Автор Тема: Казанский обвод и Сурский оборонительный рубеж  (Прочитано 29498 раз)

Оффлайн gistory

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2277
    • История с Географией
11 февраля 2012 года исполняется 70 лет окончанию строительства оборонительного рубежа под Казанью
Источник

10.02.2012
 
 Официальной датой окончания строительства оборонительного рубежа под Казанью можно считать 11 февраля 1942 года, когда основные объекты Казанского обвода были приняты государственной приемочной комиссией. Общая протяженность противотанковых препятствий составила 331 километр, в том числе противотанковых рвов - 151 километр, эскарпов - 79,6, контрэскарпов - 1,9 километра. Всего было сооружено 392 командных и командно-наблюдательных пункта, 98 скрытых огневых точек, 419 землянок. Охрана готовых оборонительных сооружений была возложена на сельсоветы.
В истории Великой Отечественной войны еще немало неизвестных страниц. Одной из них является та, что связана с глубоким тылом - с сооружением в Татарской АССР оборонительных рубежей вокруг Казани, получивших позднее наименование “Казанский обвод”. Самоотверженный труд наших земляков осенью-зимой 1941-1942 годов помог стране выжить в тяжелейших условиях войны и приблизить общую Победу. До недавнего времени о Казанском обводе почти ничего достоверного не было известно. В связи с недавним снятием грифа секретности с некоторых архивных документов появилась возможность рассказать об этом героическом эпизоде лихой военной годины.
Подвиг, за который ордена не полагались
Из письма мобилизованных  работников Казанского комбината «Спартак» в Татобком ВКП(б); «Мы одежду взяли  на  один месяц. Мы окончательно оборвались, обессилели. В деревне  за  деньги  ничего купить нельзя, поэтому приходиться снимать  с  себя  последнюю  рубашку».  В таком  же  положении   находились   студенты   Казанского   государственного университета.
       «10.12.41. Товарищ Алемасов!  По поручению студентов  госуниверситета находящихся на трудовом фронте, умоляем вас разоблачить вредителей,  которые делают все, чтобы убить нашу веру в  Советскую  власть,  извести  всех  нас, работающих там, и еще больше усилить эпидемию тифов.
       Работать по 10 часов в такие морозы и в такой одежде как у нас –  это пытка. В сводке Совинформбюро от 30/XI, сообщается, что  фашисты  заставляют наших военнопленных работать по 14 часов на изнурительных земляных работах.
       Почему же у нас  советскую молодежь обманно заставили работать  почти два месяца по 10 часов? Придя домой в грязную избу, едим прокисший  за  день картофельный «суп», т.е. вареную картошку. Покупать у нас  нет  денег,  ведь мы приехали в Казань учиться, а не заниматься  изнурительным  трудом!   Идем на работу, плачем, а возвращаемся настолько усталые,  что  думаем  только  о счастье умереть… Вши съедают нас, последние  брюки  и  рубашки  расползаются по швам…
       Известно ли Вам товарищ Алемасов, сколько наших товарищей погибло  на этих проклятых ямах… Пошлите нам смену,  мы   пойдем  работать   на  заводы, заменим обслуживающий персонал вузов, достаточно мы хватили муки, пусть  они тоже поработают.
       Сколько людей не поехало,  и смеются над нами, обманутыми патриотами. Здесь в Кайбицком районе, у всех уверенность, все  говорят  вслух,  что  это вредительство. Мы роем ямы и вновь их закапываем.
       Не  убивайте  нас,  пришлите  нам  смену,  дайте   возможность   хоть разъехаться по домам, раз учиться мы не будем.
       Не подрывайте нашу веру в Вас!»
В октябре 1941 года Государственным комитетом обороны СССР было принято постановление о строительстве оборонительных рубежей на территории Татарии, Куйбышевской, Саратовской, Сталинградской и других областей. Что касается Казани, то оборонительный рубеж вокруг нее должен был пролечь полукольцом от чувашской деревни Покровское на Волге через станцию Урмары, райцентры Кайбицы и Апастово до города Куйбышева (ныне Болгара)
Основным  центром  эвакуации  стала  Казань  из-за   её   удобного расположения.
       И действительно, из ТАССР был создан тыловой центр.  Из  прифронтовой зоны  туда  были  эвакуированы  в  большом  количестве  заводы  и   фабрики. Производство самолетов ПО-2 и У-2  перебазировалось в  Казань.  Оборудование 2-го Московского часового завода было перевезено в Чистополь, где  во  время войны стали выпускать часовые механизмы для взрывчаток  и  мин.  Техническое оборудование Гомельской фабрики «Труд» было передано комбинату  «Спартак»  в Казани, и за счет его  мощностей, выпуск армейской обуви  увеличился  в  два раза. 4 августа 1941 в Казань  прибыло  оборудование  Московской  плетельно-ткацкой фабрики. Почти все деятели науки, а это и академики,  ученые,  такие как О.Ю. Шмидт, Е.В. Тарле, А.М. Деборин и многие другие, вместе  с  семьями были эвакуированы в Казань, внося свой вклад в победу над фашизмом.  В  годы войны в Казани было очень много госпиталей. Казань  все   больше  напоминала «Запасную столицу».
       Осенью, с боязнью, что падет Москва, в ставке главнокомандующего СССР началась секретная  разработка  плана   строительства  защитно-укрепительных сооружений. По схеме   утвержденной   ГКО  (см.  прил.  №1),  трасса  рубежа проходила:  Казань – Куйбышев - Саратов - Сталинград…
       
Советская система была способна в кратчайшие  сроки  мобилизовать  людей  на выполнения самых сложных задач. Уже 27-го был  создан  Совет  по  эвакуации, развернувший массовую переброску промышленных предприятий на восток  страны.
С июля по ноябрь 1941 года в Поволжье, Сибирь, на Урал,  в  Среднюю  Азию  и Казахстан было  переведено  более  1500  предприятий.  Эти  меры  не  всегда встречали  понимания  людей,  недооценивавших  степень   опасности.   Многим казалось,  что эвакуация, сопровождавшаяся остановкой  производства,  только на руку врагу.
       
       Война  потребовала  корректив  в  действии  руководства.  13 октября 1941  года  Государственным  комитетом  обороны  СССР  было  принято постановление о строительстве оборонительных рубежей.  В  СССР  имелся  опыт строительства укреплённых районов (УРов). Ещё в 1928  году   начали  строить
оборонительные  рубежи  вдоль   западной   границы.   К   сожалению,   из-за ограниченных экономических  возможностей  страны  в  них  не   нашли   своё воплощение  новейшие  научные  разработки   в   области   военно-инженерного искусства. Правда, свою роль сыграл и субъективный фактор — представления  и взгляды  высшего  политического  и  военного   руководства   на   инженерную подготовку территории государства, сложившиеся, главным  образом,  на  опыте гражданской войны. Но, уже в середине 30-х годов  стало  ясно,  что  УРы  не соответствуют новым требованиям обороны  страны.  Они  не  могли  эффективно противостоять  современной  тяжёлой   артиллерии,   авиации,   мотомехчастям потенциального противника. Встал вопрос об их модернизации,  дооборудовании, перевооружении. Не хватало квалифицированных инженерно-строительных  кадров.
Несовершенной  была  система  руководства.  В  1939—1940   годах   произошли масштабные изменения  в  связи  с  изменениями  западных  границ     страны.
Поэтому,  учитывая  весь   опыт,    для   контроля   за   ходом   возведения оборонительного рубежа по  приказу  Главоборонстроя  Народного  комиссариата обороны СССР в конце октября 1941 года  было  организовано  11-е  Управление оборонительного    строительства (УОС),  в  системе  которого  образовано  9 военно-полевых строительств (ВПС). Пять  из  них  находились  на  территории современного Татарстана, а остальные - в Марийской и Чувашской  республиках.
Комплектация центрального аппарата по строительству  оборонительного  рубежа и подбор кадров в конторы ВПС начались сразу после  получения  постановления ГКС СССР от 22 октября 1941 года.
       В  Национальном  архиве  РТ  сохранился  приказ  №.  1   под   грифом «Совершенно   секретно»   о   начале   строительства   укрепрайона    ТАССР, датированный 23 октября 1941  года  и  подписанный  заместителем  начальника строительств 4-го укрепрайона  С. Гафиатуллиным,   возглавлявшим   в   начале войны Совнарком ТАССР. Согласно этому приказу при  Управлении  строительства укрепрайона  было   образовано   четыре   отдела:   планово-производственно-технический,   материально-технический    снабжения,    административно    - хозяйственный и главная бухгалтерия. Одной из функций созданного  Управления было  оказание  содействия  11-му  УОС  в  мобилизации   людей   и   подборе руководящих кадров на строительство оборонительных рубежей.    Как  правило, в   архивных   документах  встречаются  следующие   обозначения:   «рубежи», «оборонительные рубежи»,  «окопы»,  «трудовой  фронт»,  а  также  «Казанский обвод».   Об особенной значимости «Казанского  обвода»  свидетельствует то, что на военно-полевые строительства  направлялась  номенклатура  высшего управленческого  звена,  например,  ВПС   №   1   возглавил   Ф.М.Ковальский заместитель  председателя  Совнаркома  ТАССР,  и  секретари  обкома   партии А.Г.Барышников и И.М.Ильин встали во главе ВПС №2  и  № 4.       
 Одновременно с  формированием  структуры  управления  военно-полевыми строительствами шел процесс мобилизации людей «на  окопы».  Уже  22  октября 1941 года постановлением Совнаркома ТАССР и обкома  ВКП(б)  была  поставлена задача мобилизации людей из 37 районов и городов  в  количестве  282,5  тыс. человек.  Казань  должна  была  предоставить  почти  83,5  тыс.  человек,  к строительству привлекались жители таких  сельских  районов,  как  Агрызский, Алексеевский,  Апастовский,   Арский,   Балтасинский,   Билярский,   Больше-Тарханский, и других (как житель Татарстана, автор хочет добавить,  Агрызкий находится вообще на северо-западе  РТ  и  расстояние  до  Казани  составляет около  300  км.).   Для  ускорения  процесса  мобилизации  обком  партии   и Совнарком ТАССР рассылали секретарям райкомов и председателям  райисполкомов телеграммы-молнии.  В   них   четко   формулировались   вопросы   количества подлежащих  мобилизации  людей,  лошадей,  информировалось  о   прикреплении района  к  тому  или  иному  военно-полевому   строительству,   определялась структура управления сформированными для строительства колоннами и т.д.
       При этом специально  оговаривался  вопрос  материального  обеспечения мобилизованных  на  строительство.  «Все  мобилизованные,  -  указывалось  в телеграмме от 24 октября 1941 года, - должны быть  одеты,  обуты  по  зимним условиям работы и иметь  при  себе  ложку,  кружку,  котелок  или  кастрюлю, постельные принадлежности, На каждого человека лопату, на 10 человек -  лом, на каждые 5 человек по 1  кирке»  и  т.д.  Срок  исполнения  -  одни  сутки. Строительство предполагалось начать 27 октября 1941 года.
       Но  на  практике  все  происходило  несколько  иначе.  Нередко  людей отправляли в большой спешке, часто без разъяснений. Многие не могли взять  с собой даже сменного белья, не говоря уже о теплой одежде  и  соответствующей обуви. Об этом красноречиво свидетельствуют представленные  ниже  документы.
Так,  из  речного  техникума  на  военно-полевое  строительство  №  3   было направлено более 200 учащихся не одетых и  не  обутых  по  форме.  Они  были посланы на  сооружение  «Казанского  обвода»  прямо  с  занятий.  Преступную халатность  при  отправке  людей  на   строительство   проявил   целый   ряд руководителей,  Так,  директор  лесопильного  завода,  некто  Бычков,  перед отправкой рабочих, сдал в кладовую снятую с них спецодежду, и в  таком  виде люди  добирались  до  места  назначения.  Не  было  должного   оснащения   и необходимым инвентарем.  Вместо  того  чтобы  направить  на  работу  6  тыс. человек со всем техническим  снаряжением,  трест  №  14,  например,  прислал только 3  тыс.  (из  них  2,7  тыс.  инженерно-технические  работники),  без единого строймеханизма. У 3,5  тыс.  человек,  прибывших  на  военно-полевое строительство № 3 из Кировского района было всего 74 лопаты.
       Доставка людей на военно-полевые строительства осуществлялась  речным транспортом,  с  прекращением  навигации  -  железной  дорогой.  Однако  без накладок не обошлось и здесь. Из-за  плохой  организации  работы  Казанского речного пароходства мобилизованные Бауманского района Казани были  вынуждены несколько дней провести в  речном  порту,  прежде  чем  первая  партия  была
отправлена 26  октября 1941 года. Остальные же, ждали до 2 ноября!
       Встреча  прибывающих  на   строительство  также  не  была  продумана. Председатель Агрызского исполкома в секретном отношении  в  Татсовнарком  от 14 декабря 1941 года сообщал: «Нами с 30 ноября 1941 года мобилизовано и  65 человек, из колхозов и из городского населения, мобилизованных отправляли  в специальных эшелонах до станции Канаш... Наши эшелоны, прибыв  в  Канаш,  не знали, куда дальше следовать, они по своему усмотрению колоннами  с  вещами, багажами   по  2-3  пуда  на  плечах   направлялись  в  разные  стороны.   В результате этого, как нам известно по слухам, некоторые  колонны…  попали  в другие ВПС (в Кайбицы и т.д.)».
       Как  уже  сказано  было  выше,  проблема  заключалась  в   том,   что сложившаяся политическая система не предполагала  никакой  самостоятельности действий. Партийные работники и советские бюрократы   ждали  указаний,  а  в начале войны их не было и не могло быть.  А  если  они  и  были,  то  многие действия некоторых руководителей были безответственны.
       Органам прокуратуры  и  НКВД  отводилась  особая  роль  в  проведении мобилизации.  Несмотря  на  царившую  неразбериху  с  отправкой   людей   на строительство   оборонительных   рубежей,   прямой    отказ    от    поездки рассматривался как уголовное  преступление  и  карался  статьями  Уголовного кодекса.
       25 октября 1941 года вышел секретный приказ прокурора ТАССР  №  С-41, регулировавший вопрос  участия  органов  суда  и  прокуратуры  в  проведении работы по оказанию помощи партийным и советским организациям при  сооружении Казанского  оборонительного  рубежа.  На  каждый  строительный  участок  для «решительной  борьбы  с  дезорганизаторами  и  саботажниками  в   проведении оборонных работ» выделялось по  одному  работнику  прокуратуры  (в  Кайбицы, Апастово, Васильеве, Столбищи и др.). О ходе работы они  должны  были  лично информировать прокурора ТАССР каждые пять дней,  начиная  с  1  ноября  1941 года.
       В отношении уклонявшихся от трудового участия прокуратура  предлагала применять  статью  59-6  Уголовного  кодекса.   Предусматривались   и   меры воздействия на  лиц,  агитировавших  против  участия  в  строительстве,  что подпадало под ст.58-14 и,  печально  известную,  ст.58-10  УК.  Виновные  по названным статьям подлежали аресту, а их  дела  рассмотрению  в  трехдневный срок. От себя автор хочет добавить об осужденных в годы войны по статье  58-10 УК. Чаще всего мы говорим о репрессиях  по  этой  статье  в  довоенные  и послевоенные годы. Однако, осуждали по этой статье   и  во  время  войны. (что война  убила чувство страха, на котором держалась предвоенная система) 
Не все выдерживали подобное давление. Так, вернувший часть колхозников со строительства председатель колхоза “Заря” Апастовского района А.Максимов, получив телеграмму с военно-полевого строительства о повторном направлении рабочих, по принятому тогда определению, “смалодушничал” и покончил жизнь самоубийством.
       
       Благодаря принимавшимся мерам, к 5 ноября  1941 года  на  работах,  по  данным  Управления  оборонительного строительства, было сконцентрировано более 121 тыс. человек, почти  23  тыс, находились в пути, К работе было  привлечено  93  трактора,  71  автомашина, 5015 лошадей (данные по всем 9 ВПС, в т.ч. и  тем,  которые  находились  вне пределов Татарской АССР).  Взрывчатка  для  подрыва  мерзлого  грунта  стала применяться только в конце строительства.
       В  связи  с  волнообразным  характером  мобилизации,  к  работам   по сооружению «Казанского обвода» не смогли  приступить  одновременно  на  всех ВПС. Архивные документы свидетельствуют, что работы на ВПС № 1  начались  27 октября 1941 года, а до 10  ноября  1941  года  к  работе   приступили   все остальные  военно-полевые строительства.
       Максимальное количество рабочих (107 тыс. человек) было задействовано 15 декабря 1941 года. Земляные, исключительно трудоемкие работы  в  связи  с отсутствием  необходимых  инструментов  и  средств   взрывания   выполнялись вручную.
       Используя самые примитивные орудия труда - лопаты, кирки, кувалды,  - люди смогли создать укрепрайон вокруг Казани.  Осень в 41-ом году  наступила очень рано. Шли бесконечные дожди, стояла непролазная грязь,  затем  ударили морозы. Слои промерзания грунта на  участках,  оголенных  ветром  от  снега, доходил до полутора метров. Морозы же достигали минус  -40°С! А  ведь  среди работающих, было до   75 % женщин!
Эскарп – (франц. escarpe) противотанковые земляное заграждение в виде высокого (около 2м.) крутого среза, ската местности  обращено к противнику.
Контрэскарп -  противотанковое  земляное заграждение в виде высокого (до 2м.) среза, ската местности обращенное в свою сторону.
       Положение тех, кто находился на строительстве с самого начала, т.е. с октября 1941 года, было крайне тяжелым. Из письма мобилизованных  работников Казанского комбината «Спартак» в Татобком ВКП(б); «Мы одежду взяли  на  один месяц. Мы окончательно оборвались, обессилели. В деревне  за  деньги  ничего купить нельзя, поэтому приходиться снимать  с  себя  последнюю  рубашку».  В таком  же  положении   находились   студенты   Казанского   государственного университета.
       «10.12.41. Товарищ Алемасов!  По поручению студентов  госуниверситета находящихся на трудовом фронте, умоляем вас разоблачить вредителей,  которые делают все, чтобы убить нашу веру в  Советскую  власть,  извести  всех  нас, работающих там, и еще больше усилить эпидемию тифов.
       Работать по 10 часов в такие морозы и в такой одежде как у нас –  это пытка. В сводке Совинформбюро от 30/XI, сообщается, что  фашисты  заставляют наших военнопленных работать по 14 часов на изнурительных земляных работах.
       Почему же у нас  советскую молодежь обманно заставили работать  почти два месяца по 10 часов? Придя домой в грязную избу, едим прокисший  за  день картофельный «суп», т.е. вареную картошку. Покупать у нас  нет  денег,  ведь мы приехали в Казань учиться, а не заниматься  изнурительным  трудом!   Идем на работу, плачем, а возвращаемся настолько усталые,  что  думаем  только  о счастье умереть… Вши съедают нас, последние  брюки  и  рубашки  расползаются по швам…
       Известно ли Вам товарищ Алемасов, сколько наших товарищей погибло  на этих проклятых ямах… Пошлите нам смену,  мы   пойдем  работать   на  заводы, заменим обслуживающий персонал вузов, достаточно мы хватили муки, пусть  они тоже поработают.
       Сколько людей не поехало,  и смеются над нами, обманутыми патриотами. Здесь в Кайбицком районе, у всех уверенность, все  говорят  вслух,  что  это вредительство. Мы роем ямы и вновь их закапываем.
       Не  убивайте  нас,  пришлите  нам  смену,  дайте   возможность   хоть разъехаться по домам, раз учиться мы не будем.
       Не подрывайте нашу веру в Вас!»
       Анализируя это письмо, автор пришел к выводу,  что  условия  жизни  и работы  были  действительно  суровыми,  но  также  автор  предположил,   что большинство людей в начале строительства не  понимало,  что  в  стране  идет самая настоящая ВОЙНА!  Такие  строчки  как:   «Пришлите  нам  смену,  дайте возможность хоть разъехаться по домам,  раз  учиться  мы  не  будем»  просто удивляют, а ведь они называют себя патриотами.
       
       
       В конце осени 1941 когда обстановка на  фронте  изменилась.  Началась битва за  Москву.  Блицкрига  не  получилось.  В  сознании  советских  людей свершился важнейший поворот – отныне все они защищали Родину.
       Постепенно большинство бытовых проблем  на  строительстве  Казанского обвода  удалось  решить.  Было  организовано  снабжение  работающих   теплой одеждой, обувью, необходимыми инструментами, введена сдельная оплата  труда,    на   местах    развернуты    «дезкамеры-вошебойки»,   «бани-пропускники».
Моральный климат среди строителей заметно улучшился после  того,  как  стали доставляться самолетом свежие газеты, выпускаться боевые  листки,    стенные и полевые газеты, Интересно, что одной из  первых  выпуск  подобной  полевой газеты        организовала  колонна  Академии  наук.    «Потянулись   полные трудового героизма окопные дни, - вспоминала профессор    Е.И.   Тихвинская,
– наступили сорокоградусные морозы. А цепочка университетских сотрудников  и студентов, иногда держась подобно альпинистам, за  длинную  веревку,  каждый день пробивалась  через  снега  и  метели  к  месту   строительства.  Маяком служили высокая фигура и заячья шапка ректора университета  К.П.  Ситникова, возглавлявшего цепочку и работавшего наравне со студентами. Так  изо  дня  в день  ранним   утром   и   поздним   вечером».   
    Рабочий день составлял 16—17 часов, к тому же приходилось преодолевать по 16 км до окопов и обратно. В день работающие получали по килограмму хлеба, позже норму сократили до 800 граммов. Деревенские подкармливали голодных студентов картошкой, чечевичной кашей или супом.
На   строительстве   рубежа самоотверженно трудились студенты и научные  сотрудники.  Среди  них    Б.А. Арбузов, Г.С. Воздвиженский, И.Г. Валидов, А.Н. Вознесенский, Х.М.  Муштари, Б.Л. Лаптев, М.В. Марков, М.К Курбангалеев, А.Г. Репа, и многие другие.
За первое место по производственным показателям на доску почета «Красной Татарии» были занесены бригады Сагдеева, Х.Г. Гимади, Степанова и еще 20 студентов.
       Официальнойй окончания  строительства    оборонительного  рубежа  под Казанью можно считать   11    февраля    1942    года,    когда   «Казанский обвод» был принят  государственной  приемочной  комиссией.  Он  проходил  от деревни  Покровское  через   станцию   Умары,   Бол.Кайбицы,   Апостово,   к Куйбышеву(Татарскому)  Общая протяженность  противотанковых препятствий составила 331   км, в том числе противотанковых рвов 151 км, эскарпов2   79,61 км, контрэскарпов3 - 1,96 км.  Всего было сооружено 392 командных и командно-наблюдательных пункта, 98 скрытых   огневых точек, 419 землянок и т.д. Охрана готовых оборонительных  сооружений была возложена на сельсоветы.
Используя самые примитивные орудия труда - лопаты, кирки, кувалды, люди смогли создать мощный укрепрайон вокруг Казани с двойной или тройной заградительной линией (кое-где глубиной до десяти и более метров) и большим количеством скрытых объектов оборонного значения из земли, камня и дерева. В этой трудоемкой работе систематически принимало участие 85-110 тысяч человек, или около трети всех колхозников Татарии и Чувашии. Было вынуто вручную около пяти миллионов кубометров грунта.
       За хорошую работу на строительстве оборонительного рубежа 80 человек были награждены грамотами Президиума Верховного Совета ТАССР. 242 строителям объявлена благодарность Совнаркома ТАССР и 11-го УОС НКО  СССР.
       Таким образом, сооружение оборонительного рубежа под Казанью является одной из ярких,   и показательных страниц истории жизни тыла в годы Великой Отечественной войны и стало, по сути, примером поистине героического  труда наших земляков. Именно труд простых   людей помог стране выжить в тяжелейших условиях войны и приблизить победу.
 
Гибель одного человека в  те времена,  приравнивалась  к  потере  одной  единицы  техники!  Строительство «Казанского обвода» по  сути  было  целесообразной  идеей,  с  точки  зрения обороны, пусть даже он  и   не  пригодился  по  назначению,  но  организация работ, строительство - явный пример героизма и трагизма  Советского  народа.
 
                      Список использованной литературы
 
1.    Б.Ф. Султанбеков, Л.А. Харисова, А.Г. Галямова. История Татарстана.   XX век.       1917-2. 1995гг. IV часть:Учебное пособие для общеобразовательных заведений.
      Казань.: Хэтер,  1998-416с.
Кузнецова Л.. Мы окончательно оборвались, обессилели…/ Эхо веков. Казань,2000,                  №  №1-2, с.38-41
Синица Г. Укрепрайоны на западных рубежах/ Военные знания, 2001, № 8 с.2-3

4.   Полный энцеклопедический справочник. История России в картах, схемах, таблицах./       А   автор-составитель П.Г. Дейченко. – М.: ОЛМАПРЕСС,
2001.- 334 с.
 

27 декабря 1941 г. вышло постановление ГКО «О сокращении строительства оборонительных рубежей» 1. Учитывая изменение фронтовой обстановки и особенности работ по строительству рубежей в зимних условиях, Главному управлению оборонительного строительства Наркомата обороны было предложено отложить до весны 1942 г. строительство Заволжского рубежа в пределах Куйбышевской, Саратовской, Сталинградской областей и Калмыцкой АССР. Одновременно к концу января 1942 г. планировалось завершить работы по Окскому, Сурскому, Донскому и Северо-Кавказскому рубежам и обводам городов Ярославль, Горький, Казань, Саратов, Сталинград, Астрахань, Краснодар, Тихорецк, Минеральные Воды, Грозный 2. Некоторые тыловые рубежи, в частности Вологодский, Владимирский, Рязанский, Богучар-Цимлянский, было решено сиять со строительства.
Советское руководство, воодушевленное удачей, достигнутой в контрнаступлении под Москвой, согласилось с предложениями руководителей республик Поволжья и Северного Кавказа об освобождении от строительства рубежей колхозников и транспорта для усиления обмолота и вывозки хлеба. До конца января от работ на рубежах были освобождены 1 млн. 174 тыс. человек из 23 областей и автономных республик 3.
 

Государственный Комитет Обороны
Постановление № ГКО-1068сс от 27 декабря 1941 г.
Москва Кремль.
О сокращении строительства оборонительных рубежей
В целях обеспечения рабочей силой и транспортом молотьбы и вывозки хлебов, а также в связи с изменившейся обстановкой на фронте Государственный Комитет Обороны постановляет:
1. Приостановить строительство следующих оборонительных рубежей: по рр. Теза, Клязьма, Ока; Богучар-Константиновская, Кагальник, Приморско-Ахтарская; Заволжского рубежа от Рыбинска до Астрахани; рубеж от Чаусовский на Дону до Владимирова на Волге, отсечной позиции Клетская-Иловля, обвода гор. Иваново от примыкания Владимирского рубежа до Волги и обвода гор. Пенза.
Мобилизованное на строительство этих рубежей местное население и транспорт освободить с 1-5 января 1942 года.
2. Ограничиться строительством на важнейших направлениях следующих рубежей: по р. Сура - с окончанием к 20-30 января 1942 г.; по р. Медведица - с окончанием к 20 января 1942 г.; рубежа Богучар-Цымлянская; рубежей Рязанской, Тамбовской и Воронежской областей; Северо-Кавказских рубежей с обводами городов: Грозный, Мин. Воды, Ворошиловск, Тихорецк, Краснодар - с окончанием к 15 января 1942 года, обводов городов Саратов, Куйбышев и Ульяновск - с окончанием к 20 января 1942 года и рубежа Череповец-Онежское озеро.
После окончания указанных рубежей и обводов, освободить мобилизованное местное население и транспорт.
По рубежам Рязанской, Тамбовской и Воронежской областей освободить местное население к 15 января 1942 года.
3. Продолжать строительство Владимирского рубежа, Вытоград - Череповец - Рыбинск; обводов: гор. Горький - с окончанием его к 5 января 1942 года; гор. Ярославль - с окончанием к 25 января 1942 года; гор. Иваново от границы Ярославской области до Владимирского обвода - с окончанием к 20 января 1942 года; гор. Казань - с окончанием к 25 января 1942 года; г.г. Сталинград и Астрахань - с окончанием к 15 января 1942 года; г.г. Ростов н/Дону и Вологда.
После окончания указанных рубежей и обводов освободить мобилизованное местное население и транспорт.
4. Начальнику Генерального Штаба Красной Армии дать указания ГУОБР-У в соответствии с настоящим постановлением.
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА ОБОРОНЫ        И. СТАЛИН
Выписки посланы: т.т. Берия, Шапошникову, Микояну, Котляр.
Основание: РГАСПИ, фонд 644, опись 1, д. 17, л.178.
Казанский обвод
 
Исследовательская работа "Труженики села Байгулово в оборонительных работах"
Нашей Великой Победе – 65! Много это или мало? Смотря с чем сравнивать. Но как бы то ни было, это эпоха, напрямую связанная с нашими родственниками – в большинстве своем пока ещё живыми свидетелями и участниками тех героических событий. И все-таки с горечью в душе и комом в горле приходится признавать то, что мы, нынешнее поколение, мало знаем об этой войне, о подвиге наших прадедушек и прабабушек. История не прощает, когда её забывают, а хуже того - не знают. Мы, учащиеся 6 класса, решили провести исследовательскую работу, чтобы больше узнать об участниках войны и тыла, об их боевом и трудовом подвиге. Пока не поздно, пока есть живые участники войны и тыла, нам, особенно молодёжи, необходимо расспрашивать ветеранов об их прошлой боевой жизни, а не вернувшихся с поля битвы, близких, односельчан всегда хранить в памяти. 4 ноября 1941 года на Чебоксары был совершен воздушный налет. С вражеского самолета было сброшено 22 бомбы, из которых 7 взорвалось на улицах города. В результате погибли 2, ранено 18 человек. С 5 ноября 1941 г. осуществлялся режим полной маскировки (полное затемнение жилых и производственных зданий, выключение наружного освещения, введение в действие маскировочного режима транспорта) в городах Чебоксары, Канаш, Цивильск, Алатырь, Шумерля, в пос. Козловка, в с. Тюрлема и в деревнях радиусом в 15 км от волжского моста и радиусом в 50 км во всех населенных пунктах Козловского района. Железнодорожный мост через Волгу в районе Свияжска имел огромное стратегическое значение и представлял особый интерес для немецких разведывательных самолетов. Режим полной светомаскировки продолжался до 1943 г. Контроль над его выполнением и практическое руководство осуществлял Штаб противовоздушной обороны республики во главе с председателем Совнаркома. Население Чувашии приняло активное участие в строительстве Сурского и Казанского оборонительных рубежей на территории республики. Решение об их строительстве ГКО СССР принял 13 октября 1941 г. Основная задача виделась в том, чтобы не допустить противника к промышленному центру - Казани. По схеме, утвержденной ГКО, трасса рубежей проходила по территориям Марийской, Чувашской и Татарской автономных республик. Сурский оборонительный рубеж проходил от села Засурское Ядринского района мимо деревни Пандиково Красночетайского, села Сурский Майдан Алатырского районов до границы Чувашской АССР. Оборонительный рубеж <Казанский обвод> по территории Чувашии проходил от Звениговского Затона через село Октябрьское, деревни Шоркистры и Арабоси Урмарского района до границы Татарской АССР у сел Янтиково и Можарки Янтиковского района.  Работы велись без единого выходного дня, не прерываясь в самые сильные морозы. Не было ни одного колхоза или населенного пункта, не посылавшего своих людей на эту подлинно всенародную стройку. Значительное количество работавших проживало в землянках, бараках, специально для этого построенных. Несмотря на отсутствие механизмов и плохие метеорологические условия (снегопады, морозы), строители успешно справились со своей задачей. Строительство <Казанского обвода> на территории Чувашской АССР было закончено в феврале 1942 г., Сурского рубежа - в середине июня 1942 г. Почетной грамотой Президиума Верховного Совета Чувашской АССР было награждено 167 чел., занесено на республиканскую Доску почета 280 чел., большое количество рабочих отмечено денежными премиями, в том числе и жителей села Байгулово. Воспоминания Педюсевой Валентины Матвеевны(1926г.р.): «Мне было 15 лет, брату 11 лет, когда началась война. Отец ушёл на фронт, и вскоре мы получили похоронку на него. Я хорошо помню то время, когда начали рыть окопы недалеко от нашей деревни. Была очень холодная зима: стояли 45-50 градусные морозы. Оборонительная работа началась в ноябре 1941 года и закончилась в феврале 1942 года. Работали, в основном, женщины до 1925 года рождения, моложе не брали, пожилые мужчины, парни допризывного возраста. Бригадиром на этой работе был мой дядя, Педюсев Дмитрий Михайлович, брат нашего отца. Прорабом был приезжий, русский. Всё это время он жил на квартире у дедушки Аванова Б.А. Приезжали работать со всего района. Они до конца работы жили в нашей деревне. Их разместили по квартирам, по 3-4 человека в каждую семью. Хозяева квартиры должны были их кормить, заботиться о них. Мужчины строили срубы из дубовых бревен для пулеметных точек. Работающие с собой брали хлеб и картошку и сверток всегда держали за пазухой. Негде было греться: не было никаких укрытий. У людей обмораживались руки и лица. Некоторые мальчики и девочки подросткового возраста выходили работать вместо своих матерей. Мы со своей подругой, Сидоровой Анфисой Спиридоновной, тоже заменяли своих матерей.»

Оффлайн gistory

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2277
    • История с Географией
Практически в тему:

Первый мост на этом месте был построен в 1941-1943 годы. Так как строительство осуществлялось в годы войны, то основной рабочей силой здесь были заключенные и вольнонаемные, которые под бдительным оком Управления строительства внутренних дел № 4 построили деревянный мост длиною 565,5 п. метра.

Мост состоял из 8 ферм Гау-Журавского, пролетами по 30 м в свету, с 15 пролетами регильно-подкосной системы по 15 метров в свету и небольшой балочно-эстакадной частью со стороны Ядрина. Деревянные опоры на свайном основании защищались от ледохода деревянными пространственными предопорными ледорезами, обшитыми дубовыми пластинами-брусьями.

С 1956-го по 1962-й год по проекту, разработанному Ленинградским филиалом ГПИ "Союздорпроект", Мостопоездом № 411 Минтрансстроя СССР был построен существующий на сегодняшний день мост, состоящий из разрезных ферм с треугольной решеткой и жестким нижним поясом. Длина мостового сооружения составляет 429 метров.

В 2009 году начато строительство нового моста через реку Суру на федеральной автомобильной дороге М-7 "Волга" в Ядринском районе Чувашской Республики. Новый мост будет построен на 300 метров ниже действующего моста, подъездные пути к нему также будут построены с нуля.

http://www.mostro.ru/ru/press-centre/company/1023/

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8035
"Управление строительства внутренних дел" - это разумеется феерический журналистский косяк.

Оффлайн gistory

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2277
    • История с Географией
Это чебоксарский Московский комсомолец :) Вот такая загогулина)))

Оффлайн gistory

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2277
    • История с Географией
Родился он в селе Колунец нашего района, в многодетной семье. Когда в мирную жизнь ворвалась война, Михаилу  было 19 лет. Его с другими ребятами направили на сооружение противотанковых рвов вдоль Свияги. А поздней осенью, 28 ноября, их увезли домой,  на следующий же день забрали в армию.

http://www.tetyushy.ru/ru/component/k2/item/1049-zhizn.html

Оффлайн gistory

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2277
    • История с Географией
Неизвестный подвиг
22 июня 2013
 
В самом начале Великой Отечественной войны наши земляки практически голыми руками в 40-градусные морозы построили на берегу Волги мощный укрепрайон - стокилометровую линию оборонительных сооружений.
В истории Великой Отечественной войны есть свои темные пятна, почти забытые страницы. Речь, в частности, о строительстве оборонительного рубежа в нашей республике. Что мы об этом знаем? Какая-то мимолетная информация о том, что на берегу Волги рыли окопы. И все. Но вот, наконец, появилось первое серьезное исследование, посвященное военно-полевому строительству (ВПС), как тогда назывались эти объекты.
Речь идет о только что увидевшей свет книге "Оборонительный рубеж на территории Марийской АССР в 1941 году". Я беседую с ее автором, кандидатом исторических наук, старшим научным сотрудником Марийского научно-исследовательского института языка, литературы и истории Ольгой Кошкиной.
 
- Ольга Анатольевна, как вы вышли на эту тему?
- Вскользь я ее затронула в монографии о сельском хозяйстве и колхозном крестьянстве в годы Великой Отечественной войны. Не думала, что займусь ею всерьез, но что-то, видимо, подталкивало, потому что начались неожиданные встречи с людьми, которые имели отношение к этой проблематике: со звениговским краеведом, учительницей Озеркинской школы, ученики которой занимались реконструкцией участка оборонительных сооружений. Начала смотреть историографию - тема совершенно неизученная как в масштабах страны, так и у нас в республике. Пришлось серьезно поработать в архивах.
- Судя по всему, руководство страны создавало глубоко эшелонированную линию обороны, раз уж укрепрайон появился в таком глубоком тылу, как марийский край?
- Нужно учитывать обстановку того времени - фашисты быстро продвигались вглубь страны. 13 октября 1941 года было создано Главное управление оборонительного строительства и принято решение возвести две оборонительные линии. Частью одной из них - так называемого Волжского оборонительного рубежа - стало военно-полевое строительство в Марийской АССР. На территории нашего края были созданы два военно-полевых строительства: №8 в Звениговском районе и №9 в Горномарийском. Горномарийское ВПС возглавил заместитель председателя Совнаркома МАССР Григорий Кондратьев, а Звениговское - секретарь обкома ВКП(б) Петр Шеин.
- Какие задачи стояли перед строителями?
- Приказ о начале возведения оборонительного рубежа датирован 30 октября 1941 года. На территории МАССР должен был появиться сплошной комплекс оборонительных сооружений протяженностью 100 километров! Линия рубежа состояла из противотанковых рвов, эскарпов (это крутой ров, спускаясь по которому танк должен утыкаться орудийным стволом в землю), окопов, блиндажей, огневых точек. Первоначально завершить строительство планировали в течение 30 дней, но это были совершенно нереальные сроки.
- С чем это связано?
- Масштаб задачи совершенно не был подкреплен ни людскими, ни материальными ресурсами. Рабочих рук, например, была только половина от потребности, кстати, в общей сложности на двух объектах ВПС трудились 40 тысяч жителей республики. Людей на строительство собирали методом трудовой мобилизации и все равно районы не могли выполнить разнарядки. Мужчины трудоспособного возраста ушли на фронт, должны были трудиться на заводах. Строительство велось главным образом руками колхозников: женщин, стариков, подростков, были случаи, когда на строительство отправляли, по сути дела, детей - 14-15-летних подростков. Они с нагрузками не справлялись и их возвращали обратно. Катастрофически не хватало всего: инструментов, продовольствия, теплой одежды. Много ошибок было допущено при рекогносцировочных работах, да и планы пересматривались несколько раз. Неразберихи хватало.
- Зима 1941 года была очень суровой.
- Это так, причем, по воспоминаниям современников, холода начались еще в октябре, а вообще морозы опускались до 40 градусов и ниже. Народ же приехал, что называется, в чистое поле, в домах местных жителей смогла разместиться лишь небольшая часть мобилизованных трудармейцев. Люди первым делом строили бараки, шалаши, рыли землянки, которые отапливались сделанными из бочек "буржуйками". Труд был адский, земля промерзла на глубину до метра, поэтому ее сначала отогревали кострами, или кувалдами вбивали железные клинья и таким образом отколупывали кусочки мерзлоты. Выполнить нормы выработки - два кубометра грунта - по силам было лишь немногим. В таких случаях руководство могло оставить рабочих на объекте еще на два часа, хотя и так действовал 10-часовой рабочий день.
- Условия действительно жуткие.
- Мало того, люди голодали, колхозников, например, должны были кормить командировавшие их хозяйства. Задержки с подвозом продовольствия доходили до двух недель. Один только пример - рабочие из колхоза "Москва" Сотнурского района с 10 по 18 ноября не имели продуктов питания и фуража. У многих не было денег, чтобы выкупить положенную дневную пайку из 600 граммов хлеба. И вот голодные люди строем шли на работу, порою за несколько километров от немудреного жилья. Не хватало элементарного, ломов, например, их мастерили из старых тележных осей, гвозди рубили из проволоки. Давали себя знать жуткая скученность, антисанитария - банный день всего раз в две недели, в этот же день прожаривали завшивленную одежду, стригли, проводили дезинфекцию землянок и бараков. Сомневаюсь, что современный человек в состоянии перенести такие испытания.
- Все ли выдерживали столь жуткие условия?
- Смерти были, но точных цифр в открытых источниках мне найти не удалось. Зафиксирован факт членовредительства, когда человек, чтобы избавиться от работы, отрубил себе палец на руке. Люди, конечно, возмущались, роптали, были случаи самовольного ухода домой, дезертирства, но они не носили массовый характер. Уклонистов и беглецов привлекали к уголовной ответственности, наказание было очень суровым - до 10 лет лишения свободы с поражением в избирательных правах. Для достижения максимального воспитательного эффекта выездные заседания судов проводились прямо на месте строительства.
- Чем еще занимались люди, кроме земляных работ?
- Пилили лес, выкатывали, а фактически вырубали оставшиеся от лесосплава бревна из замерзшей Волги, добывали камень на Кузнецовском каменном карьере, строили блиндажи, дзоты (деревоземляные огневые точки). Но основная масса все-таки были землекопами. Представьте себе, каких усилий стоило в замерзшей земле выкопать противотанковый ров глубиной три и шириной четыре метра, а ведь общая их протяженность должна была составить 165 километров! К тому же это были не профессионалы, чаще всего женщины. Впрочем, и на управленческих должностях находились тоже не очень подготовленные люди: десятниками и прорабами работали студенты Поволжского лесотехнического института и слушатели эвакуированной Ленинградской военно-воздушной академии.
- У строителей укреплений, очевидно, существовал какой-то распорядок?
- Дисциплина была жесткая, как в армии, подъем по сигналу в пять часов утра, рабочий день начинался уже в половине седьмого и заканчивался только в 17.30. Если бригада не выполняла план, ее могли задержать на работе еще на два часа. Обед готовили местные жители из окрестных деревень и привозили его на объект на санках. Вечером проводились политинформации, читки газет, иногда показывали кинофильмы. Отбой в 22 часа. Отлучаться со строительства люди не имели права.
- Интересно, платилась ли рабочим военно-полевого строительства заработная плата?
- Честно говоря, не знаю, были ли деньги выплачены, хотя зарплата начислялась из расчета восемь рублей в день при условии выполнения плана. Судя по отчетам, после завершения строительства расчет все-таки был произведен.
- Существовали какие-то формы поощрения передовиков?
- Было соцсоревнование, переходящее Красное знамя, жесткий повседневный учет, нормы выработки. Да, были стахановцы, но большинство рабочих не справлялись с нормами выработки по причине низкой квалификации, адски тяжелого труда, нехватки инструментов, хронической усталости, хотя сверху, в частности от наркома Берии, шли приказы повысить производительность труда. Впрочем, работа в подобных условиях уже подвиг.
- Ольга Анатольевна, а когда работы на ВПС были завершены?
- В начале января 1942 года рабочих распустили по домам. Так получилось, что вместо месяца, как изначально планировалось, они пробыли здесь больше двух.
- Что вы можете сказать о дальнейшей судьбе марийского укрепрайона?
- Первое время его охраняли, маскировали ветками от немецкой аэросъемки, которую вели долетавшие до Волги фашистские самолеты. Судьба половины сооружений оказалась недолгой - их размыло первым же весенним паводком - сказались ошибки в фортификации. Впрочем, после Сталинграда стало ясно, что они уже и не понадобятся - об обороне приходилось думать не Красной армии, а немцам. После строительства гидроэлектростанции большая часть рубежа ушла под воду. Сегодня о нем напоминают обвалившиеся и поросшие лесом, бывшие противотанковые рвы, остатки блиндажей. Правда, в Горномарийском районе возле Озерок школьники реконструировали часть линии обороны. Получился памятник подвигу нашего народа.
(Марий Эл).
Автор: Дмитрий Шахтарин.

http://www.marpravda.ru/news/pervaya-polosa/2013/06/22/neizvestnyy-podvig/

Оффлайн gistory

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2277
    • История с Географией

Оффлайн gistory

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2277
    • История с Географией
Исследовательская работа "Труженики села Байгулово в оборонительных работах"
Нашей Великой Победе – 65! Много это или мало? Смотря с чем сравнивать. Но как бы то ни было, это эпоха, напрямую связанная с нашими родственниками – в большинстве своем пока ещё живыми свидетелями и участниками тех героических событий. И все-таки с горечью в душе и комом в горле приходится признавать то, что мы, нынешнее поколение, мало знаем об этой войне, о подвиге наших прадедушек и прабабушек. История не прощает, когда её забывают, а хуже того - не знают. Мы, учащиеся 6 класса, решили провести исследовательскую работу, чтобы больше узнать об участниках войны и тыла, об их боевом и трудовом подвиге. Пока не поздно, пока есть живые участники войны и тыла, нам, особенно молодёжи, необходимо расспрашивать ветеранов об их прошлой боевой жизни, а не вернувшихся с поля битвы, близких, односельчан всегда хранить в памяти. 4 ноября 1941 года на Чебоксары был совершен воздушный налет. С вражеского самолета было сброшено 22 бомбы, из которых 7 взорвалось на улицах города. В результате погибли 2, ранено 18 человек. С 5 ноября 1941 г. осуществлялся режим полной маскировки (полное затемнение жилых и производственных зданий, выключение наружного освещения, введение в действие маскировочного режима транспорта) в городах Чебоксары, Канаш, Цивильск, Алатырь, Шумерля, в пос. Козловка, в с. Тюрлема и в деревнях радиусом в 15 км от волжского моста и радиусом в 50 км во всех населенных пунктах Козловского района. Железнодорожный мост через Волгу в районе Свияжска имел огромное стратегическое значение и представлял особый интерес для немецких разведывательных самолетов. Режим полной светомаскировки продолжался до 1943 г. Контроль над его выполнением и практическое руководство осуществлял Штаб противовоздушной обороны республики во главе с председателем Совнаркома. Население Чувашии приняло активное участие в строительстве Сурского и Казанского оборонительных рубежей на территории республики. Решение об их строительстве ГКО СССР принял 13 октября 1941 г. Основная задача виделась в том, чтобы не допустить противника к промышленному центру - Казани. По схеме, утвержденной ГКО, трасса рубежей проходила по территориям Марийской, Чувашской и Татарской автономных республик. Сурский оборонительный рубеж проходил от села Засурское Ядринского района мимо деревни Пандиково Красночетайского, села Сурский Майдан Алатырского районов до границы Чувашской АССР. Оборонительный рубеж <Казанский обвод> по территории Чувашии проходил от Звениговского Затона через село Октябрьское, деревни Шоркистры и Арабоси Урмарского района до границы Татарской АССР у сел Янтиково и Можарки Янтиковского района. Протяженность рубежей составляла 300 км. В течение ноября 1941 - января 1942 гг. была проделана земляная работа, в результате которой в трескучие морозы (до -50°С) было вынуто вручную около 5 млн.. кубометров грунта, построено большое количество сооружений из дерева, камня и земли. Ежедневно в строительстве рубежей принимало участие 85-110 тыс. чел. Работы велись без единого выходного дня, не прерываясь в самые сильные морозы. Не было ни одного колхоза или населенного пункта, не посылавшего своих людей на эту подлинно всенародную стройку. Значительное количество работавших проживало в землянках, бараках, специально для этого построенных. Несмотря на отсутствие механизмов и плохие метеорологические условия (снегопады, морозы), строители успешно справились со своей задачей. Строительство <Казанского обвода> на территории Чувашской АССР было закончено в феврале 1942 г., Сурского рубежа - в середине июня 1942 г. Почетной грамотой Президиума Верховного Совета Чувашской АССР было награждено 167 чел., занесено на республиканскую Доску почета 280 чел., большое количество рабочих отмечено денежными премиями, в том числе и жителей села Байгулово. Воспоминания Педюсевой Валентины Матвеевны(1926г.р.): «Мне было 15 лет, брату 11 лет, когда началась война. Отец ушёл на фронт, и вскоре мы получили похоронку на него. Я хорошо помню то время, когда начали рыть окопы недалеко от нашей деревни. Была очень холодная зима: стояли 45-50 градусные морозы. Оборонительная работа началась в ноябре 1941 года и закончилась в феврале 1942 года. Работали, в основном, женщины до 1925 года рождения, моложе не брали, пожилые мужчины, парни допризывного возраста. Бригадиром на этой работе был мой дядя, Педюсев Дмитрий Михайлович, брат нашего отца. Прорабом был приезжий, русский. Всё это время он жил на квартире у дедушки Аванова Б.А. Приезжали работать со всего района. Они до конца работы жили в нашей деревне. Их разместили по квартирам, по 3-4 человека в каждую семью. Хозяева квартиры должны были их кормить, заботиться о них. Мужчины строили срубы из дубовых бревен для пулеметных точек. Работающие с собой брали хлеб и картошку и сверток всегда держали за пазухой. Негде было греться: не было никаких укрытий. У людей обмораживались руки и лица. Некоторые мальчики и девочки подросткового возраста выходили работать вместо своих матерей. Мы со своей подругой, Сидоровой Анфисой Спиридоновной, тоже заменяли своих матерей.» Воспоминания Тушниковой Феоктисты Павловны(1919г.р.): «Окопы я не рыла. Из нашей семьи в оборонительных работах участвовала моя мама. Они долбили промёрзшую землю кувалдами, и руки у них были в окровавленных мозолях. В нашу семью подселили четырёх жителей из деревни Дятлино. Люди спали на полу, на скамейках. Дров не было, а сушить вещи надо: сменной одежды не было. Вот и топили печку хотя бы соломой. Нас 10-12 молодых девушек из нашей деревни направили сушить лук в соседнюю деревню Ново- Байгулово Марпосадского района. Мы собирали лук у населения, крошили, сушили в печке, наполняли в ящики и отправляли на фронт. Затем нас, молодых девушек, направили на лесозаготовку в Буинск. С нами вместе были парни допризывного возраста. Помню Челышева Алексея Фадеевича (прадед учащихся вашего класса Кашаева Александра и Кашаева Алексея). Они валили деревья, мы очищали их от сучьев. В очень тяжёлых условиях там работали. Долгое время я работала на ферме. Ферма находилась там, где сейчас расположен садик. Всю работу выполняли сами вручную. Мы и дояры, и скотники, и пастухи.» Воспоминания Казаковой Нины Сергеевны, бабушки учащейся нашего класса Казаковой Евдокии: «Мне было 10 лет, когда началась война. Я тогда училась в школе. Мы вязали шерстяные носки и варежки, вышивали носовые платки, шили кисеты. Когда наступал посевной период, мы с ребятами боронили, садились верхом на лошадь и ею управляли. Осенью убирали лен, ночью молотили. Были специальные большие машины, куда заправляли снопы. Но прежде сушили в банях, мяли. Получалась масса, делали нити, чтобы можно было ткать половики и одеяла.
Кушать было нечего, слава богу, картошки было вдоволь. Её сажали на больших полях, огороды были большие, но выкапывать не успевали: рук не хватало. Убирали картофель весной, делали из нее крахмал и пекли блины. Блины получались серые, чтобы они были белого цвета, в массу добавляли молоко и ели. Хлеба не хватало, поэтому пекли лепёшки из отрубей, картошки и лебеды, а иногда, зимой, добавляли опилки. Каждый держал скотину, чтобы легче было выжить. Каждая семья должна была платить налог продуктами: мясо, молоко, яйца. Если у кого этого не было, все равно покупали и сдавали государству, так как надо было кормить солдат на фронтах.
Жилось, конечно, очень тяжело. День Победы помню - его никогда не забыть. Был солнечный день. Все плакали, плакали от радости, кто-то и от горя, потому что судьба многих солдат ещё была неизвестна.».
Воспоминания Трубиной Зинаиды Евлампьевны, бабушки учащейся нашего класса Трубиной Анастасии: «Я, конечно, не помню годы войны. Моя мама, Клавдия Спиридоновна, и моя свекровь, Мария Степановна, участвовали в оборонительных работах. Они - прабабушки Насти Трубиной. Начиная с первых и до последних дней, они рыли окопы. Свекровь рассказывала, что у некоторых женщин не было ни рукавиц, ни варежек. На руки надевали шерстяные носки и долбили промерзшую землю. В годы войны по деревням ходили городские женщины, «менялы», и меняли свои вещи на продукты питания. За ведро картошки отдавали ватные одеяла, одёжду и т.п. Однажды вечером они просились на ночлег. Свекровь им ответила, что негде спать, в доме ягнята бегают. Они прослезились и ответили: «Это хорошо, что у вас есть ягнята, вы держите скотину. У нас ничего нет. Как нам выжить?» Трудно сдерживать слезы, когда вспоминаешь об этом.»
Встреча с тружениками тыла произвела на нас большое впечатление. Мы общались с живыми свидетелями истории нашей страны. Мы учимся в школе, а им в нашем возрасте уже пришлось пережить очень многое. Нам не хочется, чтобы повторилась эта страшная война. По сей день хорошо сохранился один из окопов недалеко от нашей деревни как исторический памятник. Мы вместе с преподавателем ОБЖ, Михайловым А.А., побывали на этом месте. Измерили длину, ширину, а глубиной они все были выше человеческого роста. Только из одного окопа было выкопано 30*10*2=600 кубических метров земли Если погрузить всё это на современные КАМАЗы, то получится более шестидесяти гружённых машин. Больше всего мы не любим войну. Война – это самое страшное событие, которое может случиться. Хотим, чтобы её никогда не было и все люди жили долго, счастливо и были здоровы. Наш народ выстоял и победил, сражаясь с оружием в руках и трудясь в тылу. Мы должны сохранить благодарную память о тех, кто сражался за Родину и победил. Пусть в каждом доме, в школе, на работе, на улицах царят Мир и Согласие!
И пусть в истории нашего народа всегда будет этот Великий День Победы – 9 Мая!

Оффлайн gistory

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2277
    • История с Географией
ФИННО-УГОРСКИЕ НАРОДЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕ-
СТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941-1941 гг.): ОБОРОНИТЕЛЬНОЕ СООРУ-
ЖЕНИЕ МОРДОВИИ – РУБЕЖ № 30.
 
Война изменила условия гражданской жизни и политического развития
всех  народов  России,  в  том  числе  и  финно-угорских.  Неизмеримо  возросла
ответственность всей системы государства за судьбы многомиллионного со-
ветского  народа,  аппарат  которого  должен  был  сыграть  роль  воюющего
субъекта:  сражаться,  овладевать  соответствующим  арсеналом,  «управлять
войной»,  в  том  числе  оборонительными  сооружениями,  рассчитанными  на
задержание сил неприятеля.
Опыт ведения войны убедительно показал, что строительство мощных
оборонительных рубежей на пути продвижения вражеских сил, организация
укрепленных линий вокруг городов и населенных пунктов имеют важное во-
енное  значение.  Наличие  хорошо  оснащенных  линий  обороны  задерживало
продвижение фашистских войск, сковывало их наступление. Поэтому, строи-
тельство  оборонительных  рубежей  на  территории  Мордовии  в  1941г.  стало
приоритетной задачей. 
Данное  обстоятельство  было  вызвано  тем,  что  боевые  действия  при-
близились к Московскому военному округу, размещавшемуся к началу вой-
ны на территории Горьковской, Ивановской, Калининской, Московской, Ря-
занской,  Тульской  и  Ярославской  областей,  Марийской,  Мордовской  и  Чу-
вашской  АССР.  В  начале  октября  1941  года  сплошного  фронта  на  Москов-
ском  направлении  не  было.  Крупных  резервов  в  районе  Москвы  в  этот  мо-
мент Ставка не имела. Враг готовился к последнему удару [1, с. 89]. 
В этих условиях, 13 октября 1941 г. Государственный Комитет Оборо-
ны  принимает  постановление  о  создании  государственных  оборонительных
262
 
рубежей,  имеющих  стратегическое  значение.  Одним  из  таких  явился  рубеж
восточного  берега  Онежского  озера  и  далее  западнее  Волги;  часть  его  со-
ставлял  Волго  –  Сурский  оборонительный  рубеж,  проходивший  по  Пензен-
ской области и территории Мордовии. Для их строительства создавалось не-
сколько саперных армий и управлений оборонительных работ. 
Если взглянуть на карту Мордовской республики, то в ее юго-восточной ча-
сти видно, что значительная часть границы с соседями проходит вдоль русла
реки Сура. Вот этот естественный рубеж и был взят за основу оборонитель-
ной линии, общая протяжённость которой равнялась 80 км по правому берегу
Суры. Крайние точки – место впадения реки Барыш в Суру и участок желез-
ной дороги Рузаевка – Инза [2, с. 94]. 
Выполняя постановление Государственного Комитета Обороны, Совет
Народных Комиссаров Мордовской АССР и бюро Мордовского обкома ВКП
(б) 23 ноября 1941 года приняли постановление о строительстве специальных
укреплений,  проходящих  по  территории  Мордовской  АССР  [3,  л.  267].  В
этом постановлении указывалось, что строительство оборонительных укреп-
лений, проходящих по территории Мордовии, должно быть завершено в те-
чение  одного  месяца.  На  строительство  линий  укреплений  предполагалось
затратить 250 тысяч человеко-дней  [4, с. 72].
С началом крепких морозов зимы 1941–1942 гг. в Пензу начали прибы-
вать первые эшелоны военных строителей и саперов. В состав 6-й саперной
армии  под  командованием  А.С.  Корнева  вошли  саперные  бригады  №  16
(Шумерля), № 7 (Пенза), № 19 (Саранск). Одновременно Корнев продолжал
командовать и военными строителями, входящими в Управление строитель-
ных  работ  [5,  с.  300].  Вскоре  появляются  в  Мордовии  военно-инженерные
части 104 и 54 полевых строительств. 
В октябре 1941 г. на строительстве оборонительных сооружений было
мобилизовано по г. Пензе 23 тыс. человек, мужчины в возрасте от 16 до 60
лет и женщины от 16 до 55 лет. В ходе мобилизации было собрано 18 тыс.
лопат, 5 тыс. топоров, 50 ломов [6, с. 300]. Широко развернулось соревнова-
ние пензенцев со строителями из Мордовии. Однако, несмотря на старание,
земляки часто уступали своим более организованным соперникам. 
Строительство оборонительной линии велось сразу на трех участках на
территории  Куйбышевской  (Ульяновская  была  образована  с  19  января  1943
года), где  в г. Карсуне разместилось управление этим объектом  – коменда-
тура,  Пензенской  областей  и  на  территории  МАССР  возле  с.  Николаевка
Большеберезниковского района. 
Одновременно со строительством рубежа шло формирование саперной
армии. Предстояло поставить в строй 48 батальонов по 1000 человек в каж-
дом.  Многие  командиры  и  бойцы  прибыли  из  Пензы  и  области,  соседних
республик  и  областей.  В  батальонах  проводились  строевые  и  специальные
263
занятия.  Не  хватало  командиров  взводов  и  рот,  инструментов  по  обучению
оборонительным работам, по подрывному делу назначались более грамотные
военные инструктора [7, с. 94]. 
В  строительстве  укреплений,  проходящих  по  территории  Мордовии,
приняли  участие  трудящиеся  почти  20  районов  республики  из  30.  Каждый
район в течение 30 дней мобилизовывал от двух до трех тысяч человек и не
менее 200— 300 лошадей с упряжью. Так, Кадошкинский район мобилизовал
две  тысячи  трудоспособных  мужчин  и  женщин  и  300  лошадей,  Красносло-
бодский район—три тысячи человек и 230 лошадей [8, с. 301]. Строительство
оборонительных сооружений в республике базировалось на местных матери-
альных  и  людских  ресурсах.  Выделяемая  рабочая  сила  должна  была  обес-
печиваться питанием за собственный счет, а жильем, необходимыми инстру-
ментами, тягловой силой и фуражом–за счет колхозов.
Строители, несмотря на осенние дожди и зимние холода в 30— 40 гра-
дусов мороза, работали не покладая рук. Для всех участников строительства
оборонительных  рубежей  это  было  необычайно  тяжелый  труд.  Временами
казалось, что люди не выдержат такого напряжения, сдадут, ибо работали без
выходных дней по 15–17 часов в сутки. Однако они выдержали и работали с
большим энтузиазмом, с высокой производительностью труда Большую по-
мощь  строителям  оказывали  женщины-колхозницы  Дубенского,  Красносло-
бодского, Кочкуровского и других районов. Их старания и забота во многом
облегчили тяжелый труд [9, с. 25]. В общей сложности на строительстве обо-
ронительных укреплений в Мордовии в течение декабря 1941 и января 1942
годов приняли участие более 60 тысяч человек  [10, с. 39].
Тем не менее, во всей этой сложной работе партийных организаций не
всегда проявлялась оперативность, четкость и организованность. Кроме того,
плохо было с питанием, жильем, люди уставали, но стойко переносили труд-
ности. 
Однако,  на  фоне  самоотверженного  труда  и  самопожертвований  мор-
довского народа, появились случаи дезертирства,  о чем красноречиво свиде-
тельствуют архивные материалы, засекреченные до недавнего времени. Так,
например,  в  докладе  на  бюро  мордовского  обкома  ЦК  ВКП  (б)  -  сводка  по
Ромодановскому району от 18 декабря 1941 года говорится:
Начиная с первых дней декабря месяца со строительства, под предло-
гом  отсутствия  продовольствия,  люди  начали  дезертировать.  По  состоянию
на 10 декабря 1941 года пришло в район всего по 10 сельсоветам 199 человек,
из  которых  возвращено  93  человека  (Пятина  –23,  Ст.  Михайловка  – 29, Ро-
моданово – 27 и др.). Из числа бежавших арестовано 10 дезертиров (Пятина –
2, Уришка – 1, Анненково – 2 и Трофимовщина – 1). Из них осуждены 4 че-
264
 
ловека (на 10 лет – 1, на 8 лет – 1 и два – на 2 года. Все – женщины) [11, с.
27]. 
Подобные негативные проявления пресекались и наказывались весьма
жестоко,  а  зачастую  принимались  необоснованно  суровые  решения,  в  том
числе и судебные. Некоторые граждане, мобилизованные на оборонительные
работы, по семейным обстоятельствам были вынуждены покинуть работы на
двое-трое суток и поехать домой, чтобы увидеть детей, престарелых родите-
лей, привести себя в порядок, после чего снова вступить в строй. За это их
судили. Такая судьба постигла Жоржа Ремизова, жителя села Языкова Пяти-
на. На работах он заболел чахоткой, а оказавшись в Инсарской тюрьме, скон-
чался [12, л.250].
Особое внимание партийные организации обращали на удовлетворение
духовных потребностей работающих. Для них систематически демонстриро-
вались кинофильмы, выступали артисты. По указанию обкома ВКП (б) «Со-
юзпечать» выделяла ежедневно семь тысяч экземпляров газет «Красная Мор-
довия», две тысячи  экземпляров «Мокшень правды» и две тысячи –  «Эрзянь
правды». 22 врача и 53 человека среднего медицинского персонала обеспечи-
вали сравнительно неплохое по военному времени медицинское обслужива-
ние рабочих [13, с. 301].   
В условиях снежной и морозной зимы на возведение рубежей давался
месяц. Для успешного завершения работы в столь короткий срок требовалось
250-280 тыс. человек. Военных строителей, как уже отмечалось, прибыло 60
тыс. Местные власти Мордовии и Пензенской области прислали еще 120 тыс.
колхозников и горожан. Рубеж был построен за 28 дней, сооружение его бы-
ло завершено в основном в январе 1942 г. На территории Пензенской области
и  в  Саранске  было  оборудовано  несколько  аэродромов,  на  них  работало  до
десяти тысяч человек и до двух тысяч подвод. С приближением боевых дей-
ствий к Сталинграду полевые аэродромы работали бесперебойно [14, л. 271-
272].   
Итоги работы по строительству оборонительных укреплений на линии,
проходящей  по  территории  Мордовской  АССР,  были  подведены  в  феврале
1942 года. Этот вопрос специально обсуждался на бюро Мордовского обкома
ВКП  (б)  в  начале  февраля  1942  г.,  где  было  отмечено,  что  постановление
ГКО о сооружении оборонных укреплений на территории Мордовии полно-
стью  выполнено.  Бюро  Мордовского  обкома  партии  отметило  хорошую  ра-
боту 17 колхозов республики. За отличную работу 342 колхозника были пре-
мированы денежными премиями, в том числе из Дубенского района 50 чело-
век, из Большеберезниковского – 42, из Кочкуровского – 30, из Атяшевского
– 22, из Саранского – 20, из Лямбирского – 19 человек [15, с. 103]. 
Однако  испытать  на  прочность  Сурский  рубеж,  получивший  офици-
альное название «Тыловой оборонительный рубеж № 30», к счастью не при-
265
шлось.  Успешные  боевые  действия  советских  войск  в  1942-  1943  гг.  сняли
непосредственную  угрозу  захвата  Москвы  и  оккупации  Поволжья.  Теперь
важен только временной фактор и концентрация усилий и средств на оконча-
тельный разгром врага. В этих условиях оставлять мертвым грузом огромные
материальные  ценности  было  просто  неразумно,  поскольку  только  древеси-
ны было заготовлено для сооружений рубежа 120 тысяч кубометров. В нача-
ле реализовывались остатки стройматериалов и инструментов, а затем и все
«деревоземляные  оборонительные  сооружения  и  материалы,  получаемые  от
их разборки».
История рубежа, начавшаяся в тиши кремлевского кабинета в октябре
1941  года,  завершилась  документом  командования  Приволжского  военного
округа  от  19  апреля  1944  года.  Точку  поставило  инструктивное  письмо
начальника инженерных войск Приволжского военного округа, направленное
первым секретарям обкомов, председателям облисполкомов, секретарям ЦК
ВКП (б) и председателям совнаркомов АССР 19 апреля 1944 года. В данном
документе сообщалось о необходимости реализации остатков стройматериа-
лов и инструментов, а также всех деревоземляных оборонительные сооруже-
ний и материалов, получаемых от их разборки.
Для ускорения реализации этих материалов в письме рекомендовалось
предоставить право и поручить местным властям самостоятельно заключать
договоры на продажу стоящих у них под охраной материальных ценностей (в
т. ч. и оборонительных сооружений) и продавать их всем заинтересованным
организациям,  учреждениям  и  частным  лицам  (через  организации)  для  ис-
пользования  по  своему  усмотрению.  Оценку  деревоземляных  сооружений
производить исходя из расчета по 25 рублей за куб. метр уложенной в дело
древесины и по 10 руб. за 1 кг железоскобяных изделий [16, с. 103].
Нельзя не признать, что история строительства Тылового оборонитель-
ного рубежа № 30 является еще одним неоспоримым доказательством герои-
ческого трудового подвига народа, стремящегося любой ценой и в тылу от-
стоять свободу и независимость Отечества.
 
Литература
1. См. : Бакаев, Е. Сурский рубеж / Е. Бакаев, А. Кирдин, Н. Сластухин // Подвиг
народный : очерки, статьи, воспоминания и фотодок. о Великой Отечественной войне.  –
Саранск, 1995. – С. 89.
2. Там же. – С. 94. 
3. ЦГА РМ. Ф. Р. 228. Оп. 6. Л. 267.
4.  Мордовия  в  годы  Великой  Отечественной  войны  :  док.  и  материалы.  Саранск,
1962. – С. 72.
5. См. : Писачкин, А. Волжско – Сурский оборонительный рубеж / А. Писачкин //
Этих дней не смолкнет слава… : очерки, статьи, воспоминания, фотодок. о Великой Оте-
чественной  войне. Саранск, 2000. – С. 300.
6. Там же.
7. См. : Бакаев, Е., Кирдин, А., Сластухин, Н. Указ. работа. – С. 94.
8. См. : Писачкин, А. Указ. работа. – С. 301.
266
 
9. См. : Попков, Т. В. Все для фронта! Все для победы! / Т. В. Попков. – Саранск,
1982. – С. 25.
10. История советского крестьянства Мордовии. – Ч. 2. – Саранск, 1989. – С. 39.
11. Попков, Т. В. Указ. работа. – С. 27.
12. ЦДНИ РМ. Ф. 270. Оп. 1. Д. 68. Л. 250.
13. См. : Писачкин, А. Указ. работа. – С. 301.
14. ЦГА РМ. Ф. Р. 228. Оп. 6. Л. 271–272.
15. Писачкин, А. Указ. работа. – С. 302.
16. См. : Бакаев Е., Кирдин А., Сластухин Н. Указ. работа. – С. 103.

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8035
Оказывается разборка ДОТов и снятие колпаков на бывших тыловых рубежах были не самодеятельностью, а плановым использованием их материалов для народнохозяйственных целей? Очень интересные сведения, спасибо! Даже цена названа за кубометр железобетонных изделий.