Автор Тема: Воспоминания. 352 стрбат, УНР-87  (Прочитано 1267 раз)

Оффлайн gistory

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2274
    • История с Географией
Первый день войны

Илья БАРГМАН
22 июня 1941 года Литва оказалась под огнём немецко-фашистских захватчиков. Началась война. О ней много уже написано, но никогда не будет слишком много, особенно если мы сможем получать информацию из первых рук. Именно такую возможность предоставил "Обзору" гид из Каунаса Хаим Баргман, разрешивший опубликовать воспоминания своего отца, ныне уже покойного.

Накануне войны я служил в 352-м сапёрно-строительном батальоне, который вместе с ещё двумя батальонами работал на строительстве оборонительной линии. Строили доты, другие оборонительные сооружения. Было почти всё готово; только вооружения ещё не завезли. Мы были в подчинении 5-го стройучастка Управления начальника работ (УНР-87, которое находилось в г. Калвария, Литва).
 
Помню фамилии начальника УНР-87 майора Бермигера, начальника 54-го стройучастка военного инженера 3-го ранга Бердникова, гл. механика военного инженера 3-го ранга Тандита B.C.(мы с ним потом не раз встречались на фронтовых дорогах, встречались и после войны в Минске). Командующем нашим батальоном был Баталин Ю.А. При нашем стройучастке был и транспортный батальон.

Мы - сапёры-строители - имели сведения, что фашисты готовятся напасть на нашу страну. Вольнонаёмные крестьяне работали на нашем участке с подводами и лошадьми. Они-то и говорили, что немцы подводят к нашей границе войска и военную технику. Мы также знали, что наши железнодорожные эшелоны полным ходом следуют в Германию с продовольствием и стратегическими материалами.

Не верилось, что так внезапно начнётся, не хотелось верить...

В воскресенье около 4-х часов утра мы были разбужены взрывом бомб. Думали, что это какое-то недоразумение, какой-то инцидент, что всё уладится. Ведь все знали, что с Германией у нас пакт о ненападении, фактически дружественный союз. Но очень скоро горькая правда была нами осознана.

В первые часы войны мы подверглись бомбёжке, немцы обстреляли нас из пулемётов, установленных на самолётах. Появились потери убитыми и ранеными.

Мы получили приказ отступать на Каунас. Быстро собрались и уехали. По пути миновали город Мариямполе. Утром наша машина, в которой было 10-12 человек, добралась до Каунаса. Заехали в какой-то двор. Гражданские люди (евреи-ремесленники) предупредили нас, что по радио передадут важное сообщение. Они также предлагали нам еду, но мы отказались. Зашли в булочную и купили там по буханке хлеба, купили и по плитке шоколада.

Я сам слышал выступление Молотова, который объявил Отечественную войну немецко-фашистским захватчикам. Теперь всё стало ясно - немцы вероломно напали на кашу страну, обкрутив Сталина и Советский Союз вокруг пальца. А в сторону Германии ещё по инерции следовали эшелоны с сахаром, металлом и т.п.

Во второй половине дня мы оставили Каунас. Из-за пробок на дорогах наша машина оторвалась от остальных. Мы заночевали на хуторе крестьянина-поляка около Вильнюса. Это была первая ночь войны.

На третий день мы добрались до Борисова. Почему-то полагали, что до Борисова немцев не пустят... Измученные и голодные мы остановились на опушке соснового леса, легли и мертвецки заснули до раннего утра. Наше командование нашло в Борисове старшее начальство. В Борисове мы получили продукты питания и задание инженерно-строительно-сапёрного порядка. В Борисове мы узнали и о больших потерях батальона.

Мы быстрее научились ругаться, чем воевать, ибо у нас всего недоставало - не было ни патронов, ни винтовок, не говоря уже об автоматах. А на немцев работала тогда вся Европа.

Серьёзно воевать стали на востоке Белоруссии и особенно на Смоленщине. Выполняли задания - копали противотанковые рвы, делали завалы и заграждения, наводили переправы, строили мосты на Днепре (часто под обстрелом немецкой авиации и артиллерии).В Смоленской области стали сооружать дороги из гати, минировать проходы и поля. На одной из переправ я был контужен. Понемногу учились воевать. В первые недели войны наш батальон потерял половину состава. Только наша молодость и решимость могли это преодолеть.

Так началась моя фронтовая военная жизнь. А окончилась она в апреле 1945 года под Кёнигсбергом. Имею ряд правительственных наград, однако, самой значительной наградой считаю медаль «За оборону Москвы».

В 1947 году в звании старшины демобилизовался из армии и обосновался в Каунасе. После прохождения воинских сборов в запасе мне было присвоено воинское звание младшего лейтенанта, а затем и лейтенанта запаса. Имею семью.

Очень обидно, что ветеранов войны, проживающих в Литве, стали называть оккупантами, лишать мизерных льгот. Что ещё будет в Прибалтике? Что стало со страной, с людьми?

Илья БАРГМАН,

г. Каунас

http://www.obzor.lt/news/n9066.html