Автор Тема: Вопросы по крепости Владивосток.  (Прочитано 331437 раз)

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 7875
Re: Вопросы по крепости Владивосток.
« Ответ #1510 : 26 Ноябрь 2017, 16:20 »
Чудес не бывает, коптят даже свечи, а такой мощный источник огня обязательно коптит, не спирт же они там жгут. В общем, на мой химический взгляд - надо с этими фекальными шествиями на фортах заканчивать. Вот пусть уполномоченные органы охраны культурного наследия их и проверяют.

Оффлайн Артур Романенко

  • Full Member
  • ***
  • Сообщений: 201
    • Владивостокский диггер-клуб (ВДК)
Re: Вопросы по крепости Владивосток.
« Ответ #1511 : 12 Декабрь 2017, 17:42 »
В рамках секции экскурсоведения и краеведения ОИАК-РГО напомнили общественности и представителям власти о проблемах объектов экскурсионного показа - сооружений Владивостокской крепости. Разговор был конструктивный, может быть, что-то и изменится.

Фоторепортаж на сайте ОИАК: http://xn--80aphn.xn--p1ai/news/2017-12-06/obekty-turisticheskogo-pokaza-nasha-bol

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 7875
Re: Вопросы по крепости Владивосток.
« Ответ #1512 : 13 Декабрь 2017, 06:20 »
Полезное мероприятие, даже если ничего и не изменится - больше людей будет иметь представление о наших объектах.

Оффлайн Штиль

  • Full Member
  • ***
  • Сообщений: 149
Re: Вопросы по крепости Владивосток.
« Ответ #1513 : 12 Январь 2018, 12:04 »
Презентовали мне перед самым Новым годом занятную книженцию. Вот эту вот:


В своей поездке Евгений Васильевич посетил и Приморье. 3-4 мая 1905 года он осматривал госпитали и лазареты, расположенные во Владивостоке. В перечне осмотренных были и относящиеся непосредственно к крепости и военным. Ниже кусок воспоминаний, посвящённых как раз этим событиям (ахтунг! многабукав), текст авторский:

"Во Владивосток наш поезд пришел к 7 часам вечера. Помимо того, что день уже склонялся к вечеру, темнота увеличивалась ещё больше вследствие дурной погоды и моросившего дождя.

Поезд подходит к вокзалу, расположенному почти в центре  города, и потому было удобно остаться жить в вагоне, не перебираясь  в гостиницу. После остановки поезда, не теряя времени, я отправился к коменданту крепости генералу Казбеку, жившему вместе с сыном в казенном здании, очень близко от вокзала. Генерал, очень бодрый на вид, был назначен на эту должность лишь около месяца перед тем. На его долю пришлось спешно укреплять город, остававшийся до то времени слабо защищенным местом. Все ждали, что японцы отрежут  крепость. То же самое я слышал и при отъезде во Владивосток из Хабрина. Уверенности в прочном нашем положении и здесь не было.

 Условившись с прибывшим к нему также недавно во Владивосток генералом Езерским, занимавшим должность инспектора госпиталей, уже знакомым по Харбину, относительно совместного осмотра лечебных учреждений, оставалось только распрощаться с ними до завтрашнего дня.

Хотя погода на другой день продолжала быть серой и выпавшим по времени дождём, город казался всё-таки очень красивым. Он расположен по склону горы, примыкавшей к северному берегу Владивостокской бухты.  В городе можно видеть очень большое число прекрасных, даже высоких, каменных построек, но улицы очень неудобны вследствие плохих мостовых. Город по преимуществу торговый. Главная торговля находится в руках иностранцев, преимущественно у фирмы «Кунст и Альберс». Ещё недалеко то время, говорят старожилы, когда Владивосток со всех сторон был окружён лесом, покрывавшим все прилегающие  горы. В лесах водились даже тигры. Теперь же с устройством крепости леса повырубили. Остался собственно кустарник и весьма небольшое число крупных деревьев. Дальше к северу от Владивостока леса сохранились в довольно больших размерах.

Вода бухты, красивого морского синего цвета, кишит рыбой, креветками, которые особенно крупны, и крабами, составляющими лакомое блюдо местных жителей. В ней же водится в обилии и камбала, достигающая больших размеров.

Вследствие густого тумана, покрывавшего все окрестности, мне пришлось видеть их и самый город с высоты гор. По той же причине не пришлось посетить и форты. Существовавшие же и открывавшиеся госпитальные учреждения были осмотрены подробно. Они расположены как в самом городе, так и в окрестностях: преимущественно же находились на окраинах города в начале и конце Владивостокской бухты и около бухт Диомид и Улисс. Кроме того, имелось еще несколько госпиталей на отдельном острове, замыкающем собою вход во Владивостокскую бухту. Остров носить название Русского. Он очень велик и в северной своей части перерезывается, почти поперек также очень большой бухтой Новик. Необходимо, устройства госпиталей на этом острове обусловливалась не только в видах эвакуации больных и раненых из самого города, но, главным образом, и расположением на нём отдельного гарнизона войск для охраны проливов Владивостока.

Около восточного конца Владивостокской бухты находится так называемый Гнилой Угол, получивший свое название вследствие того, что эта местность низменная и считается нездоровой. Здесь протекает ничтожная речка Объяснения. Из этой долины идут обыкновенно и нездоровые ветры. В Гнилом Углу расположена целая серия казарменных одно- и двухэтажных зданий, принадлежащих 30-му восточно-сибирскому стрелковому полку. Эти казармы откры¬тия войск с 20-го мая 1904 года. Во время моего пребывания во Владивостоке в них был размещен 21-й полевой военный запасный госпиталь на 210 кроватей. В случае надобности госпиталь мог вместить до 400 человек. Он содержался довольно чисто. Операционная комната была устроена с асфальтовым иолом, выкрашенным в белый цвет масляной краской. Вследствие отсутствия канализации, система уборных комнат с выносными ведрами, распространявшими запах, являлась крайне неудовлетворительной. Для засыпки испражнений в этом госпитале , вместо земляной пудры, употреблялись, совершено неосновательно, древесные опилки. Женский персонал для ухода за больными состоял из сестер милосердия, набиравшихся из местных жительниц. Этот военный госпиталь, как и все почти военные госпитали , имел недостаток и относительно качества белья, которое отличалось грязным, желтым цветом и грубостью ткани, что указывает на чисто формальное отношение к делу в ущерб действительной потребности. Во владивостокских госпиталях (как в этом, так и в других, осмотренных мною позже) замечались недостатки в снабжении перевязочным материалом. Нигде, например, совсем не было простой ваты; крахмальная же марля была непригодна для перевязок по малой ее клейкости. Врачи лазарета указывали также на достаточность установленной нормы для перевязочных средств.  Сулемовая марля в этом госпитале почти не расходовалась ввиду того, что при употреблении ее получалась экзематозная сыпь на теле. Странно было видеть, что из сохраненных почему-то в инвентаре Эсмарховских деревянных шин таковые были выданы на одну сторону конечностей, и потому они имелись только для одной левой руки. Ошибку, конечно, можно было легко исправить дополнением или заменою шин. Но, впрочем, Эсмарховским шинам, все равно за ненадобностью пришлось лежать в складе без всякого употребления. Когда я спросил, есть ли в этом лазарете стерилизатор, то ответили, что за отсутствием казенного пользуются своим, устроенным домашними средствами. Несмотря на все усилия, отыскать его, однако, для осмотра не удалось. Кровати в этом госпитале были, как и во всех военных госпиталях, обыкновенные форменные из железа с досками и неудобными соломенниками. Так как в госпитале не было своего микроскопа, то для микроскопических исследований приходилось обращаться в местный Владивостокский лазарет, находящийся очень далеко в совершенно противоположной части города. Жаловались здесь и на недостаток некоторых обыкновенных медикаментов, например борной кислоты и др. 3-го мая в госпитале находились  больных 155 человек нижних чинов и два офицера. Нельзя не отметить, что среди больных было несколько скорбутиков (цинготных) и заболевание этой формой начало заметно появляться среди войск.

Для лечения цинги врачи прибегали к черемше (дикому чесноку) назначая по 1/2 фунта в день на человека.

В зданиях, предназначавшихся для 29-го восточно-сибирского  стрелкового полка, расположенных также в местности Гнилого Угла, помещался и N’90 полевой военный запасный госпиталь на 210 кроватей. Этот госпиталь служил исключительно для сифилитиков кожных болезней. 3-го мая в нем находилось 177 больных нижних чинов, среди которых 6 человек страдали чесоткой. Казармы 29-го восточно-сибирского стрелкового полка каменные, одноэтажные. Они расположены по склону горы. В случае нужды госпиталь мог быть развернут очень свободно на 400 человек, в чем начинала ощущаться потребность. Во время моего посещения часть казарм ремонтировалась, и потому больные были размещены довольно тесно.

В Гнилом Углу, на противоположной стороне долины, собственно у начала  Чуркина полуострова, почти напротив госпиталя №90, приготовилось помещение для какого-либо другого военного запасного госпиталя на 400 мест. Казармы эти были двухэтажные, каменные и принадлежали 30-му восточно-сибирскому стрелковому полку.

Около этой группы госпиталей, несколько ближе к самому городу, в двух кирпичных одноэтажных длинных зданиях, расположен¬ных  довольно возвышенно на склоне горы, был размещен лазарет Красного Креста имени М.П. Кауфмана на 600 кроватей. Здания, занятые этим лазаретом, принадлежали точно так же 29-му восточно-сибирскому стрелковому полку. Главным врачом лазарета был доктор Войно, хирург по специальности. Благодаря большим сред- I свободе организации, устройство его довольно резко от- к т военных госпиталей. В нем было хорошее белье, стены и полы были  хорошо выкрашены, кровати размещались очень просторно иимелись отдельные перевязочная и операционная комнаты. Были и  стерилизаторы, и недурно устроенная аптека. 3-го мая в этом лазарете находилось всего 123 больных нижних чина и 1 офицер. Собственно  хирургических из них было 74 человека, но раненых на сраженияъх —ни одного. Лазарет открыт 21-го ноября 1904 года, и через него  прошло за все время 159 человек. Первые больные поступили только 10-го апреля, и вначале бывало всего по 2-3 человека больных. По случаю же окончания войны, лазарету, вероятно, пришлось ограничиться приблизительно указанным количеством больных. Лазарет воспользовался отчасти железными кроватями, принадлежавшими полку. Уборные, за отсутствием канализации, были устроены  по системе Тимаховича, с выносными ведрами. Странно, что в прекрасно оборудованном лазарете для перевязок пользовались все-таки, йодоформом и сулемой, имея в своем распоряжении  несколько стерилизаторов системы Швабе и Турнера.

Очень хорош во Владивостоке и морской госпиталь, помещающийся  в собственных каменных зданиях, устроенных на 250 мест.  При нужде в этом госпитале можно было поместить и более 400 человек. Он размещен в нескольких каменных зданиях и двух деревянных. 3-то мая в нем находился 241 больной. Само помещение и обстановка очень чисты. Кровати выкрашены белой масляной краской и с сетками. Лечебный материал, вследствие небоевой жизни Владивостока, был обыкновенный. Накануне нашего осмотра в госпиталь доставлены 7 человек китайцев с ожогами, полученными  при пожаре китайской фанзы, в которой, кроме того, сгорело до 20 человек. Особенно хорошим по своему устройству в этом лазарете было помещение для перевязок. Благодаря большому числу окон, расположенных в полукруглой стене, перевязочная комната очень светла. Морской госпиталь имеет различные отделения, и притм не только для мужчин, но и для женщин. Так как в морском ведомстве, устроена своя канализация, то все уборные приспособлены по-европейски. Здания отопляются системой паропроводов. Но ванны, к сожалению, не гармонируют по своей конструкции и содержанию с общим устройством госпиталя. Освещается здание электричеством. Бобина для исследования по Рентгену в то время в госпитале была небольшая, но ожидался новый большой аппарат. Внешняя сторона госпиталя также обставлена хорошо. Перед главным зданием разбит цветник.

Деревянные госпитальные бараки отстроены весьма недавно, но оборудованы прекрасно. В них имеется особенность в устройстве ватерклозетов, состоящая в том, что все три очка промываются сразу при пользовании каким-либо одним. Таким образом, они никогда не могут оставаться загрязнёнными. Среди матросов, помещавшихся в госпитале, мне пришлось увидеть до 19 случаев цинги.

Морским ведомством ввиду войны были устроены две подземные галереи для помещения больных в случае бомбардировки местности госпиталя. Во время моего осмотра работа по устройству этих галерей уже заканчивалась. Галереи помещались очень глубоко под землёй, и больные не могли подвергаться ужасам бомбардировки. В каждую галерею вели 3 хода. Освещались они электричеством.

Находящиеся во Владивостоке казармы сибирского флотского экипажа, помещающиеся вблизи бухты в двух трехэтажных зданиях, были предназначены для 32-го, 34-го, 98-го и 99-го военных запасных госпиталей. В них уже начали производить некоторый  ремонт. Каждая казарма рассчитывалась приблизительно для 400 больных. На одном из зданий сохранились следы от попавших осколков большого осадного снаряда, выпущенного во время бывшей бомбардировки в 1904 году. На самом месте разрыва снаряда, упавшего вблизи здания на землю, поставлена маленькая будочка. С места расположения этих зданий можно было видеть стоявшие на якоре два судна – «Громобой» и «Россию».

Следующий лазарет, находившийся еще ближе к центру города  принадлежал графине Шуваловой. Он предназначался на 300 кроватей для нижних чинов и для 15 офицеров и устраивался в здании института восточных языков. Этот лазарет во время моего пребывания во Владивостоке не имел еще ни одного больного. Прежде он находился на станции Раздольной по Уссурийской железной дороге, на 210 кроватей, где открыл свою деятельность 12-го октября 1904 года и функционировал по 14-е марта 1905 года. За эти 5 месяцев существования через лазарет прошло только 473 больных и раненых.

Персонал состоял из 4 врачей, 1 заведывающего хозяйством, 15  сестер милосердия, 10 санитаров и 23 наемных служителей. Здания занятые им во Владивостоке, имели три прекрасно приспособленных этажа. Особенностью этого лазарета, благодаря энергии главного врача, доктора Королева, являлась масса хозяйственных приспособлений. Были устроены различные мастерские (столярная, слесарная и плотничная) и большой склад госпитального имущества, который, очевидно, мог при нужде оказать помощь и другим лазаретам, не только бельем, но и медикаментами. Хозяйка лазарета, графиня Шувалова, все время находилась при нем и оказывала большую помощь, материальными средствами, так и заботами о порядке в учреждении женского персонала.

Для снабжения военных госпиталей медицинскими предметами образован особый полевой аптечный склад, помещенный в большом  каменном здании в центре города, но он не мог в то время считаться полным. Многие предметы еще ожидались. Стерилизаторы  соответствующем числе еще не были доставлены. Перевязочной белой марли и термометров также было мало.

Невдалеке от Кауфмановского лазарета помешался в 4-х-этажном здании, принадлежащем женской гимназии, Варшавский лазарет Красного Креста, от местной Елизаветинской Общины. Он развернулся на 300 кроватей. Самое здание было построено специально  для гимназии и потому весьма подходило для устройства лазарета.  Широкие коридоры и отдельные комнаты давали возможным сортировать больных и помещать их раздельно. В лазарете co¬всем не было больных, хотя он был совершенно подготовлен к приёму.

Как на некоторую особенность в этом лазарете можно указать на носилки, изготовленные еще в 80-х годах фирмою Швабе в Москве и состоявшие из деревянных пластинок, довольно гибких, проложенных на основной раме, вместо обыкновенно натягиваемого полотна.

С 18-го мая 1904 г. до марта месяца 1905 г. лазарет работал в Никольск-Уссурийском и был переведен во Владивосток в ожидании бомбардировки города. За все время его деятельности в Никольске-Уссурийском через него пре 2016 больных, из которых раненых было только 513 человек. Ранения были, главным образом, огнестрельные; с колотыми ранами было при всего 5 случаев.

В самом городе помещался и 2-й крепостной временный госпиталь, во время моего посещения еще устраивавшийся.

Благодаря простору в его каменных одноэтажных зданиях, построенных для 32-го восточно-сибирского стрелкового полка, предполагало поставить 420 кроватей, но в крайности их можно было разместить и до 800. Больных в нем не было, но он был почти готов к приему. Полы в этих казармах были частью из асфальта, частью деревянные. Недоставало только полного комплекта собственно кроватей. Затем, невдалеке от входа во Владивостокскую бухту, на полуострове функционировал постоянный Владивостокский местный лазарет, размещенный в 8 собственных зданиях на 110 штатных  мест, но он всегда переполнялся. 4-го мая в нем уже находилось 122 человека больных, из которых было 9 офицеров. При нужде можно поместить и 250 человек. Лазарет состоит из отдельных павильонов и имеет отделения для различных форм заболеваний. При лазарете сууществует и двухклассная фельдшерская ротная школа. Помещён  он очень удобно на склоне горы. В нем устроены очень хорошо обставленная лаборатория и рентгеновский кабинет с бобиной дающей искру в 50 сантиметров. Аппарат приводится в действие маховым колесом ручной силою. От исследований по Рентгену в лазарете имелось много хороших фотографических снимков. Вследствии того, что в Никольск-Уссурийском не было собственного рентгеновского аппарата, все больные, для которых требовались исследования через него, направлялись во Владивосток. Рентгеновский аппарат был доставлен в лазарет 4 года тому назад, после китайской войны. Персонал лазарета состоял из 3х врачей, 4 сестёр милосердия, 5 фельдшеров и 54 фельдшерских учеников. Существовавшие заболевания возвратным тифом проверялись постоянно микроскопическими исследованиями на спириллы. Кроме того в лаборатории занимались и исследованиями городской колодезной питьевой воды, которою Владивосток вообще не богат. В общем, лазарет оборудован хорошо. Для обезвреживания перевязочного материала имелся стерилезатор Рабчевского, но для госпиталя он был мал. Заразные больные помещались в особых деревянных бараках, куда, к сожалению, приходилось часто помещать и психических больных, за отсутствием мест.

На следующий день погода продолжала быть серой и большую часть времени выпадал мелкий дождь. На русский остров и в бухты Улисс и Диомид, для осмотра устроенных и устраивавшихся там госпиталей, нас возили на небольшом пароходе «посыльный». Выход из Владивостокской бухты, именуемой Золотым Рогом в подражениие Константинополю, в Босфор, названный также в подражание, возможен только днём в определённые часы. В ночное время бухта бывала целиком загорожена опускающеюся в море сеткой, часть которой разводилась для дневного пропуска судов.

На Русском острове недалеко от береговой батареи, ограждавшей вход в восточный Босфор с запада, со стороны Амурского залива, были размещены в соседстве, под прикрытием горы, 22-ой, 92-ой и 93-й запасные военные госпитали. Больные в день моего посещения находились в одном 22-м госпитале; 92-й и 93-й только приспособлялись. Каждый из госпиталей устраивался на 210 мест. 4-го мая в 22-ом госпитале находилось 150 больных разными формами, среди которых было 7 случаев возвратной горячки. Лазарет открыт 10-го мая 1904 г. в казармах 31-го стрелкового полка. Для хирургических перевязок врачи чаще прибегали к сулемированной марле.  Операционная устроена по системе профессора Субботина в палатке, разбитой в одной из комнат перед окнами. Персонал состоят из 4 врачей и 11 сестер милосердия. За последнее время стали попал случаи скорбута. Для заразных больных имелось отдельное помещение. По заявлению врачей, для полного комплекта кроватей отданное помещение было мало, потребовалось бы прибавление парусиновых шатров. На Русском острове, по другую сторону бухты Новик на склоне горы Русских был устроен госпиталь от Тульского земства, но еще не функционировал.

После Русского острова, куда больные могли быть доставлены на пароходах или баржах, мне было предложено осмотреть лазареты, расположенные в бухте Улисс на Чуркином полуострове, вблизи восточной части пролива Босфор, и в бухте Диомид. На берегу бухты Улисс находился развернутым только один 95-ый полевой запасной госпиталь, устраивавшийся специально для хирургических больных  на 210 мест. Двухэтажное каменное здание было настолько велико, что с успехом в нем разместилось бы и 400 кроватей. Неподалёку от госпиталя, у мыса Иродова, за горою, находилась береговая батарея для защиты пролива.

Около берега бухты Диомид был показан, еще формировавшийся в то время, 56-й запасный госпиталь, который предназначался, исключительно для заразных больных. Возвращаясь во Владивосток мы осмотрели еще первый временный крепостной госпиталь размещенный в каменных казармах крепостной артиллерии, выстроенных на Чуркином полуострове в начальной части восточного Владивостокской бухты. С 24-го марта он был вполне устроен мест. 4-го мая в нем находилось 256 больных, среди которых было 4 офицера.

Таким образом, 4-го мая во Владивостоке функционировали  из 40 намеченных к открытию 11 лечебных учреждений, имевших общей сложности 1983 готовых кровати, занято же из них 976. Из опасений обложения японцами и долгой осады Владивостока, было предложено сосредоточить крайней мере 50 военных госпиталей на 400 мест в каждом, что составило бы, с существовавшими, до 20000 кроватей. Но такое предложение было непонятно по своей крайности при гарнизоне в 35-40 тысяч. Пришлось бы в таком случае почти весь Владивосток превратить в госпиталь. Генералу Езерскому при отъезде из  Харбина говорили о необходимости открыть во Владивостоке вдвое большее число госпиталей (100), по числу мест соответствующее приблизительно численности всего гарнизона крепости. Такова была настойчивая мысль военной администрации.

Во что бы обошлось бы при этом напрасное оборудование госпиталей... Вероятно, недавние недостатки в Порт-Артуре посеяли такую все-таки несоответственную мысль.

Из заразных болезней, имевшихся в то время, больше всего наблюдали цингу (25 случаев) и дизентерию (12 случаев). Больных возвратным тифом 4-го мая было 5 человек. Больных рожей - 6. Кроме того в околотках частей гарнизона состояло 96 человек больных, 339 нижних чинов болели куриной слепотой и оставались в своих частях. Ввиду  появления цинги и куриной слепоты, указывавших на наступившее ухудшение питания в войсках, инспектор госпиталей и вообще врачебный персонал были очень озабочены введением более правильного пищевого довольствия, которое грозило сделаться очень плохим в случае обложения Владивостока неприятелем.

Во время поездки в 1 -ый крепостной госпиталь мне пришлось увидеть во Владивостокской бухте две подводных лодки, возвращавшиеся во Владивосток из экскурсии. Вечером того же дня, во время доклада командира подводной флотилии коменданту крепости о результатах последнего плавания, я узнал, что в экскурсии были подводные лодки для наблюдения за японскими судами,

4-го мая в моем присутствии состоялось особое совещание всех врачей под председательством инспектора госпиталей, генерал-майора  Езерского, где обсуждались различного рода меры обеспечения продовольствием. Больше всего опасались недостатка в мясе, так как пришлось бы получать из Монголии, очень далеко отстоящей от Владивостока. Кроме того, скот, предназначенный для Владивостока. пути мог быть всегда перехвачен расположенными в Манчжурии войсковыми частями. На Уссурийский край и Амурскую область рассчитывать было совершенно невозможно, так как эти местности сами уже начали испытывать большой недостаток в мясе. На совещании решено командировать кого-либо в Монголию для покупки скота. Некоторым подспорьем в пище могла бы быть рыба, но улов ее, вследствие военного времени и вообще застоя рыбных промыслов, не обещал быть большим и не мог удовлетворить боль- . росу. Одинаково трудно было во Владивостоке рассчитывать и на постоянное  получение свежих овощей.

Во время поездки в 1-й крепостной госпиталь мне пришлось увидеть во Владивостокской бухте две подводные лодки, возвращавшиеся во Владивосток. Вечером того же дня, во время доклада командира подводной флотилии коменданту крепости о результатах последнего плавания, я узнал, что в выходе были три подводные лодки для наблюдения за японскими судами,  крейсировавшими вблизи Владивостока. Лодки уходили в море без сопровождения матки за 300 миль и отсутствовали в течение 6 дне. Им приходилось опускаться на несколько часов в воду в виду плававших японских миноносцев.

Жизнь во Владивостоке, несмотря на ожидавшееся обложение города неприятелем, шла обычным порядком. В местном театре вались ежедневно спектакли; другие увеселения шли своим чередом. Частных жителей в городе осталось очень мало, многие дома пустовали и даже были заколочены.

В бухте Золотой Рог на воде стояли 2 крейсера - «Россия» и «Громобой», а Богатырь», получивший большие пробоины, должен был еще чиниться довольно долгое время. В городе продолжалась стройка грандиозного двойного дока, но работы для него оставалось много. И здесь, как во всем прочем, сказывалась наша неподготовленность. В разговоре со мной комендант высказывал, что дисциплина в войсках не стояла на должной высоте и поддержание ее треб больших усилий. Общее настроение не было уверенным в благоприятную для нас сторону. Учебные занятия и работы на фортах и батареях, если мало-мальски позволяла погода, заполняли дни в жизни гарнизона до утомления, способствуя при сыром климате Владивостока увеличению числа заболеваний цингою и куриной слепотой.

Распрощавшись 4-го мая с весьма обязательным комендантом  Владивостока, я отправился поздно вечером с поездом обратно в Никольск-Уссурийский, чтобы затем ехать в Хабаровск. На станцию поезд пришел в 5 ч. утра. Погода продолжала быть неприветливой.  Шел дождь. Говорят, что вообще Владивосток и прилегающие к местности не могут хвалиться постоянством хорошей погоды в летнее время. В начале лета погода всегда плохая и только в июле и августе она изменяется к лучшему. Все свободное время до отхода г. на Хабаровск, то есть до 3-х часов дня, я посвятил осмотру лечебных учреждений. "


Ещё чуть-чуть самой книги:









К сожалению в свободной продаже книги не будет со слов причастных к изданию.

В книге помимо Приморья упоминается организация системы медицинских учреждений и в Китае (в первую очередь в Харбине). Есть описание и пребывания наших военных в плену в Японии, и описания эти не слишком радужные.  В дальнейшем думаю сделаю ещё несколько выписок из неё. Благо сейчас есть программы, позволяющие из пдф, фото страниц и тд получать цифровой текст формата виндоус вёрд. В том числе и на смартфонах.
...море хранит молчание...

Оффлайн Артур Романенко

  • Full Member
  • ***
  • Сообщений: 201
    • Владивостокский диггер-клуб (ВДК)
Re: Вопросы по крепости Владивосток.
« Ответ #1514 : 09 Март 2018, 04:16 »
Краткая сводка последних информсообщений, касающихся объектов Владивостокской крепости:

1. http://xn--80aphn.xn--p1ai/news/2018-02-27/obekty-vladivostokskoy-kreposti-skvery-goroda-v-tcentre-sostoyav
2. https://www.newsvl.ru/vlad/2018/03/06/168211/
3. https://www.instagram.com/p/BgEFxKChH6W/?taken-by=oiak1884

Кстати, а откуда бравые журналисты постоянно берут пищу для утверждения, что Владивостокская крепость, дескать, уже в списке наследия ЮНЕСКО?

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 7875
Светлое будущее Владивостокской крепости! ЮНЕСКО им подавай, понимаешь!

Это пороховой погреб П4 на Эгершельде. Сперва из него слепили какую-то сомнительную харчевню, где в сводчатых помещениях навесили плоские подвесные потолки. А теперь вот он стал элитной банькой, даже деревом обшивают снаружи, чтобы красимше было.


Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 7875
Re: Вопросы по крепости Владивосток.
« Ответ #1516 : 22 Апрель 2018, 02:36 »
https://primamedia.ru/news/687268/

Да фиг бы с ней с баней, объект выдержит, но плоский подвесной потолок, скрывший своды, вагонка, дебильное оформление входа + контейнеры, мусор, портящие внешний вид объекта - все это должно быть убрано.

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 7875
Re: Вопросы по крепости Владивосток.
« Ответ #1517 : 22 Апрель 2018, 02:40 »
Вот копия текста статьи из Примамедии:

"Пороховой погреб П4" из комплекса фортификационных сооружений Владивостокской крепости арендатор облицевал вагонкой, а внутри помещения приобретает очертания обыкновенная баня со столовой и чучелами животных. Об этом в "Facebook" написал историк, писатель Владимир Калинин. Как рассказал корр. ИА PrimaMedia руководитель инспекции по охране объектов культурного наследия Приморского края Владимир Осецкий, эту историю так просто он не оставит, и арендатору в любом случае придется снять с фасада вагонку.

"Светлое будущее Владивостокской крепости! ЮНЕСКО им подавай, понимаешь! Это пороховой погреб П4 на Эгершельде. Сперва из него слепили какую-то сомнительную харчевню, где в сводчатых помещениях навесили плоские подвесные потолки. А теперь вот он стал элитной банькой, даже деревом обшивают снаружи, чтобы красимше было", — написал Владимир Калинин.
Подробнее: https://primamedia.ru/news/687268/

Погреб расположен рядом с гостиницей "Корона" в районе ул. Верхнепортовая, 68В, недалеко от остановки общественного транспорта "Казанский храм". "Пороховой погреб П4" входит в комплекс объектов "Владивостокская крепость". Существует ряд серьезных ограничений, которые касаются внешнего вида объекта.
Подробнее: https://primamedia.ru/news/687268/

Однако фотокорр. ИА PrimaMedia увидел там устрашающую картину. Мало того, что объект облицевали вагонкой, так вокруг образовалась самая настоящая свалка. Причем огромные кучи бытового мусора и мешки, пока никто не спешит убирать.
Подробнее: https://primamedia.ru/news/687268/

Руководитель инспекции по охране объектов культурного наследия Приморского края Владимир Осецкий пояснил корр. агентства, что арендатор не имел никакого права портить внешний вид погреба, а тем более делать внутри баню.

— Мы знаем о такой проблеме и на место отправили сотрудника. Он сделал заключение, что это, действительно, объект культурного наследия и вагонкой его облицовывать было нельзя. Этот объект находится в аренде, причем давно. Арендатор знал, что нельзя такого делать. Мы будем выяснять причины, по которым он решился на такой шаг. В любом случае вагонку ему придется снять. Так как объект находится в муниципальной собственности, то напрямую этот вопрос с арендатором мы решать не будем, это прерогатива городских властей. И они уже приведут арендатора в чувства, — сказал Владимир Осецкий.

Напомним, что комплекс "Владивостокская крепость" предложено включить в объект ЮНЕСКО. Такое предложение внес директор Приморского краеведческого музея имени В.К.Арсеньева Виктор Шалай в ходе коллегии Минвостокразвития России, прошедшей во Владивостоке. Эту инициативу поддержал министр РФ по развитию Дальнего Востока Александр Галушка

Ранее глава города Владивостока Виталий Веркеенко в целях эффективного использования этого уникального фортификационного и исторического объекта как главной туристической достопримечательности города отменил назначенный было ранее аукцион на право заключения договоров аренды объектов Владивостокской крепости. По убеждению главы Владивостока, у крепости должен быть единый оператор, который займется ее комплексным развитием.
Подробнее: https://primamedia.ru/news/687268/

И в настоящее время по поручению Виталия Веркеенко продолжается формирование экспертного совета по развитию парковой, культурно-исторической туристической зоны "Владивостокская крепость".
"Единственная в мире морская крепость, сохранившаяся в России с XIX века, должна стать основой развития туризма во Владивостоке, главной точкой притяжения для гостей со всего мира, жемчужиной города", — отметил Виталий Веркеенко.

Для того, чтобы определить стратегию реализации этого актуального проекта в администрации Владивостока состоялось представительное совещание. В нем приняли участие представители Приморского отделения Русского географического общества – Общества изучения Амурского края, филиала федерального Агентства по управлению и использованию памятников истории и культуры, Владивостоксого диггер-клуба, Тихоокеанского туристического союза, ОНФ, профильных структур городской администрации, депутаты думы Владивостока.
Подробнее: https://primamedia.ru/news/687268/


Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 7875
Re: Вопросы по крепости Владивосток.
« Ответ #1519 : 25 Апрель 2018, 03:27 »
Ну, это уже терпимо., теперь только фасад надо подмазать, чтобы дырки от дюбелей затереть, ну и вообще неплохо бы обновить штукатурку, но это уже мелочи. А плоский подвесной потолок - это да, таки признак дурного вкуса. Хорошо, что оперативно сработали.