Автор Тема: Москва. Кузьминский лесопарк. Бывший химполигон  (Прочитано 5861 раз)

Оффлайн Вадим

  • Модератор
  • Sr. Member
  • ****
  • Сообщений: 259
Благодарю Владимира Аброськина, нашедшего и обработавшего материалы и организовавшего несколько поисков на месте.


(остатки боеприпасов на полигоне)

Другие фото Кузьминок в галерее http://rufort.info/cpg/thumbnails.php?album=10

В 1920-х гг. СССР вел акивное сотрудничество с Германией, в том числе по трем основным военным направлениям - танкам, авиации и химическому оружию. 14 мая 1923 года СССР и Германия подписали договор о строительстве на территории Советского Союза завода по производству боевых
отравляющих веществ.

Химический полигон в Кузьминках появился в 1918 г. а с 1924 г., после подписания договора, он стал интенсивно использоваться (наравне с центральным складом
химического оружия в Очакове). В Москве были построены 4 завода и 2 НИИ по производству химоружия, которое испытывалось в Кузьминках.

В 20-е и 30-е годы во время испытаний отравляющие вещества выливались с самолетов, сбрасывались осколочные химические бомбы, отстреливались химическиме снаряды и мины. Бывало они разлетались за пределы полигона.

Hеиспользованные или протекшие баллоны с отравляющими веществами в соответствии с инструкцией 20-х годов не разряжали, а закапывали в землю. Только в 1938 г. Нарком обороны Клим Ворошилов запретил закапывание химического оружия в качестве метода его уничтожения.

В 1937 г., учитывая зараженность полигона в Кузьминках, нарком обороны Воршилов
распорядился запретить посещение территории полигона людьми и провести очистку территорий. Тем не менее, полигон просуществовал до 1961 - 1962 гг., когда при очередном расширении Москвы, Кузьминки и Очаково вошли, наконец, в городскую черту.

Во время кампании по очистке полигона в 1937 г. выяснилось, что не существует точных данных где, когда и кем были закопаны откравляющие вещества, в каких емкостях, каких видов... Однако выкопано, поднято из местных прудов и болот было довольно большое количество контейнеров. Сколько же их осталось? Помимо большого количества неразорвавшихся боеприпасов, из земли выкапывали бочки с отравляющими веществами, которых на полигоне просто не должно было быть. Например, 946 бочек, заполненных ипритом, 353 баллона с синильной кислотой, фосгеном и хлором... В конце 1937 г. Ворошилову был направлен доклад с предложением продолжить раскопки и очищение полигона в 1938 г. чтобы завершить дегазацию. Однако в 1938 г. к этому вопросу не возвращались, анаоборот, полигон продолжил функционирование.

...Количество захороненных (брошенных) отравляющих веществ на бывших советских
полигонах точно не известно. Такие полигоны существовали во многих городах СССР.


(железобетонный пулеметный колпак на бывш. полигоне)

++++++++++++++++++
"Заместителю народного комиссара обороны Союза ССР Маршалу Советского Союза тов.Егорову

Согласно Вашего приказания от 27-X-37 г. за No 27573сс комиссия установила:

1. Вся территория полигона в Кузьминках систематически заражалась различными ОВ в течение не менее 12 лет.

На полигоне зарывались в землю некондиционные ОВ, отходы от производства ОВ, зараженная аппаратура, доставляемая туда химзаводами г.Москвы (завод No 51, Дербеневский, НИОПИК и др.) по соглашению с Фишманом, Козловым, Рохинсоном, Иваницким, Берлогой - врагами народа и Жигура, ныне уволенного из рядов РККА. Кроме того, по их прямому указанию зарывались в ямы баллоны с хлором, фосгеном, синильной кислотой,.. бочки с ипритом, снаряженные снаряды различных калибров, снаряженные фугасы и проч.

На полигоне преступно, вредительски велись артиллерийско-минометные стрельбы, а площадки, на которых отстреливались задачи ("Северный бугор", "Подвесная дорога") из года в год не очищались от неразорвавшихся снарядов и мин, в результате чего вся площадь, отведенная когда-то под минные и артиллерийские стрельбы, оказалась "минированной".

Сейчас в процессе работ по очистке и дегазации полигона с этих площадок из земли извлечено свыше 7 тысяч оболочек: мин, снарядов, фугасов, авиабомб. Имеется среди них большое количество неразорвавшихся со взрывателями на боевом положении, абсолютное большинство оболочек - с разрывными зарядами. Комиссия устанавливает в существовавшем порядке заражения территории химполигоне (находящегося в 12 км от Москвы) умышленно-злостный, вредительский акт. Этот вывод подтверждается еще и тем, что в процессе работ по очистке полигона:

а) обнаружено большое количество ям с ипритом, с баллонами, наполненными хлором, синильной кислотой, со снарядами - нигде не зафиксированных и не известных никому из работников полигона,

б) в районе технического склада, в непосредственной близости от порохового погреба и цистерны с ипритом была найдена яма, в которой обнаружено 100 кг фосфора, 30 пироксилиновых шашек и несколько баллонов с синильной кислотой. Такое сочетание носит явно диверсионный характер,

в) в том же районе обнаружены две ямы, никому не известные, со снаряженными снарядами,

г) неподалеку от района технического склада, в лесу, в закрытом и укромном месте, сплошь поросшем травой и деревьями, обнаружены две ямы с бочками, наполненными ипритом (свыше двух тонн),

д) такого же характера ямы обнаружены в других районах территории полигона,

е) в центре поля под верхним покровом центральной дороги на глубине четверти метра обнаружена яма с оболочками, наполненными ипритом (свыше двух тонн) и пр...

2. Технический склад полигона до самого последнего времени служил местом "свалки". Сюда систематически завозились на хранение различные ОВ, снаряды, мины, подрывное имущество и пр... Для безопасности района полигона дополнительно к проделанным работам необходимо:

а) весной 1938 года провести еще раз тщательную разведку всей территории специальным отрядом.

б) Этому же отряду еще раз провести работу по раскопке мин и снарядов в районе "Северного бугра" и "Подвесной дороги".

в) Категорически запретить в дальнейшем работать на полигоне с какими бы то ни было ОВ.

г) Запретить на территории полигона уничтожение ОВ и отходов...

Председатель комиссии бригинженер Лебедев. 15 ноября 1937 года".



(металлический макет ДОТа с амбарзурой, внутри находились манекены)
++++++++++++++++++

Народному комиссару обороны К.Е.ВОРОШИЛОВУ

Докладываю о работах по очистке и дегазации химического полигона в Кузьминках по состоянию на 26 октября 1937 г.

Извлечено из земли 225 бочек с различными ОВ, главным образом с ипритом, в количестве 20,5 тонн; 374 баллона, большая часть которых наполнена или хлором или фосгеном; выкопано из земли за все время 2084 мины, 225 артиллерийских снарядов различных калибров; 21 аэробомба больших калибров, многие из них со взрывателями; 680 штук ядовито-дымных шашек, главным образом снаряженных адамситом; 180 кг жидкого фосфора в полуразрушенной таре; 127 штук снаряженных фугасов; 64 шт. пирокосилиновых шашек. В процессе работ установлено, что состояние и расположение извлеченных средств химического оружия можно усмотреть явно диверсионные цели, так:

1. В районе технического склада в непосредственной близости от погреба со взрывчатыми веществами и цистерной с ипритом обнаружена яма, нигде до сих пор не зарегистрированная, в которой было на глубине 1,5 метров зарыто вместе - пироксилиновые шашки 32 шт., фосфора - 120 кг, 3 баллона синильной кислотой и 1 большая шашка.

2. В районе броне-ямы в яме, наполненной мышьяковистыми ОВ, обнаружен снаряд со взрывателем и 2 мины.

3. В том же районе в непосредственной близости от броне-ямы обнаружена яма, точно также нигде не зарегистрированная, в которой найдено 6 бочек с ипритом.

4. В районе "Будки наркомпочтеля" в центре поля на дороге, выходящей на "Красную площадь" при раскопках обнаружена яма - старый окоп, из которой извлечено 24 бочки с ипритом.

5. В районе технического склада обнаружена нигде не зарегистированная яма, в которой было зарыто 33 снаряда различных калибров. Все изъятое из земли уничтожено: 20,5 тонн иприта сожжено, баллоны с ОВ расстреляны, шашки фугасы, шашки пироксилиновые точно также сожжены. Кроме того, уничтожено 15 машин различных отбросов и утиля. Дегазировано 574 бочки, 369 баллонов, 22 ямы и 23 машины металлолома...

Начальник химического управления РККА комдив Степанов 27 октября 1937 г."



(бетонированный окоп для техники, на полигоне)

Другие фото Кузьминок в галерее http://rufort.info/cpg/thumbnails.php?album=10

++++++++++++++++++


Источники:
http://www.retranslator.ru/forums/messages/858/30385/
http://www.spb.ecology.net.ru/enwln/2002/chemestr/04150512.PHP
« Последнее редактирование: 09 Ноябрь 2007, 15:45 by В. »
Кадры решают всё!
http://rufort.info/, http://unwd.narod.ru

Оффлайн Вадим

  • Модератор
  • Sr. Member
  • ****
  • Сообщений: 259
Комментарии, перенесенные из статьи:

1 Re: Полигон в Кузьминках Владимир Калинин 19 Октября 2007, 12:58

Не сообразил на какую тему ответить или как новую тему завести:
Расширение числа фортифкационных форумов, наверно дело хорошее, но  здесь важно с одной стороны, не повторить ошибки fortification.ru с одним, единственно верным мнением модератора, фактически запретившего обсуждать даже фортифкацию, если позиция участника дискуссии расходится с его собственной  (все остальное с его стороны, не более, чем словесная шелуха, прикрывающая именно эту позицию), а с другой стороны - как не скатиться в пустопорожнее словоблудие, слишком далекий уход от тематики обсуждения, политиканство и т.д.

Наверно и жестких рецептов здесь каких-то быть не может, просто дело в общей культуре как участников обсуждений, так и хозяев форума.

2 Re: Полигон в Кузьминках vva 23 Октября 2007, 15:01

Военно-химические испытания

События на фронтах империалистической войны наглядно показали, что в разряд наиболее действенных средств поражения вошли боевые отравляющие вещества (ОВ). Поэтому в ходе реорганизации Красной Армии, начавшейся в первой половине 20-х годов, особое внимание было уделено созданию собственных химических войск, испытанию и производству химического оружия, надежных средств защиты, использованию при химических атаках авиации. 15 августа 1925 г. было создано Военно-химическое управление (ВОХИМУ) [134] Штаба РККА, которое возглавил 38-летний энергичный (и бесцеремонный) Я. М. Фишман, до этого несколько лет проработавший помощником военного атташе в Германии. Структура ВОХИМУ строилась по американскому принципу: снабжение военно-химическим имуществом и изыскания в области боевого применения ОВ, средств защиты и пиротехники. Фишман возглавил также Научно-технический комитет (НТК) ВОХИМУ, созданный для координации научно-исследовательских работ с промышленностью, а затем и образованный в июле 1928 г. Институт химической обороны{95}.

Наличие в Германии высокоразвитой химической промышленности, которая, по оценкам советского руководства, занимала ведущее положение не только в Европе, но и в мире, стремление Германии создать скрытно от Антанты базу вооружений, в том числе химических, и вооружить ими своего восточного союзника предопределили и здесь выбор основного партнера{96}. После уточнения перспектив сотрудничества в сфере военной химии, а также возможных конечных результатов стороны без промедления перешли к практической деятельности. Совместные работы в этой области велись по двум генеральным направлениям. Первое — это строительство в СССР предприятия по выпуску химических ОВ, так называемый проект «Берсоль» при активном участии фирмы X. Штольценберга. Второе — это работы по созданию и испытанию новых боевых химсредств, совершенствованию способов их применения и противохимической защиты на химическом полигоне, получившем условное наименование объект «Томка» или — по аналогии с Липецком и Казанью — химическая школа «Томка».
Первые испытания проводились сначала на полигоне «Подосинки», располагавшемся под Москвой, близ ж-д станции Подосинки. Сегодня это район Москвы — Кузьминки. Впоследствии испытания проходили на полигоне «Томка» около ж-д станции Причернавская, неподалеку от г. Вольска Саратовской области. Там проводилась большая часть совместных советско-германских аэро-химических испытаний.

Договор о совместных аэро-химических испытаниях был заключен сторонами 21 августа 1926г. с целью [135] «всесторонней и глубокой проработки интересующего их вопроса». Он действовал в течение одного года и ежегодно не позднее 31 декабря должен был возобновляться и утверждаться обеими сторонами, которые могли вносить в него дополнения и изменения. Как и в большинстве других документов, касавшихся советско-германского военного сотрудничества, участники не назывались своими истинными именами, а получали условные обозначения, в данном случае советская сторона именовалась «М» (Moskau), немецкая сторона — «В» (Berlin). Права и обязанности между партнерами распределялись поровну. Техническое руководство опытами находилось в немецких руках, административное руководство — в советских. Первым руководителем «Томки» в 1928 г. был полковник Л. фон Зихерер, а после его смерти в 1929 — 1933 гг. — генерал В. Треппер. Обе стороны могли получать образцы всех применявшихся и разработанных при проведении совместных испытаний приборов и их чертежи. Кроме того, договором предусматривалось, что все протоколы испытаний, чертежи, фотоснимки будут выполняться в двойном количестве и равномерно распределяться между сторонами. Все опыты должны были производиться только в присутствии советского руководителя или его заместителя. Они же определяли, кто из советских специалистов будет непосредственно участвовать в опытах. Советская сторона предоставляла в использование свои полигоны и принимала обязательства по обеспечению необходимых условий работы. Немцы брали на себя «обучение в течение опытов «М» специалистов по всем отраслям опытной работы при условии, что «М»-специалисты будут не только теоретически изучать вопросы, но и практически принимать участие в работах».
В договоре предусматривалось, что «обе стороны несут ответственность за полнейшее сохранение секретности и принимают меры к недопущению появления в прессе или специальных журналах сведений о постройках и испытаниях»{97}. Всем В-участникам запрещалось заводить знакомства с населением гарнизона и иностранными подданными. Оговаривалось, что при невыполнении немецкими специалистами требований секретности советская сторона имела право [136] применять необходимые меры, вплоть до расторжения договора.

В случае расторжения договора немцы могли вывезти принадлежавшее им имущество, или передать его другому немецкому предприятию, или продать советской стороне. Приборы и материалы, оплаченные обеими сторонами, переходили в собственность РККА при условии выплаты половины оценочной стоимости. Имущественные расходы по проведению совместных испытаний оплачивались обеими сторонами поровну в соответствии с ежегодно составлявшейся сметой.

Определив юридические, технические и материальные права и обязанности, стороны без промедления, уже в сентябре приступили к практической работе в Подосинках. В сентябре-октябре 1926 г. из Германии было завезено оборудование. Группа немецких исследователей, в которую входили и химики, и летчики называлась «Гела» («Гезельшафт фюр ландвиртшафтлихе Артикель мбХ»). Работу «Гелы» возглавлял Х. Хакмак (под псевдонимом Амберг). В «группу Амберга» входило 12 человек (Амберг, Маркард, Хорн, Фирекк, Мунч, Вирт, Кельцер, Мюльхан, Шмидт, Метнер, Якоб, Томе. Видимо, большинство этих имен — псевдонимы. Возможно, что Вирт — профессор берлинского Технического университета. Известно, что он сотрудничал с советскими военными химиками). В ноябре-декабре «Гела» выполнила основную часть программы по договору, проведя 14 опытов с выливными устройствами, в ходе которых было использовано 5 т химических веществ. Опробованные выливные устройства типа S125 Хакмак-Амберг в отчете в Берлин от 12 декабря 1926 г. рекомендовал принять на вооружение. Были полностью проведены исследовательские работы по вопросам защиты от ОВ и дегазации. На 1927г. Амберг наметил целую программу дальнейших работ. Помимо дальнейшей проработки методов ведения химической войны (распыление ОВ с воздуха, сбрасывание газовых бомб, контейнеров с ОВ с использованием ударного взрывателя, взрывателя с часовым механизмом, разработка новых типов ОВ). Согласно отчету Хакмака-Амберга работы «Гелы» должны были быть возобновлены в апреле 1927 г.

На опытах в декабре 1926 г. присутствовал Уншлихт. [137] Начальник ВОХИМУ Штаба РККА Фишман настоятельно просил немцев помочь ему убедить Уншлихта в необходимости и полезности проводившихся опытов. Согласно советским источникам, было проведено около 40 полетов, сопровождавшихся выливанием имитаторов жидких ОВ с различных высот. На данном этапе применялись нейтральные растворы, по своим физическим свойствам аналогичные иприту. На основании этих опытов советскими военными химиками ВОХИМУ было сделано заключение, вошедшее в записку Уншлихта в Политбюро ЦК ВКП(б) и Сталину от 31 декабря 1926 г. о том, что «применение иприта авиацией против живых целей, для заражения местности и населенных пунктов — технически вполне возможно и имеет большую ценность». Уншлихт заключал, что «опыты эти должны быть доведены до конца, так как благодаря им мы получим совершенно проработанный и законченный ценнейший способ современного боя, сумев приспособить для этой цели наш воздушный флот и заблаговременно изучить способы защиты.


Горлов С.А. Совершенно секретно: Альянс Москва — Берлин, 1920-1933 гг. (Военно-политические отношения СССР — Германия). — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. — 352 с. — (Досье).


3 Re: Полигон в Кузьминках vva 23 Октября 2007, 15:02

Химическая служба времен гражданской войны 1918 -1921 г
23 мая 1919 года при обстреле города Керчи и близлежащих деревень английский флот применил большое количество химических снарядов. В августе 1920 года против частей 16-й армии в районе Барановичей белополяками были применены химические снаряды с фосгеном, присланные англичанами. Как свидетельствуют донесения ряда частей Северного фронта, интервенты в августе-сентябре 1919 года неоднократно применяли ОВ артиллерией и авиацией.

Создание химической службы и подразделений химической защиты проходило в трудных условиях: отсутствовала промышленно-производственная база для производства средств защиты; их запасы, оставшиеся от старой русской армии, были весьма малы: на август 1918 года в Советской Республике имелось в наличии готовых противогазов Зелинского 587 тыс. штук, комплектов деталей к ним - 800 тыс. штук; не было в достаточном количестве нужных специалистов для организации противохимической защиты. Однако от старой русской армии оставались военные химики с накопленными знаниями, остался опыт, зафиксированный в различных документах и трудах. Разумеется, этот опыт был использован. Вот почему первоначальная организация химической службы и первых подразделений химической защиты Красной Армии в значительной мере походила на химическую службу старой русской армии.

Первым учреждением Красной Армии, занимавшимся вопросами противохимической защиты, был Особый химический отдел (9-й отдел) Главного артиллерийского управления РККА. Он был образован летом 1918 года и занимался вопросами учета и хранения военно-химического имущества, оставшегося от старой русской армии. Позднее, 13 ноября 1918 года приказом Реввоенсовета республики № 220 была определена организация первых органов и подразделений противохимической защиты в действующей армии.

Согласно этому приказу в войсках, в интересах руководства и организации мероприятий противохимической защиты, вводились соответствующие должности и подразделения:
- в Главном артиллерийском управлении - заведующий противогазовой обороной, его помощник и противогазовая команда в составе 11 человек;
- в штабе стрелковой бригады - заведующий противогазовой обороной и два метеоролога-наблюдателя;
- в стрелковом полку - заведующий противогазовой обороной, его помощник и команда в составе 24 человек;
- в артиллерийском дивизионе - заведующий противогазовой обороной и команда из 6 человек;
- в каждой стрелковой роте предусматривалось обучение газовому наблюдению 12 военнослужащих и назначение старшего газового наблюдателя.

В связи с большой потребностью в личном составе для укомплектования пехотных, артиллерийских и кавалерийских частей формирование противогазовых команд отодвигалось на второй план и централизовано не проводилось. Они создавались только по инициативе самих фронтов и армий. Например, в 9-й армии Южного фронта в феврале 1919 года в соответствии с этим приказом были сформированы противогазовые команды.

В годы гражданской войны в составе Красной Армии имелись две огнеметные роты и одна огнеметная команда, находившиеся в подчинении Главного военно-инженерного управления РККА. В 1923 году они были переданы в состав химических войск.

Первая из двух огнеметных рот была сформирована в начале 1919 года в Московском военном округе под названием Основная огнеметная рота. Она состояла из четырех взводов и служила базой для формирования огнеметных частей, подготовки огнеметчиков для фронта, изучения огнеметных приборов и их испытания. На вооружении роты находились огнеметы, оставшиеся от старой русской армии: ранцевые и тяжелые - системы Товарницкого, тяжелые траншейные - системы Винсента, а также фугасные - системы Страндина, Поварина и Столицы (СПС).

В конце 1919 года Основная огнеметная рота была преобразована в учебно-опытную роту в составе четырех взводов. На вооружении первого взвода было 2 тяжелых траншейных огнемета системы Винсента, второго - 8 тяжелых траншейных огнеметов системы Товарницкого, третьего - 20 фугасных огнеметов системы СПС, четвертого - 30 ранцевых огнеметов системы Товарницкого.

В октябре 1919 года за счет подготовленных кадров огнеметчиков в составе 1-й Тульской (впоследствии 48-й) стрелковой дивизии Западного фронта была сформирована еще одна огнеметная рота - Отдельная рота тяжелых огнеметов в составе тех взводов по два тяжелых огнемета системы Винсента в каждом. Рота предназначалась для позиционной обороны на важнейших участках фронта.

Летом 1920 года в составе 51-й стрелковой дивизии Южного фронта была сформирована огнеметная команда особого назначения. В период обороны 51-й стрелковой дивизией Каховского плацдарма (октябрь 1920 года) огнеметная команда особого назначения на своем вооружении имела 25 фугасных огнеметов системы СПС.

Первые подразделения и служба химической защиты укомплектовывались солдатами и офицерами-химиками старой русской армии, а также рабочими. 5 декабря 1918 года были открыты Московские советские курсы военной газотехники. В это же время в Петроградском военном округе была сформирована учебно-инструкторская рота противогазового дела для подготовки химических инструкторов.

Срок обучения на курсах военной газотехники зависел от общеобразовательной и военной подготовки курсантов и устанавливался от двух до восьми месяцев. Курсы существовали до января 1920 года и произвели восемь выпусков красных командиров-химиков. В январе 1920 года курсы были преобразованы в Высшую военно-химическую школу. В её состав в сентябре 1920 года была включена и учебно-инструкторская рота противогазового дела Петроградского военного округа.

Многие выпускники школы стали основным костяком химических войск и химической службы, крупными специалистами и руководителями химслужбы Красной Армии, такие как А. Ф. Авроров, П. Г. Вершинин, Н. С. Губанов, А. С. Кубасов, Н. И. Озерский, Д. Е. Петухов, К. Н. Шальков и другие.

В составе 51-й стрелковой дивизии, оборонявшей в августе-октябре 1920 года Каховский плацдарм, действовал личный состав огнеметной команды особого назначения. Боевую задачу команде лично ставил командир дивизии Б. К. Блюхер. Это был первый известный в истории военного искусства пример использования фугасных огнеметов при обороне плацдарма.


4 Re: Полигон в Кузьминках vva 23 Октября 2007, 15:58

Станция Подосинки-нынешняя Ухтомская, в районе Люберец.


5 Re: Полигон в Кузьминках sezin 01 Ноября 2007, 18:23

Недавно известный Л.Федоров сообщил,что извлеченный из бочек иприт 30х годов до сих пор хорошо сохранился. Чего никто не ожидал.

Пару лет назад по ТВ шел рассказ о находке такого же полигона испытаний ОВ под Вашингтоном. Все про него забыли, а полигон ныне стал городским районом и преподнес сюрприз.
« Последнее редактирование: 09 Ноябрь 2007, 15:41 by В. »
Кадры решают всё!
http://rufort.info/, http://unwd.narod.ru