Автор Тема: БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ (общее)  (Прочитано 29434 раз)

Оффлайн Ivanoff

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2520
  • В фонд мира сдам мешок пустых бутылок!
Re: БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ (общее)
« Ответ #70 : 20 Ноябрь 2013, 18:22 »
Может боян, или многие и так туда хаживают, но тем не менее зарубочка о попавшем на глаза:
http://foto-history.livejournal.com/4386934.html
http://foto-history.livejournal.com/4386781.html

Оффлайн a_live

  • Модератор
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 1384
Re: БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ (общее)
« Ответ #71 : 20 Ноябрь 2013, 22:56 »
Некоторые фотографии к Брестской крепости не имеют никакого отношения...

Оффлайн starcom

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 519
Re: БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ (общее)
« Ответ #72 : 11 Декабрь 2013, 21:37 »
Вот такой венок сегодня появился недалеко от главного входа в Мемориал "Брестская крепость-герой".
В 2013 году "Звезда", известная многим жителям бывшего СССР и являющаяся символом Мемориала и подвига защитников Брестской крепости навсегда была отрезана от города построенной развязкой западного обвода объездной дороги Бреста.
"Звезда" оказалась выброшенной на задворки истории...
Сейчас посетители крепости вынуждены перелезать через ограждения и перебегать шоссе перед идущими автомобилями, а автотуристы и автобусы с экскурсантами проезжают на бывшую площадь с парковкой по тротуару и по газонам.


Еще инфа: http://starcom68.livejournal.com/1301866.html

Оффлайн starcom

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 519
Re: БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ (общее)
« Ответ #73 : 27 Март 2014, 13:16 »
Брестская крепость в январе 1985 года http://starcom68.livejournal.com/1411164.html

Оффлайн sezin

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2378
Re: БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ (общее)
« Ответ #74 : 01 Апрель 2015, 23:20 »
Из воспоминаний генерала Грулева( начальник штаба крепости и и.о. коменданта,согласно воспоминаниям)
"Осенью 1909 г. неожиданно вспыхнул вопрос об упразднении наших крепостей на западной границе. Привыкший решать все по-кавалерийски, с наскока, Сухомлинов пожелал выделить свое управление военным министерством каким-нибудь сногсшибательным проектом и придумал коренным образом изменить существующую уже сто лет систему государственной обороны России, упразднив западные крепости в связи с реорганизацией армии. -235-
Трудно было бы возражать что-нибудь против пересмотра системы государственной обороны вообще. Почему не пересмотреть, если народилась новая обстановка, изменившиеся обстоятельства? Но Сухомлинов захотел учинить эту реформу без рассуждений и притом под сурдинку; он даже отрицал, что он автор этого проекта. В конце концов, трудно было доискаться, кому принадлежит мысль об упразднении наших западных крепостей.
Как редактор «Разведчика», я тогда открыл кампанию против этой внезапной затеи, призывая внимание правительства и Государственной Думы к этому новому проекту государственной обороны. Столыпин внял этому призыву и воспротивился проекту, а Государственная Дума отказала дать деньги на разрушение крепостей. (Одно срытие фортов Варшавской крепости должно было обойтись в 9 миллионов рублей.)
По мере сил Сухомлинов отбояривался в «Разведчике» же от нападок и отстаивал проект. Но случился вот какой казус: в конце апреля присылает он статью против нападок на него в «Новом Времени». Отказать в помещении этой статьи военному министру не могло быть и речи; но я поместил в том же номере рядом со статьей Сухомлинова передовую статью, уничтожавшую все его тезисы. 6 мая был высочайший выход в Царском Селе, на котором присутствовал и Сухомлинов. После выхода царь сунул Сухомлинову только что полученный номер « Разведчика», с подчеркнутой красным карандашом моей передовой, со словами: «Посмотрите, что про вас пишут ваши же военные»...
Вернулся Сухомлинов в Петербург в бешеном настроении против меня. В результате он не пожелал дать мне иного назначения, как только начальника штаба Брест-Литовской крепости, сказав мне при прощании такую фразу: «Вот вы все совали мне палки в колеса по крепостному вопросу: поезжайте теперь туда, чтобы поближе изучить это на практике». -236-
Практика показала прямо противоположное. Когда разразилась Великая война в 1914 г. и варшавские форты еще не были срыты, они сослужили нам великую службу, вопреки всем стараниям Сухомлинова.
 
* * *
 
С расстроенным здоровьем я весною 1910 г. прибыл на службу в Брест-Литовскую крепость. Отчасти сказались последствия Японской войны, отчасти чрезмерно напряженная нервная работа в Петербурге. Результатом всего этого получилось переутомление, бессонница, расстройство нервов. К счастью, я не застал уже в крепости политических заключенных. А было там таких заключенных, как мне говорили, немало после революционного движения 1905 г.
Характер служебной деятельности в крепости не мог способствовать успокоению нервов. Дело в том, что за уходом коменданта, князя Туманова, я был назначен временно комендантом крепости, и на меня ложилась нравственная ответственность за всякое принятое решение. Угнетала именно нравственная ответственность: служебная нисколько не тяготила и не могла идти в сравнение с тем, на что приходилось решаться на театре войны. А здесь нет-нет, да все примешивалась проклятая политика, самая гнусная.
Постоянно получались секретные циркуляры — все «строжайшие», все науськивающие: нет ли политических толков среди офицеров, нет ли на фортах ротных командиров из поляков, нет ли в мастерских крепостной артиллерии поляка или, Боже упаси, еврея-солдата; не живет ли где в крепостном районе, т. е. в расстоянии 25 верст от цитадели, какой-нибудь латыш? И на беду оказалось, как раз, что есть такой: почти 30 лет живет он в крепостном районе, подрядчик по малярным работам, женат на русской, отец большого семейства, давно забыл, что он латыш и -237- говорить по-латышски разучился. А теперь, согласно циркуляра, я обязан его выслать. Начальник инженеров генерал Овчинников головой ручается за него, просит оставить. Да как не оставить, когда в самом крепостном штабе сидит у меня старший адъютант Рутиян, тоже латыш, когда в крепостном соборе священствует протоиерей – бывший раввин, когда начальник штаба крепости – а сейчас сам комендант крепости – из евреев – еврей! Ведь я должен, прежде всего, выслать самого себя!
Как тут служить при таких условиях, в согласии с этими секретными циркулярами! Ведь все эти так называемые инородцы честно и добросовестно делают свое дело, на благо общей Родины – иногда более честно и умело, чем иные «истиннорусские», заведомо пьяницы и воры. Л между тем, читая эти секретные циркуляры, мне казалось, что я обкрадываю чье-то доверие, не говоря уже про то, что это было противно моим убеждениям, как мероприятия губительные для России. В циркулярах выискивались предки-инородцы даже до третьего поколения, буквально. Ведь известен факт, звучащий диким анекдотом: начальник военно-медицинской академии Данилевский не мог зачислить в академию своего сына, потому что сам он был сыном еврея.
В моей крепости, прозванной «матерью крепостей русских» (потому что Брест-Литовская крепость действительно являлась редюитом, последним убежищем всей государственной обороны западного пограничного пространства), масса вопиющих пробелов: нет гаубичной артиллерии, признанной крайне необходимой; нет минимального комплекта боевых припасов, без чего обороноспособность крепости ничего ведь не стоит; многие форты окончательно устарели, а новые, строящиеся, требуют неусыпного внимания и беспрерывных изменений; даже гарнизон крепости еще только намечен, после расформирования крепостных батальонов. -238-
Вообще, есть о чем подумать, чтобы заняться делом, имеющим жизненное значение для крепости. Ио о таких пустяках мало думали придворные подхалимы в Петербурге, занятые лишь мыслью угождать высшим сферам. Там заняты были, главным образом, секретными циркулярами, чтобы оградить Россию от какого-нибудь латыша или еврея-механика, которых само их непосредственное начальство прячет от этих циркуляров.
И как зло посмеялась судьба над этими спасителями России, послав им на утешение еврея – Троцкого, поляка – Дзержинского, латыша – Петерса, грузина – Сталина, под верховенством чистокровного русака Ленина!
Отлично подготовили и взрастили эти «истиннорусские» спасители то, что переживает теперь Россия. Чтобы судить, насколько изменилось настроение в массах, в особенности инородческих, — не к России, а к официальным лицам, власть имущим, – можно судить по следующему факту. Вместе с прибывшим в крепость вновь назначенным комендантом, генералом Юрковским, мы выехали, однажды, на маневры «с обозначенным противником». Наблюдая маневр в районе боя, мы были неприятно поражены, когда мимо наших ушей стали жужжать настоящие пули. Не было сомнения, что нас обстреливают боевыми патронами под прикрытием маневров. Явно целились, стараясь убить высшее начальство.
Мы, конечно, немедленно остановили маневр. Приказали осмотреть оставшиеся патроны. Произведено было дознание на месте. Дело было передано военному следователю. И что же оказалось? У многих солдат-латышей найдены были маневренные патроны, домашним образом превращенные из холостых в боевые. Из писем с родины, из прибалтийских губерний, обнаружено было, что матери в письмах наставляли солдат-сыновей, как холостые патроны обращать в боевые, чтобы убивать начальников на маневрах. -239-
Откуда такая вражда и ненависть в официальной России со стороны латышей, которые всегда считались лучшими солдатами, самым желательным элементом в ротах, как трезвые, сильные, степенные и лучшие стрелки! Вспоминаю, когда я еще был вольноопределяющимся в Красноярском полку, расположенном в Ревеле, комплектовавшемся из разных губерний, частью латышами из Курляндской губернии, то ротные командиры прибегали ко всевозможным фокусам, чтобы получить в роту побольше латышей. А теперь, 30 лет спустя, вот до чего дожили!
Умудриться нужно так плодить вокруг себя, внутри и вне, только врагов и врагов.
Я твердо решил оставить службу этому мертвящему режиму, явно губившему Россию. Посильно продолжал я бороться в прогрессивной печати под разными псевдонимами «Боевой», «Строевой», «Старый генерал» и другими – хотя все эти псевдонимы стали секретом полишинеля. Одна из таких статей, напечатанная в московской газете «Утро России», вызвала бурю в главном управлении Генерального штаба, который возглавлял тогда генерал Жилинский, известный в Петербурге под кличкой живой труп.
Это действительно был олицетворенный живой труп, закоснелый военный чиновник, крайне бездарный, способный убить всякое живое дело при своем прикосновении. Он это вполне доказал как в бытность во главе Генерального штаба, так и впоследствии, на должности варшавского генерал-губернатора и во время Великой войны. Жалость берет, когда подумаешь, что в мертвящих руках этого живого трупа была боевая подготовка России в эту критическую эпоху. Но – по Сеньке шапка: умирающий режим только и мог выдвинуть живые трупы.
15 и 20 июня 1911 г. я получил два конфиденциальных предостережения за номерами 143 и 146, в которых от имени военного министра мне ставится в упрек мое литературное -240- направление вообще, и в особенности сотрудничество в газетах «Речь» и «Утро России»; причем меня предупреждали, что «если направление ваших печатных статей не изменится, то к вам будет применена 69 статья кн. XXIII Свода Военных Постановлений», т. е. просто увольнение в отставку в дисциплинарном порядке...
Не довольствуясь угрозой уволить меня со службы в дисциплинарном порядке, указано было командующему войсками Варшавского округа, генералу Скалону, не представлять меня на должность начальника дивизии в течении трех лет, пока не исправлюсь, хотя я аттестован был «выдающимся».
Словом, я не нравился режиму. И мне режим был противен до глубины души. Я подал прошение об отставке «по болезни». Всем известно было, какая это болезнь, хотя я ни с кем не делился своими переживаниями.
Замечательно, как общественное мнение массы офицеров отнеслось к моей отставке. Обнаружилось это вот по какому поводу: получил я приглашение на полковой праздник Владикавказского полка; сам я не мог поехать и послал поздравительную телефонограмму. На празднике, как водится, читали поздравления отсутствующих начальников и провозглашали соответствующие тосты. Когда командир полка провозгласил тост за меня, то масса офицерская устроила настоящую сочувствующую демонстрацию по моему адресу, заключавшуюся в том, что после продолжительного «ура» не давали произносить какие бы то ни было другие тосты, требуя бесконечного возобновления тоста «за Грулева».
Это сочувственная демонстрация со стороны чужой для меня части, т. е. мне не подчиненной, не относилась, конечно, к моей личности. Это было сочувствие и солидарность к моему литературному направлению и замаскированный протест против моей отставки, хотя и добровольной. Причина отставки всем была хорошо известна: это -241- моя книга «Злобы дня в жизни армии» и вся моя литературно-публицистическая деятельность.
Признаюсь, и самому мне больно было расставаться с армией в такое время, когда умудренный боевым опытом я мог быть полезным моей Родине. Говорю это без лицемерной скромности – по собственному сознанию и по отзывам других, в том числе и ближайших начальников. Но – что делать! Под игом свирепствовавшего, рокового для России режима Родина наша лишалась слуг поважнее и значительнее меня...
Шумно отпраздновал крепостной гарнизон проводы сначала моей семьи, а затем, в мае 1912 г., и мои проводы, в той самой Брест-Литовской крепости, в которой я начал когда-то свою офицерскую службу. Вслед за тем я выехал на постоянное жительство в Ниццу. -242-(с)

Оффлайн Юрий Ильин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 708
Re: БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ (общее)
« Ответ #75 : 02 Апрель 2015, 08:47 »
Да, неплохо. Обиделся на режим - уехал на жительство в Ниццу тосковать по Родине...

Оффлайн a_live

  • Модератор
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 1384
Re: БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ (общее)
« Ответ #76 : 13 Июнь 2015, 21:53 »
Из монографии Пивоварчика: "Для производства массовых земляных работ (в Брестской крепости) в дальнейшем были приобретены экскаваторы."









Как думаете, на фото ковш от экскаватора?
« Последнее редактирование: 13 Июнь 2015, 22:00 by a_live »

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 7831
Re: БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ (общее)
« Ответ #77 : 14 Июнь 2015, 01:35 »
А чего плохого-то, Юрий! Человек честно сделал для страны и армии все, что мог (попробуйте сами сделать больше), понял, что больше  ничего не может сделать, крах режима и его последствия угадал правильно и предпринял меры, чтобы спасти семью и себя.

Упрекать его за то, что он и его семья не остались, чтобы стать удобрением Бутовского полигона (если бы он до него еще дожил) - это же надо до такого додуматься!

Откуда у Вас вообще такое презрение к Русскому Зарубежью, к тем, кто покинул страну, не желая унижаться перед откровенными бандитами, захватившими в ней власть и чтобы сохранить в неприкосновенности духовные ценности нашего народа?

А форты Варшавы и правда пригодились в 1914 году, поскольку именно на их линии и остановили тогда немцев, пригодились полякам в 1939 году и, увы, немцам в августе 1944 г., как опорные пункты для подавления Варшавского восстания.

Оффлайн Юрий Ильин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 708
Re: БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ (общее)
« Ответ #78 : 14 Июнь 2015, 11:40 »
Он уехал году эдак в 1912-1913, когда приход к власти большевиков никому и в кошмарном сне присниться не мог.

Если бы он уехал в 1917-1918 годах, то, действительно, его попрекнуть особо нечем. Уже в марте 1917 года было ясно куда все катится.

К Русскому зарубежью у меня нет плохого отношения. Многие эмигранты были героями. Я имею в виду Деникина, Врангеля, Миллера и многих других.

Я с уважением отношусь и к тем русским эмигрантам, кто воевал вместе с немцами против большевиков во Вторую мировую войну.

Наконец, немало достойных эмигрантов и среди третьей волны. К тому же некоторые из них вообще выехали не по своей воле, а были высланы.

И, наконец. я не могу ничего сказать против тех, кто уезжает сейчас по экономическим причинам. Это их право и у меня много хороших знакомых среди них.
« Последнее редактирование: 14 Июнь 2015, 11:50 by Юрий Ильин »

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 7831
Re: БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ (общее)
« Ответ #79 : 14 Июнь 2015, 12:32 »
Грядущий крах режима для него был очевиден по безобразиям в таком жизненно-важном министерстве, как военное и, соответственно, крах страны он просчитал, поскольку надвигалась мировая война. Стране он не изменял, честно вышел в отставку и мог жить, где ему было угодно. Свой долг он выполнил, а вот страна нет, поскольку выслуженную им пенсию, надо полагать, ему где-нибудь года с 1918 уже не платили.

Кстати во Францию эмигрировал выйдя в отставку полковник генерального штаба М.В. Венюков, известный исследователь Дальнего Востока и Центральной Азии. Он ненавидел правящий режим и лично императора Александра II, чего никогда не скрывал. Тем не менее, режим был к нему весьма благосклонен, поскольку служил он с полной самоотдачей и по прошествии должных лет он по прошению был уволен в отставку с производством в генерал-майоры.

В России Венюков не задержался и сразу же уехал в Париж на ПМЖ. Там он публично отказался от пенсии, направив Государю соответствующее письмо, в котором высказал все отношение к самодержавию к царю лично. Рассвирепевший Александр II лишил его за этот демарш не только пенсии, но даже всех чинов, дворянства и прав состояния, что Венюкову, как человеку экономически независимому, было без разницы. Связи с Россией он не утратил, постоянно консультировал дальневосточных военно-административных деятелей по особенностям Приамурского края, занимался благотворительностью и передал в 1880 году свою уникальную библиотеку в дар Обществу изучения Амурского края (Приморскому филиалу Русского географического общества), где она до сих пор и составляет основу фондов.

Так что на Руси всегда были люди, которые не смешивали понятия "Отечество" и "Ваше преводсходтельство", чего я всем и желаю. Хотя Венюков, несомненно, был все же экстремист.