Автор Тема: Подземная война. Тактика надземно-подземной обороны пехоты.  (Прочитано 26169 раз)

Оффлайн Ivanoff

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2485
  • В фонд мира сдам мешок пустых бутылок!
Попалась толковая статья, хотя и небесспорная местами в части анализа японского опыта второй мировой, ибо учитывалась только их борьба за острова. На мой взгляд, пограничные УРы японцев, строившиеся на границе с СССР, серьезно отличались от описанных в статье принципов.

В остальном статья представляется мне весьма полезной и в какой-то мере актуальной по нынешний день.

Ivanoff
________________________________

Андрей Маркин.

Подземная война. /Тактика наземно-подземной обороны./

«Солдат удачи» № 4-2009г.

Рубрика «Книга боевого опыта».

Продолжение. Начало в № 3-2009г.

ЛИНИЯ МАЖИНО

Беспомощность прочных убежищ против обычных наземных атак была подтверждена боями на Западном фронте в 1940 году. Примером тому может служить захват французского укрепления Ферте (ouvrage de la Ferte ) на «линии Мажино» немецкими войсками 18—19 мая 1940 года. Форт состоял из нескольких мощных бетонных укреплений, соединенных 270-метровой подземной галереей, находившейся на глубине примерно 24 метра.

На расстоянии 70 метров от укреплений находилось несколько рядов колючей проволоки. Гарнизон форта состоял из 107 человек. Форт был подвергнут артобстрелу в течение 40 минут из 259 орудий калибров 88, 100, 105, 150, 210 мм, который хотя и нанес ему некоторые повреждения, но они были несущественными. Однако местность перед фортом была превращена в лунный пейзаж с огромным количеством воронок.
После этого последовал 10-минутный обстрел амбразур и башен форта из 88-мм орудий прямой наводкой, одной из целей которого было выбить углубления в бетоне для последующей закладки в них взрывчатых веществ. Под прикрытием дымов, передвигаясь от воронки к воронке, немецкие саперы добрались до амбразур форта и приступили к их уничтожению. В образовавшиеся отверстия были закинуты дымовые шашки. Гарнизон форта задохнулся в подземной галерее. Инженерные сооружения, великолепно защищающие от артобстрела, пали жертвой достаточно стандартной пехотной тактики.





Кстати, немцы сами станут жертвой подобной тактики при высадке союзников в Нормандии в 1944 году при захвате позиций в районе Пон-дю-Хок (Pont du Hoc). Союзники «окопают» немецкие укрепления воронками от бомб и снарядов, что позволит американским солдатам, передвигаясь от воронки к воронке, минимизировать потери от огня немецких пулеметов. К тому же немецкие пулеметы были установлены практически на уровне земли, и выброшенная разрывами земля во многом закрыла их сектора обстрела.

Небольшой нюанс — при атаке по воронкам от разрывов следует учитывать, что в них некоторое время может оставаться угарный газ, образовавшийся после разрыва. Требуется немного подождать, пока газ не будет унесен ветром.

Конечно, можно сказать, что французов подвело отсутствие пехоты, находившейся на поверхности. Однако вряд ли ее наличие изменило бы результат боя.

Концентрированным огнем находившаяся на поверхности пехота была бы выбита или отсечена и подавлена. Вопрос с укрытием пехоты от концентрированного огня противника и быстрого вывода ее в окопы для отражения наземной атаки после прекращения вражеского  обстрела французами решен не был. Это довольно типичная ошибка для стороны, использовавшей доты: защищая гарнизон огневой точки метрами бетона, земли, бревен, почему-то полагают, что для пехоты, которая должна защищать огневое сооружение из открытых окопов, обычных блиндажей, и подбрустверных ниш будет достаточно.

ОКИНАВА

Несмотря на плохие результаты применения подземных убежищ в Европе, японцам в войне с американцами на тихоокеанском театре военных действий пришлось прибегнуть к их использованию. В боях за острова им нечем было парировать превосходство американцев в воздухе и в артиллерии (в том числе корабельной) — пришлось зарываться под землю.

Подземные сооружения японцев принципиально отличались от европейских убежищ Первой мировой войны тем, что вторые предназначались исключительно для укрытия личного состава от артобстрела и были лишь дополнением к обычной наземной полевой обороне, а первые — для непосредственного ведения огня по противнику через амбразуры и составляли основу обороны. Многие позиции на отделение или даже на два-три солдата были своего рода дотами, где вместо бетона от бомб и снарядов защищал известняк, из которого состоят холмы и горы Окинавы. Многие (хотя далеко не все) подземные позиции на уровне до батальона были соединены между собой подземными туннелями, что позволяло перемещать боеприпасы, выносить раненых, передавать команды, не выходя из-под земли. Командование японцев решило, что наземная оборона бесперспективна — американцы все равно все сооружения полевой обороны разрушат с воздуха или артиллерией. Наземные окопы, конечно, были, но основу обороны составляли не они, а подземные сооружения.







Первые атаки американцев на японскую оборону, проводившиеся по обычной схеме — пехотные цепи поднимались в атаку после массированного артобстрела позиций противника, — потерпели неудачу. Однако американцы вскоре перестроили тактику атак на японские позиции. После артобстрела, который отгонял японцев от амбразур, загоняя их поглубже под землю, небольшие группы американских солдат броском сближались с японскими подземными позициями на близкое расстояние от их амбразур и выходов. В качестве варианта действий американцы использовали скрытное просачивание через участки местности, закрытые от обстрела из амбразур японских подземных сооружений. Использовалось также ночное просачивание. К тому времени, когда японцы понимали, что артобстрел закончился, и возвращались к амбразурам, группы американских солдат находились уже недалеко от них в зоне, недоступной для обстрела из японских укрытий. Дальше схема действий была такой: пока одни с близкого расстояния вели огонь по амбразурам и выходам из подземных укрытий, не давая японцам ни стрелять, ни выйти на поверхность для контратаки, другие пробирались как можно ближе к атакуемой амбразуре.

Любимым приемом американцев было забраться чуть выше по склону и приближаться к амбразуре сверху вниз, будучи гарантированно защищенными от фронтального и косоприцельного огня из амбразуры. Сначала в проем бросали ручную гранату, чтобы заставить японских солдат отшатнуться от амбразуры, а вслед за ее разрывом американский солдат броском сближался с отверстием подземного сооружения и забрасывал как можно дальше внутрь подрывной заряд. При наличии ранцевого огнемета в амбразуру проводилось огнеметание. Иногда использовались бутылки с зажигательной смесью. Таким образом, будучи практически неуязвимыми для американской артиллерии и авиации, подземные сооружения японцев уничтожались наземными атаками накоротке.

Японцам во что бы то ни стало нужно было уничтожать американских пехотинцев, атакующих подземные сооружения. Для этого они стали оставлять на поверхности (в одиночных окопах) небольшие группы солдат, которые не имели права укрыться в подземных сооружениях даже во время жесточайших обстрелов. Их целью было замедлить приближение американских пехотинцев и дать время укрывшимся под землей занять огневые позиции у амбразур и выйти на поверхность для контратаки.
В конечном счете бои превратились в ожесточенные стычки между группами американской и японской пехоты за те клочки земли, которые были или стали в ходе обстрелов укрыты от огня из амбразур японских подземных сооружений и которые американцы могли использовать для сближения с японскими укрытиями. И здесь начали сказываться ошибки, допущенные японцами при планировании оборонительных действий и устройстве позиций.

Во-первых, намереваясь вести оборону в основном из-под земли, японцы не планировали выделять большое количество пехотинцев для наземных боев. В среднем только одна треть солдат участвовала в наземном противоборстве. Остальные две трети должны были занимать свои огневые позиции у амбразур подземных сооружений, чтобы поддерживать единую систему огня обороны. За рядом исключений в подземных сооружениях не было сделано никаких приготовлений для выхода контратакующих на поверхность: не были готовы помещения, где солдаты могли накапливаться для контратаки — они вынуждены были запруживать туннели, затрудняя поднос боеприпасов, вынос раненых и т.п. Не были также подготовлены безопасные и удобные выходы на поверхность. Вылезать зачастую приходилось по веревочным лестницам через вертикальные шахты, что не позволяло ввести в бой в короткие сроки большое количество солдат и быстро спрятаться в укрытие при отходе американской пехоты и возобновлении американцами артобстрела.

Во-вторых, отсутствовали подземные соединительные ходы в тыл и для связи с соседними подразделениями. Это позволяло американцам изолировать артогнем атакуемую позицию, не позволяя японцам подводить к ней резервы.
В результате на атакуемом участке американских пехотинцев всегда было значительно больше, чем японских солдат, что вело к постоянным проигрышам японцами боев на поверхности.

Наконец, японцы не наладили систему связи пехоты с артиллерией. В передовых пехотных подразделениях не только не было радиосвязи с артиллерией, но и даже более примитивные способы связи (посыльные, условные световые сигналы и т.п.) не планировались к применению. Все, что могла сделать довольно многочисленная японская артиллерия для защиты передовых подземных сооружений японцев, — открыть огонь по заранее запланированному рубежу безотносительно к тому, где находятся атакующие американцы. Защитить атакуемые американской пехотой подземные сооружения, обстреляв район их расположения, японская артиллерия не могла, несмотря на то, что эта тактика применялась японцами еще в 1943 году в боях на Новой Гвинее.

Для уничтожения американских танков, которые сильно облегчали атакующим задачу по разгрому обороны, японцам было необходимо обеспечить подход пехотинцев — истребителей танков в непосредственную близость к бронированным машинам. Однако

для этого требовалось отсечь танки от сопровождающей их пехоты. Японцы отмечали, что обстрел американских танков из минометов, безвредный для самих танков, как правило, заставлял их отступить — американские танкисты не хотели оставаться без пехотного прикрытия. Однако эффективно отсекать сопровождающую танки пехоту японцам по указанным выше причинам не удавалось.

Отметим, что еще один способ уничтожения амбразур подземных сооружений — стрельба прямой наводкой артиллерийскими орудиями с близкого расстояния — не получил на Окинаве большого распространения, хотя упоминания о применении этого способа американцами в боях за другие острова Тихого океана имеются.
Судьба подземных сооружений решалась в боях на поверхности. Как только американцам удавалось оседлать входы в подземные сооружения, судьба гарнизона была решена. Весьма нехитрыми методами — огнеметанием, закидыванием дымовых шашек, взрывных зарядов, заливанием бензина в воздуховоды и его поджиганием, заваливанием входов навесным бульдозерным оборудованием — подземный гарнизон обрекался на смерть.

Безусловно, случаи, когда отдельные участки японской обороны работали как часы, имели место. Огнем из подземных убежищ американская пехота сковывалась и отсекалась от путей отхода, интенсивным обстрелом из минометов зона в непосредственной близости от амбразур и выходов из подземных сооружений очищалась от американской пехоты, и большое количество японской пехоты выходило (в основном через выходы на обратном скате) из подземных убежищ и контратакой с близкого расстояния уничтожало американцев, после чего сразу укрывалось под землей.

Однако в целом система подземной обороны на Окинаве не смогла остановить американцев. Бои показали, что подземные сооружения выключают из боя большое количество солдат и сравнительно легко превращаются в смертельные ловушки для укрывшихся в них людей.

ВОЙНА В КОРЕЕ: И ВСЕ-ТАКИ ОНА РАБОТАЕТ

Почему же подземная оборона, имеющая многочисленные недостатки, выявленные в ходе двух мировых войн, «вдруг» стала удачно работать в Корее? Причем против американской армии, которая довела до совершенства приемы уничтожения подземной обороны японцев в ходе боев за острова в Тихом океане.

Сначала укажем, что, по большому счету, никаких принципиальных новшеств в устройстве подземных галерей в Корее, по сравнению с японскими подземными галереями, не было.

СКРЫТАЯ ОГНЕВАЯ ТОЧКА

Из интересных моментов можно разве что отметить использование выносных (скрытых) огневых точек. В сторону от основных траншей и галерей (в том числе вперед от траншей первой линии) делался подземный ход, который заканчивался амбразурой. За счет того, что позиция находилась в стороне и была незаметна, она прицельно не обстреливалась артогнем и не подвергалась бомбардировке атакующих. Это позволяло вести огонь по приближающейся американской пехоте, в то время как на основных оборонительных позициях 3 еще рвались американские бомбы и снаряды. Вынесенная вперед скрытая огневая точка могла открывать огонь неожиданно, нередко во фланг или даже в тыл атакующим, успевшим перейти ее и сблизиться с основными оборонительными позициями. В любом случае информация о приближении пехоты противника своевременно передавалась основным силам обороняющихся, что не позволяло противнику захватить позиции врасплох, не давая выйти на поверхность. Вынесенная огневая точка выполняла функцию перископа, который зачастую устанавливался на сооружениях долговременной фортификации, позволяя вести наблюдение за вражеской пехотой, несмотря на артподготовку противника.



ТАКТИКА

Главное — северокорейцам и китайцам удалось соединить подземный тип оборонительных сооружений с правильной тактикой их использования, избежав многих ранее допущенных ошибок.

Первоначально использовать подземные сооружения не предполагалось. Оборона планировалась обычная, наземная. Однако господство противника в воздухе и превосходство в артиллерии вынудило начать закапываться в землю и прокладывать подземные туннели. Вследствие того, что первоначально оборона строилась как исключительно наземная, подземные туннели рассматривались лишь средством усиления наземной обороны, а не ее заменителями. Сами туннели сначала возникли для того, чтобы соединить оборонительные позиции на переднем скате с обратным скатом, где войска могли переждать артподготовку противника, вместо того чтобы для той же цели вести ход сообщения через гребень возвышенности.

Читая американские источники, можно сделать вывод, что в Корее во многих случаях дальше подземных ходов сообщения туннельная система развития вообще не получала.
Кстати, такая разновидность обороны на обратном скате возвышенности (для ведения оборонительного боя пехота после артподготовки противника переходит на передний скат, а не остается на обратном) применялась в Европе, с той разницей, что позиции соединялись не туннелями, а наземными; траншеями, пусть даже перекрытыми.
Имеются данные, что в Корее в некоторых случаях применялась также оборона на обратном скате в чистом виде, то есть на переднем скате оборонительные позиции отсутствовали, на гребне располагались наблюдатели и корректировщики. Туннели же прокапывались до переднего ската тоже исключительно для скрытого наблюдения и корректировки огня, а гребень удерживался контратаками.

Впоследствии, когда китайские и северокорейские войска смогли массировать артогонь по американским позициям на передних скатах, американцы сами стали рекомендовать своим войскам использовать туннели для контроля переднего ската при обороне на обратном скате в чистом виде. А также прятать артиллерийские орудия под крышу дерево-земляных укреплений.

Впрочем, сведений о широком использовании американцами туннелей и подземных позиций для артиллерии не имеется.

К концу войны наземная оборона китайцев и северокорейцев обычно включала в себя две-три линии (яруса) наземных траншей на скатах высот и усиливалась оборонительными сооружениями, располагавшимися непосредственно на их вершинах.
Наземные траншеи по возможности укреплялись, многие ходы сообщения делались с перекрытиями из крупного хвороста, засыпанного сверху землей, что вместе с нагорными канавами защищало от напалма, между участками перекрытий оставлялись промежутки в 35—40 метров.

Устраивалось большое количество дзотов с перекрытиями из связанных бревен, земли и камней — до двух метров толщиной. Причем дзоты устраивались в складках местности, укрывавших их от фронтального обстрела, для ведения флангового и косоприцельного огня. Американцы признавались, что артиллерия могла уничтожить такой дзот только прямым попаданием 8-дюймовой гаубицы (203 мм), причем вероятность прямого попадания была крайне мала — 1 к 1.000.

В любом варианте ведения обороны, и это нужно подчеркнуть особо, северокорейцами и китайцами основная масса солдат выводилась для ведения боя с пехотой противника в траншеи на поверхность, во время же бомбардировок и артобстрелов китайцы и корейцы находились под землей.

Главная роль туннелей — даже не укрытие для солдат, а возможность осуществлять сообщение внутри позиции и с тылом, несмотря на обстрел. Рыть для этого приходилось очень много, но у войск появлялась «подземная мобильность» и, что, может быть, даже более важно, устойчивая связь с поддерживающими подразделениями. Нитка телефонного провода, проложенная в туннеле, не повреждалась в результате бомбардировок и артобстрелов. Но даже в ее отсутствие посыльные могли свободно перемещаться по туннелям, или можно было передавать сообщения свистками (горнами), или просто криком от одного солдата к другому.

Важным моментом было то, что выходы из туннелей вели в перекрытые сверху участки траншей, поэтому определить местоположение выходов для их обстрела американцам было сложно.

Американские бомбардировки и артобстрелы, безусловно, наносили многочисленные повреждения наземным инженерным сооружениям, но для отражения наземных атак их хватало. По возможности эти сооружения восстанавливали в перерывах между боями. Объем работ был колоссальным, но это неизбежная плата за превосходство противника в огневых средствах.

Огонь из пулеметов и легкого пехотного оружия китайцами и северокорейцами открывался в основном с близкого расстояния, когда близость американской пехоты мешала американской артиллерии и авиации обрабатывать огнем оборонительные позиции; даже артиллерия обороняющихся воздерживалась от открытия огня по противнику до тех пор, пока он не подходил на 400 метров к оборонительной позиции, чтобы избежать раннего обнаружения и контрбатарейного огня. Если американским пехотинцам удавалось приблизиться к дзотам на дистанцию одного рывка (около 20 метров), атака на оборонительные сооружения нередко останавливалась непрекращавшимся ливнем ручных гранат из наземных окопов, примыкавших к дзоту.
Справедливости ради следует отметить, что успешной обороне сильно способствовал гористый характер местности. Атака американцев шла вверх по склону, что очень замедляло продвижение и мешало американской пехоте вести огонь.

ОБСТРЕЛ СОБСТВЕННЫХ ПОЗИЦИЙ

Если американцам удавалось оседлать выходы или амбразуры подземных сооружений или захватить наземные траншеи, то следовал немедленный обстрел северокорейцами прилегающей местности из заранее пристрелянных орудий.

В основном это был огонь из минометов — их позиции были скрыты под землей. Подземная позиция для миномета требует не очень больших затрат времени на ее устройство, она малозаметна, таких позиций можно сделать много (в том числе запасных и ложных), подавить их противнику крайне сложно. Позднее, в ходе афганской войны, душманы будут устанавливать минометы в ямы, поливая землю водой и покрывая позицию мешковиной с продольной прорезью — так избегали поднятия пыли и скрывали сноп пламени при выстреле.

Минометы также устанавливали на обычных открытых позициях и просто разбирали и уносили под землю после отстрела запланированного количества мин, или как только начинался контрбатарейный огонь или бомбардировка противника.
Опорную плиту миномета бывало оставляли на поверхности, риск ее повреждения от артобстрела минимален — носить в укрытие и из укрытия нужно было только минометный ствол.



Отметим, что немцы в ходе осады Ленинграда с аналогичными целями выкапывали ровик на минометной позиции, куда прятали минометный ствол, а сами укрывались в блиндаже.

Под землю также зарывали и большие артиллерийские орудия. Так, известен пример, когда под землю на переднем скате была зарыта 4-орудийная батарея 76-мм пушек — размер укрытия на орудие составлял 6,5 м на 10 м, глубина от поверхности — 5,4 метра.
Огонь мог вестись как изнутри подземного укрытия, так и путем выкатывания орудий на поверхность на время ведения огня. Американские отчеты показывали, что требовалось порядка 50 прицельных выстрелов артиллерии, чтобы уничтожить такое «подземное» орудие.

Сделаем отступление и укажем, что нечто похожее использовалось нашими войсками в ходе подготовки к оборонительным боям на Курской дуге летом 1943 года. Тогда для каждого орудия противотанковой обороны оборудовался «карман», в который оно закатывалось до боя с танками. Все «карманы» перекрывались двумя-тремя накатами из бревен и были покрыты толстым слоем земли...

Впрочем, вернемся в Корею. Часть артиллерийских орудий находилась в убежищах практически на предельных от обороняемых позиций дальностях, так что сколь-нибудь эффективный обстрел мог вестись только непосредственно перед передним краем собственной обороны. Таким образом, позиции максимально «отодвигались» от американской артиллерии, делая контрбатарейный огонь даже тяжелой американской артиллерии, включая 8-дюймовые (203-мм) гаубицы, неэффективным.

Американцы также отмечают, что им было крайне тяжело установить, какие артиллерийские позиции были физически заняты орудиями противника, а какие оставались пусты, с учетом постоянного перемещения противником орудий с позиции на позицию.

В тех случаях, когда американцам удавалось оседлать амбразуры подземных сооружений или они начинали прицельно их обстреливать артиллерией, установленное в нем вооружение зачастую просто переносилось в другое место.

Местность была «перенасыщена» потенциальными целями, каждая из которых требовала для своего уничтожения изрядного расхода боеприпасов. Временно подавлять позиции удавалось, но их уничтожение было крайне затруднительным.
Заранее подготовленный огонь по собственным позициям, захваченным противником, был одним из ключевых элементов обороны. Он требовал своевременного оповещения пехотой артиллеристов о том, какой участок местности необходимо обстрелять. Пехота же должна была получить своевременную информацию о том, когда артогонь прекратится, с тем чтобы сразу после последнего разрыва, пока противник еще прижат к земле, рывком выйти на поверхность и завязать наземный бой.

КОНТРАТАКА ПЕХОТЫ

После артиллерийского обстрела следовала наземная контратака пехоты, причем подвод и накапливание подкреплений для контратаки и развертывание их на поверхности производились с использованием туннелей. Даже если американцы изолировали артогнем занятый участок, то подземные галереи позволяли завести солдат под рубежами заградительного огня в непосредственную близость от захваченной позиции для контратаки.

Наземные позиции для накапливания подразделений, предназначенных для контратаки, находились в 45—70 метрах от передовой оборонительной позиции, с которой нужно было выбить американцев.



В другом варианте действий контратаки на захваченный участок оборонительной позиции немедленно не осуществлялись. В течение всего светового дня продолжался изматывающий атакующих бой за очистку наземных позиций. Обороняющиеся дожидались ночи и только тогда контратаковали, причем атака начиналась практически сразу, как устанавливалась темнота. Ночные контратаки осуществлялись значительным количеством небольших подразделений — отделениями и взводами, действовавшими самостоятельно. Обычная тактика — скрытно сблизиться с противником на минимально возможную дистанцию, а затем броском достигнуть его позиций. Цель — выбить американцев с только что захваченных позиций до полуночи, чтобы за остаток ночи успеть восстановить инженерное оборудование. С утра американцам нужно было повторно штурмовать те же позиции. И так день за днем.

Из изложенного выше не следует делать вывод, что американцам не удавалось захватывать позиции китайцев и северокорейцев. Туннельная система обороны переводит борьбу на пехотный уровень, во многом снимая проблему технического превосходства противника, но не гарантирует победу пехоты обороняющихся над атакующей пехотой. Далеко не всегда обороняющиеся действовали тактически правильно. Американская пехота неоднократно захватывала оборонительные позиции противника, но, как правило, только после упорных и изматывающих боев, неся значительные потери.

ТАКТИЧЕСКИЕ ТРЕБОВАНИЯ К ИСПОЛЬЗОВАНИЮПОДЗЕМНЫХОБОРОНИТЕЛЬНЫХ ПОЗИЦИЙ

Завершая краткий обзор использования подземной системы обороны в «больших» войнах, попробуем сформулировать требования, которым она должна отвечать, для того чтобы быть успешной в современных условиях.

Сначала отметим, что при примерном равновесии сил в воздухе туннели вряд ли будут востребованы. Войска могут психологически «прирастать» к позициям, в обустройство которых они вложили много сил. При наличии относительной свободы маневрирования это нежелательно. Лучшая защита от бомб для обороняющихся — эффективное взаимодействие со своей авиацией. Однако если авиация противника, имеющая достаточный арсенал как обычного, так и высокоточного оружия, полностью господствует в воздухе, то на участке сосредоточения атакующим противником основных усилий она сделает практически невозможным снабжение и подвод резервов обороняющимся и какой-либо маневр силами и средствами. Предвидя ведение обороны при таком соотношении сил, целесообразно прибегнуть к устройству подземных галерей.
Также потребуется адаптировать тактику использования бронетехники. Впрочем, действия танков и БМП (БТР) при полном господстве противника в воздухе — это тема для отдельного исследования, выходящего за рамки этой статьи.

Перечислим основные требования к туннельной обороне.

1. Подземные позиции должны являться способом укрепления наземной обороны и не рассматриваться в качестве основных, хотя затраты времени и материалов на их подготовку во много раз превосходят затраты на оборудование наземных позиций.
Наземные позиции оборудуются обычным для данной тактической ситуации способом. В частности, принимаются все возможные меры, чтобы атака бронетехники противника не могла пробить оборону без введения в бой пехотинцев и саперов, действующих в пешем порядке, а не под броней. Если местность стала танконедоступной из-за действий обороняющихся, то, пока саперы не снимут мины, не уберут иные противотанковые препятствия, а пехотинцы не разделаются с расчетами противотанковых средств и саперами обороняющихся, которые будут стараться закрыть проделанные проходы в противотанковых препятствиях, атакующие танковые подразделения никуда не продвинутся. Бой перейдет на пехотный уровень, и здесь обороняющиеся за счет свободы маневра, предоставляемого туннелями, могут получить значительные преимущества.

Отметим, что при оборудовании наземных позиций их нужно хорошо замаскировать. Причем маскировка должна быть способной пережить артобстрел и бомбардировки, а также применение зажигательных материалов. Маскировочные сети, кустарник и ветки деревьев нельзя считать надежной маскировкой, поскольку такая маскировка уничтожается. Сооружения надежно маскируются обсыпкой, похожей на естественную, камнями и дерном.

2. Обороняющаяся пехота каждый раз при подходе атакующей пехоты противника на расстояние, исключающее продолжение обстрела с воздуха и артиллерией из-за боязни противника зацепить своих, должна выходить для ведения борьбы на поверхность, а при отходе противника дальше этого расстояния — укрываться под землей, сколько бы раз это ни требовалось сделать. Пехотный бой в основном ведется накоротке, а не на максимальных эффективных дальностях огня из стрелкового оружия.

Существенно может повлиять на применяемую тактику использование высокоточного оружия. И хотя это оружие в первую очередь предназначается для поражения бронированных целей и очень дорогое, опыт последних конфликтов показывает, что оно применяется и против менее важных целей, вплоть до одиночных солдат противника. Весьма вероятно, что атакующие попробуют его использовать для того, чтобы подобраться ближе к обороняемым окопам.

Возникают два противоречащих друг другу требования: с одной стороны, для защиты от тяжелого оружия атакующих требуется, чтобы выход на поверхность осуществлялся только после сближения его пехоты с обороняемыми позициями на довольно близкое расстояние, с другой стороны, нужно начинать бой на поверхности так, чтобы не допустить сближения пехоты противника с обороняемыми позициями слишком близко, стремясь остановить атаку вражеской пехоты перед передним краем обороны.
Решения этой проблемы существуют.

Обороняющиеся могут сначала выпускать в наземные окопы отдельные небольшие группы солдат либо открывать огонь немного из глубины обороны из скрытых (выносных) огневых точек. Только после того, как в ходе огневого боя пехота противника приблизится настолько, чтобы «прикрыть собой» обороняющихся от действия своего же тяжелого оружия, в наземных окопах занимают места остальные. Также противодействуют тактике ложных переносов артогня. Вывод пехоты на поверхность осуществляется в две-три очереди. Например, первая очередь — это отдельные расчеты ПТУР, снайперы, минометчики, гранатометчики, которые появляются на поверхности на короткое время, наносят удар с дальнего расстояния и прячутся обратно в подземные галереи. Вторая очередь — относительно небольшие группы солдат, цель которых завязать огневой бой с пехотой противника на дистанциях 100—200 метров, замедлить ее приближение, заставить перейти на переползание и на короткие перебежки, а при подходе противника на 50—60 метров подать об этом сигнал в подземные галереи. И только после этого на поверхность выводится основная масса обороняющихся солдат для ведения боя накоротке. Третьей очереди солдат нужно быть готовой к осуществлению контратак как с силовым выходом из-под земли на поверхность, так и из небольшой глубины обороны (40—60 метров от линии передних окопов).

3. Подземные туннели должны обеспечить возможность подземного маневра силами и средствами, выход во многих местах на поверхность, связь между подразделениями, а также взаимодействие с поддерживающей артиллерией.
Необходимо помнить, что никакие оборонительные позиции не смогут устоять против хорошо спланированной и скоординированной атаки при поддержке атакующих артиллерией и с воздуха, если к месту боя обороняющиеся не смогут подводить резервы. Обеспечить возможность подвода помощи к атакованному участку — самая главная задача туннельной системы.

Нужно отчетливо понимать, что содействуют успеху в оборонительном бою не туннели сами по себе, а правильная тактика их использования, без которой подземные позиции с большой степенью вероятности будут помогать не обороняющимся, а атакующим.
И последний момент. Усилия, прилагаемые для удержания обороняемой позиции, определяются ее тактической ценностью, а не временем и силами, потраченными на ее обустройство. Если противник захватил наземные позиции и выбить его оттуда никак не получается, то сидение под землей только в редких случаях может иметь какой-либо тактический смысл. Все очень быстро может свестись к
«охране» самих себя. Войска должны быть готовы к тому, что построенные с большими усилиями позиции придется бросать и на новом месте начинать все строить заново.

БОРЬБА ЗА ВЫЖИВАНИЕ

Рассказ о тактике туннельной обороны не был бы полон, если не осветить вопросы живучести подземного гарнизона.

Первый фактор, который необходимо учитывать при постройке туннеля, — усиление эффекта взрывной волны в замкнутом пространстве из-за того, что она, двигаясь по туннелю, гораздо меньше ослабевает, чем при поверхностном взрыве, так как не рассеивается в пространстве. Взрывная волна, попав в туннель, может пройтись по всей его длине, убивая и контузя находящихся там солдат. В связи с наличием высокоточного оружия вероятность того, что противник сможет произвести взрыв в непосредственной близости от входа в туннель (снаружи или даже внутри туннеля), в настоящее время многократно возросла по сравнению с войнами прошлого. Поэтому прямое заимствование планов устройств туннелей, которые ранее применялись, недопустимо. При прокладке туннелей требуется прибегнуть к некоторым, впрочем, весьма несложным, фортификационным приемам.

Во-первых, для ослабления ударной волны от близкого взрыва и для препятствования попаданию высокоточных ракет внутрь туннеля вход в него должен осуществляться через П-образный коридор, имеющий два выхода в траншею «по основаниям буквы». Дальше вглубь туннель отходит от центра «соединительной перекладины буквы». В плане вход напоминает вилку с двумя зубцами. Это так называемый «коленчатый сквозник». В результате взрывная волна в значительной части идет не внутрь туннеля, а, пройдя коридор насквозь, через второй вход наружу.

Если выход осуществляется не в траншею, то близко перед ним необходимо соорудить защитную стенку, чтобы не допустить прямого попадания высокоточной ракеты внутрь туннеля и уменьшить возможность попадания взрывной волны от близкого разрыва в туннель. Разумеется, нужно принимать во внимание возможное ухудшение такой стенкой маскировки входа.

Во-вторых, внутри туннель должен иметь своего рода «траверсы», то есть П-образные отклонения от прямой линии туннеля, чтобы взрывная волна на одном таком «траверсе» должна была 4 раза сделать поворот на 90 градусов, ослабляясь с каждым поворотом. Можно устроить два П-образных колена рядом — одно вправо, другое влево, чтобы в плане получался квадрат или прямоугольник. Тогда на выходе часть взрывной волны, ушедшая вправо, может столкнуться с той, что ушла влево, и они частично погасят друг друга. Также нужно устраивать тупики с ответвлением хода вбок за несколько метров до тупиковой стены, с тем чтобы взрывная волна, отразившись от нее, сама себя частично погасила.

Важно, чтобы препятствия к распространению взрывной волны были не только на входах, но и на протяжении туннеля. У саперов имеются свои приемы, как «доставить» взрывную волну внутрь туннеля. Они могут опустить на веревках в вертикальные вентиляционные шахты и входы связки гранат или одноразовые гранатометы/огнеметы и привести их в действие внутри туннеля с помощью другой веревки. В туннель могут запустить животное, обвешанное взрывчаткой. Возможно использование двойного подрыва: две мины, соединенные друг с другом детонационным шнуром, опускаются вниз одна чуть ниже другой и подрываются так, чтобы первой взорвалась верхняя мина. Тогда взрывная волна второй мины отразится от взрывной волны первой и полностью уйдет вниз в туннель. Эффект усиливается, если одновременно производится несколько таких подрывов в соседних шахтах, наибольший эффект — во всех шахтах туннельной системы. В этом случае ударные волны взаимно препятствуют друг другу выйти из туннеля через другой выход, увеличивая эффективность воздействия на подземный гарнизон. Бывает, что веревки заменяют на шесты и на тех же принципах осуществляют подрывы горизонтальных выходов из туннельных систем.
В-третьих, личный состав должен по возможности находиться не на проходе, а в помещениях, выкопанных как ответвления туннеля, которые отходят от него под прямым углом (по крайней мере, по ходу туннеля должны быть сооружены ниши).
Наконец, следует перед входами в эти подземные помещения, в сам туннель и на протяжении туннеля устраивать прочные деревянные двери так, как это предписывают инженерные наставления для входов в подземные укрытия.

При устройстве траверсов и дверей нужно помнить, что при этом происходит увеличение объема работ и возрастают затраты времени на устройство подземных галерей.

Следует обратить внимание на такой фактор: звуки близких взрывов в туннелях оглушительны, даже если взрывная волна будет в значительной степени погашена. Поэтому при нахождении в туннеле во время бомбежек и обстрелов целесообразно затыкать уши.

Еще один фактор, о котором необходимо упомянуть, — это боеприпасы объемного взрыва, точнее ряд особенностей их действия. Как известно, принцип действия таких боеприпасов состоит в создании облака топливно-воздушной газовой смеси, которое с небольшой задержкой после своего создания подрывается. Взрыв происходит не в одной точке, а везде, куда проникло это облако. Соответственно при падении такого боеприпаса в непосредственной близости от входа в туннель часть топливно-воздушной газовой смеси может залететь в него и подорваться внутри.

(Продолжение следует)
« Последнее редактирование: 20 Май 2009, 00:50 by Владимир Калинин »

Оффлайн Iskander

  • Full Member
  • ***
  • Сообщений: 159
Статья интересная, особенно ценен вывод: туннельная система обороны переводит борьбу на пехотный уровень, во многом снимая проблему технического превосходства противника.
Была, правда, еще другая проблема - в рукопашной схватке один американец стоил двух-трех японцев/корейцев. Сказывалась разница в питании, росте, комплекции и, соответственно, в мышечной массе.

Японские пограничные УРы в Манчжурии, конечно, отличались от островных укреплений. В Дуннинском укрепрайоне (обсуждение было здесь: http://rufort.info/index.php?topic=519.0) в составе обороны были как отдельные сооружения, так и оголовки, связанные потернами между собой и с подземными помещениями.

В условиях полной внешней изоляции огневая группа сохраняла боеспособность именно за счет возможности маневра между отдельными участками по развитой сети подземных галерей, а также за счет возможности быстрого укрытия пехоты в убежищах и ее выхода на поверхность - на участке 300х300 м было около 20 удобных выходов из потерн на поверхность, не считая убежищ легкого типа.

В том случае, если советским штурмовым отрядам удавалось расчленить укрепленную группу на отдельные части, сопротивление подавлялось довольно быстро.
Отход НТОТ не предусмотрен!

Оффлайн Ivanoff

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2485
  • В фонд мира сдам мешок пустых бутылок!
В какой-то мере да, но наверное не только это - вывод из статьи, я понимаю, также в том, что в тоннеле не отсидишься, это раз, и подземная оборона гибнет, если имеет недостаточное число выходов из основных убежищ.
Однако этим-то материковые УРы японцев отнюдь не страдали. И структуру имели... ну не совсем оптимальную, по выводам этой статьи как по нотам, но временами близкую. Так что вывод автора о японской фортификации верен, пожалуй, лишь в части того что японцы строили на островах.
Видимо, на материке инж. служба больше надзирала на соблюдением основных постулатов, принятых у них на тот момент. На островах этой инж. службы было меньше, явно. К тому же часть функций при обороне островов могли брать моряки - что не во всех случаях было хорошо.

Кстати, возникают параллели с финской фортификацией - правда местность во всех случаях совершенно иная (не было н атом ТВД таких обширных болот и разветвленных водных преград на всю глубину УРов и более). Но несмотря на другие условия, общие черты есть и немало, достаточно посмотреть в Балтфорт крайний (статья Воробьева и Малахова).
« Последнее редактирование: 22 Май 2009, 19:58 by Ivanoff »

Оффлайн SerAnt

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 607
Ivanoff
Скажите пожалуста, приведенная статья - она с начала из №3 или только продолжение из №4 ?
Сегодня купил №5 с окончанием (еще нечитал), а №№ 3 и 4 достать не удалось.  :(
А статья мне очень понравилась.  :D

Оффлайн Ivanoff

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2485
  • В фонд мира сдам мешок пустых бутылок!
SerAnt
Нет, это только 4-й номер.
Вот, кстати - объявляется конкурс на поиск 3-го ;)
Правда, мы тут лишка перегнули - учтем на будущее: лучше подождать пару месяцев после выхода номера; коли люди пишут дельные вещи, то зачем портить им продажи. Это я подразумеваю следующий номер...

Оффлайн SerAnt

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 607
Ivanoff
Намек понял на счет №5.
Но вообще давать инфу про такие вещи, я считаю, надо.
Заинтересованные купят №5 и по возможности № 3 и 4 кстати бум их искать  :)

Оффлайн sezin

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2344
Можно добавить к примерам подземно-наземной борьбы еще Иводзиму и "войну сот" на итальянском фронте ПМВ.
И к особенностям этой борьбы кроме превосходства противника -почти неограниченное количество рабочей силы у себя.

Оффлайн Rino

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 1642
Вот, по Иводзиме. Знаменитый Hill 362A. На схеме изображена сеть подземных тоннелей.


HILL 362A looking at top and north face. Dotted lines indicate underground construction. (Copy of one of five sketches prepared by the 31st U.S. Naval Construction Battalion.)


Hill 362A as seen from the south. This dominating terrain controlled access to the northwestern part of Iwo Jima and was the scene of some of the bloodiest combat in the Pacific. USMC photo

Оффлайн Iskander

  • Full Member
  • ***
  • Сообщений: 159
Чем знаменита высота 362А? Насколько видно из схемы, она оборудована для ведения огня преимущественно на север-северо-восток. А штурмовали ее, скорее всего, с юго-запада.

Для понимания ситуации:

Взято из Википедии: http://ru.wikipedia.org/wiki/Битва_за_Иводзиму

Отход НТОТ не предусмотрен!

Оффлайн Любитель

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 905
Можно добавить к примерам подземно-наземной борьбы еще Иводзиму и "войну сот" на итальянском фронте ПМВ.
И к особенностям этой борьбы кроме превосходства противника -почти неограниченное количество рабочей силы у себя.


 К особенностям боев за Иводзиму надо добавить активное участие корабельной артилерии ВМФ США.
 ДОТы на Иводзиме уничтоженные огнем корабельной артилерии: