бывшие противотанковые рвы.

В деревне Деревеньки Рыбинского района по инициативе и на средства ветерана Ярославского нефтеперерабатывающего завода Александра Ивановича Суханова и бывшего работника Рыбинского треста № 16 В. А. Скальнова возведён памятник создателям ярославских оборонительных рубежей. Нельзя, чтобы такое забывалось.

http://yarcenter.ru/content/view/51782/170/

Оффлайн gistory

  • Модератор
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2277
    • История с Географией
Статья в Wikipedia Ярославская область в Великой Отечественной войне, которая включает раздел "Строительство оборонительных сооружений "с многочисленными ссылками вероятно какая то аккуратная копипаста.

Необходимо подробно изучить источники

кстати там пишут, что

на 9 декабря было поставлено 159, 2 тысяч погонных метров колючей проволоки, 5,4 тысячи противотанковых ежей, более 100 железобетонных комплектов для дотов


Строительство оборонительных сооружений[править | править исходный текст]
На прошедшем в середине октября 1941 года совещании у Сталина была поставлена задача до конца января 1942 года возвести в области укрепления — необходимо было предотвратить окружение Москвы с севера и захват Рыбинской ГЭС; в крайнем случае не дать противнику переправиться через Волгу.[2]:268—271[4][8]:21[12][13][5]:19[14]
Оборонительная линия была разделена на два участка. Юго-западный шёл по правому берегу Волги от Рыбинского водохранилища через Мышкин к Угличу; у деревни Гребенево рубеж поворачивал на юго-восток через Борисоглебский район к Ростову, а затем к деревне Гари на границе с Ивановской областью. Северо-восточный рубеж шёл от деревни Прислонь Пошехонского района по восточному берегу Рыбинского водохранилища через Пошехонье-Володарск и Рыбинск; далее он направлялся по левому берегу Волги через Тутаев, Ярославль, Кострому, село Красное до деревни Серково на границе с Горьковской областью. Дополнительные обводы планировалось возвести вокруг крупнейших городов — Рыбинска, Ярославля и Костромы, а также вокруг Ростова, Переславля-Залесского, Гаврилов-Яма и некоторых других населённых пунктов.[5]:19[14][2]:268—271
В Ярославской области было создано Управление оборонительных работ (УОР) Наркомата обороны, которому были подчинены Волгострой, Особое строительно-­монтажное управление № 3 и другие организации; строительство велось одновременно 12 производственными подразделениями. УОР возглавил начальник Волгостроя В. Д. Журин, общее руководство строительством осуществлял заместитель начальника Главоборонстроя НКВД СССР, командующий 3-й сапёрной армией Я. Д. Рапопорт, начальником политотдела был 2-й секретарь Ярославского обкома ВКП(б) А. Н. Ларионов.[5]:19[4][14][2]:268—271
Общая протяжённость рубежей составила 780 км. Предполагалось строительство сплошного заслона из противотанковых и противопехотных препятствий и мощной огневой завесы, а также отдельных оборонительных узлов в важнейших точках. Вначале на всём протяжении начались сооружение противотанковых препятствий и заготовка материалов для огневых точек. В ноябре, по предложению командующего 28-й резервной армией генерала И. В. Тюленева, работы были сосредоточены в важнейших местах — там, где, вероятно, стал бы наступать враг; в них велось сооружение глубинных батальонных районов. Боевые точки внутри батрайонов размещались так, чтобы в сторону противника на один погонный метр фронта приходилось не менее 5 пуль. Общая протяжённость заградительных сооружений составила около 1900 км.[5]:19[4][14][2]:268—271
Из партийно-советского аппарата на строительство поступили 2 тысячи человек. Руководство строительством осуществляли военные специалисты. С различных предприятий было привлечено 300 инженеров. В конце октября 1941 года в области была введена обязательная платная трудовая и гужевая повинность для выполнения специальных работ. Уже в конце октября на строительстве работало 105 тысяч человек из населения Ярославской области, 20 тысяч человек из Волгостроя, 15 тысяч человек из строительных организаций области, а также 30 тысяч человек из армейских строительных батальонов. На конец ноября было занято в сумме 174 тысячи, а к концу года — 210 тысяч человек.[2]:268—271[4] 74 % мобилизованных на строительство были сельскими жителями; до 70 % составляли женщины. Жили строители в основном километров за десять от места работ или в землянках. Питание горожан осуществляли организации общественного питания, а селян — колхозы.[5]:19, 22[2]:268—271
Важную организующую и воспитательную роль играла газета «За Родину», издававшаяся политотделом УОР тиражом 10—30 тысяч экземпляров. Изготовление необходимых для работ инструментов наладили 79 предприятий области и 39 машинно-тракторных станций: было изготовлено 205 тысяч лопат, 90 тысяч ломов, 24 тысячи тачечных колёс, 46 тысяч металлических клиньев, 34 тысячи кувалд, 24 тысячи кирок; многие организации передали на стройку одежду, на месте было организовано плетение лаптей. Предприятия области быстро освоили выпуск сборных железобетонных конструкций для дотов и колпаков-укрытий и др.: на 9 декабря было поставлено 159, 2 тысяч погонных метров колючей проволоки, 5,4 тысячи противотанковых ежей, более 100 железобетонных комплектов для дотов, несколько сотен кубометров леса для дзотов, блиндажей и землянок.[5]:22[14][2]:243—244, 268—271
Несмотря на то, что использовалось 7360 лошадей, несколько сотен тракторов, 200 грузовых и 15 легковых автомобилей, транспорта сильно не хватало. Земляные работы почти полностью велись вручную. Зимой морозы достигли 35—40 °C, сильно промёрз грунт. Чтобы справиться с ним, отогревали землю кострами, а затем откалывали куски (использовались также взрывы); чтобы предотвратить замерзание талого грунта, его рыхлили и прикрывали ветками, соломой и снегом. Работали звеньями: одни снимали корку мёрзлой земли, другие рыли до середины, третьи — до дна. Несмотря на тяжёлые условия, многие перевыполняли нормы в 2—3 раза, лидерами были бригады А. М. Иванова с Ростовского торфопредприятия и Е. Г. Дюковой со станции Нея, выполнявшие 4—4,5 нормы.[5]:22[14][2]:268—271
После успешного контрнаступления на Западном и Калининском фронтах в конце декабря 1941 года работы на северо-восточном рубеже от Рыбинска до границ с Горьковской областью были приостановлены при готовности наполовину; полностью были выстроены отдельные узлы на восточном берегу Рыбинского водохранилища и прикрытие Рыбинского гидроузла. Юго-западный рубеж был достроен полностью и сдан в срок 30 января 1942 года.[5]:22[4][14][2]:268—271 За 80 дней были построены 201,5 км противотанковых препятствий, установлено 8,8 тысячи противотанковых ежей, 285 пулемётных дотов, 122 огневые точки для 45-мм пушек, 1322 колпака, противотанковые рвы, ловушки, эскарпы, контрэскарпы протянулись на 142 км. Было построено 1076 землянок и 248 командно-наблюдательных пунктов. Произведённых земляных работ в 4323,6 тысячи м3 хватило бы на возведение двух плотин через Волгу. Кроме того, в городах жилые дома, административные здания, улицы, железнодорожные вокзалы и др. приспосабливались к длительной обороне; устанавливались зенитные орудия. На территории дома отдыха «Красный Холм» Ярославского района был сооружён тайный бункер для руководства области.[13]:156—175[2]:268—271
« Последнее редактирование: 13 Марта 2014, 12:57 от gistory »