Автор Тема: Конференция "Центра изучения фортифкации" - что это?  (Прочитано 30164 раз)

Оффлайн SerAnt

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 614
заплатив 250 рублей в нагрузку за участие в возможно ненужной им выставке - сумма небольшая.

Да, но там сам билет еще 500 рэ стоит (оргвзнос типа), так что на круг уже 750 получается >:(

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8036
Оргвзнос, это еще ладно, на расходы (частичная компенсация), а вот зачем еще и обязательный билет на выстовку покупать - это же чисто социалистическая "торговля с нагрузкой".

В свое время, когда только налаживалась жизнь после перестройки, то объявления вывешивали работодатели, принимающие людей на работу в торговлю или гостинничный сервис - "людей с опытом работы в советской торговле или сервисе - просят не беспокоиться".

Врядли у организаторов конференции есть такой специфический советский опыт, но тогда совершенно непонятно, с чем связано такое выглядящее столь нелепым условие участия в конференции. Эдак можно даже москвичей распугать!

« Последнее редактирование: 09 Сентябрь 2010, 08:12 by Владимир Калинин »

Оффлайн Илья

  • Full Member
  • ***
  • Сообщений: 123
Ну, москвичей трудно распугать …  :)
Давно все распуганы.  :'(
А вот задуматься заставили.  ???

Оффлайн starcom

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 519
При всех страностях этой конференции не могу не отметить что есть вполне логичное объяснение билета в нагрузку. Это отношения партнерства с организаторами выставки, которые, как я понял, предоставляют площадку для проведения конференции в достатточно пафосном месте Москвы. оставим вопрос за скобками - нуждо было проводить там конференции или проще было ее в каком-нибудь НИИ собрать. Но мне лично понятна "добавленная стоимость" участия в виде билетов на выставку в данном случае.

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8036
А разве нельзя было по-тихому заплатить деньгами (или обещаниями их дать), включить все это в оргвзнос и не распугивать народ таким соцабсурдом?

Прямо таки реставрация коммунизма оргкомитетом одной, отдельно взятой конференции.

Просто домашним птицам насмех!

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8036
Получил по электронной почте вот это письмо:
------------------------------------------------------------------
Уважаемые коллеги, дамы и господа!

Приглашаем Вас и Ваших коллег принять участие в IV Всероссийской конференции ЦИИФ по истории фортификации.

Конференция состоится 5 ноября 2011 г. в г. Ростов Великий.

Тематика докладов на конференции: история оборонительных сооружений с древнейших времен до XX в.; эволюция фортификации в определенные исторические периоды; конструкция оборонительных сооружений и их архитектурные особенности; роль крепостей и оборонительных линий в общей стратегии обороны страны; проблемы взаимовлияния в военном зодчестве; результаты изучения отдельных памятников военного зодчества; гарнизоны крепостей; вооружение крепостей; методы осады и обороны; жизнь и деятельность архитекторов, участвовавших в возведении укреплений; проблемы снабжения укрепленных пунктов водой, продовольствием и боеприпасами; жизнь обитателей замков и крепостей в мирное время и во время осады; проблемы реставрации памятников военного зодчества; крепости сегодня — проблемы сохранности и туризма.

Тезисы докладов будут опубликованы в 3-м выпуске альманаха «Вопросы истории фортификации».

Более подробную информацию Вы можете получить из прилагаемого информационного письма.

Заявки и вопросы направляйте по e-mail: ciif-info@yandex.ru

------------------------------------------------------------------------------
К сожалению, на сайте ЦИИФ никакой дополнительной информации нет, равно как и информации о содержания второго выпуска альманаха "Вопросы истории фортификации", который уже недели две как реально вышел.

Какие-то проблемы у коллег с сайтостроительством...



Оффлайн Любитель

  • Брест - Под вопросом?
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 937
 Мне, человеку от наук далёкому, непонятно:
Цитировать
проблемы взаимовлияния в военном зодчестве
Разве такие проблемы существуют?

 

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8036
Как и во всех отраслях военного дела - все тащат друг у друга не заморачиваясь авторскими правами. Подсмотреть какую-нибудь полезность у неприятеля или союзника - это было самым обычным делом.

Оффлайн sezin

  • Брест - Под вопросом?
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 2455
Как и во всех отраслях военного дела - все тащат друг у друга не заморачиваясь авторскими правами. Подсмотреть какую-нибудь полезность у неприятеля или союзника - это было самым обычным делом.
И даже специально это делалось.Флотские офицеры посещали корабли союзников и возможных противников,а после писали доклады-"англичане ружья кирпичом не чистят" (с), в главных ВН переборках имеют две двери-легкую на каждый день и тяжелую для боя....

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8036
Альманах "Вопросы истории фортификации" № 2.
« Ответ #59 : 17 Октябрь 2011, 16:54 »
Итак, в мои руки попал альманах «Вопросы истории фортификации» № 2, вышедший в 2011 г. в Издательстве «Остров», причем указаны два города выпуска – Санкт-Петербург и Москва, что наверно означает частичный перенос активности Леонида Ильясовича Амирханова в Москву. Поскольку это уже второй номер альманаха, то его издателей можно поздравить с тем, что он уже по факту стал непериодическим сериальным изданием.

Как и предыдущий выпуск второй номер посвящен преимущественно древней и средневековой фортификации, затрагивается русская фортификация огнестрельного периода, китайская фортификация середины XIX века и т.д. Альманах производит намного лучшее впечатление, чем его первый выпуск, поскольку наряду с публикацией материалов очередной научной конференции Центра изучения истории фортификации больший акцент делается на крупные работы обобщающего характера. Читать альманах лучше всего со второй части, где опубликованы материалы II и III конференций ЦИИФа, поскольку многие обзорные статьи являются расширенными версиями докладов. Перечислю кратко тематику опубликованных докладов:

II конференция:

1.   Дьякова О.В. (доктор исторических наук, профессор, зав. лаб. в Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН из Владивостока). «Средневековые крепости Приморья». Автор дает краткую характеристику более 150 крепостей, горных, мысовых и равнинных, причем если равнинные крепости соответствовали китайским традициям, то горные и мысовые – имели аборигенную специфику. Автор делает упор на горную фортификацию чжурчженей государства Восточного Ся.

2.   Е.А. Багрин (Приморский государственный объединенный музей им. В.К. Арсеньева, Владивосток) и Н.Б. Аюшин (автор известных книг о Владивостокской крепости). «Китайские крепостные ружья концу XIX в. (на основе собраний музея ДВГУ и коллекций ПГОМ им. В.К. Арсеньева». Авторы описывают уникальную коллекцию старинных ружей, захваченную русскими войсками в Китае во время т.н. Китайского похода 1900–1901 гг.

3.   В.Н. Пенской (доктор исторических наук, Белгородский государственный университет). «Смоленская эпопея Василия III». Статья повествует о событиях XVI века, а именно о трех попытках Василия III отбить у Литвы Смоленск, защищенный деревянной крепостной оградой. Последняя попытка увенчалась успехом и на 100 лет Смоленск стал русским городом.

4.   Губайдуллин А.М. (кандидат исторических наук, с.н.с. Института истории АН РТ, Казань). «Фортификация Казани XI–XVI в.» Статья рассказывает об укреплениях Казани, которые также были деревоземляными, но отличались повышенной сопротивляемостью. Отмечается наличие каменных фундаментов, свидетельствующее о наличии башен, у которых нижняя часть могла быть каменной.

5.   Носов К.С. (доктор исторических наук, директор по научной работе Центра изучения истории фортификации, главный научный редактор альманаха «Вопросы истории фортификации», доцент Кафедры истории российской государственности Российской академии государственной службы при Президенте РФ, Москва). «Древнегреческая фортификация в Малой Азии». Автор описывает акрополи, городские стены, форты и сигнальные башни, частные укрепленные башни, укрепленные лагеря, длинные стены, защищавшие целую область. Автор указывает, что греки, по-видимому из технологических соображений, предпочитали прямоугольные башни, хотя знали о том, что круглые башни более устойчивы к действию камнеметных машин.

6.   Пастухов А.М. (соискатель Института Дальнего Востока РАН, Москва). «Укрепления китайских войск в битве у Сонхвана 29.07.1894 г. – миф или реальность». Автор доказывает, что попытка списать все частные успехи китайцев в войне с Японией на оборону заранее подготовленных укрепленных позиций связаны с нежеланием японцев признавать наличие определенного военного мастерства у своих китайских противников. Автор убедительно доказывает, что китайские войска просто грамотно использовали свойства местности для организации успешной обороны.

III конференция:

1.   Карелин Д.А. (кандидат искусствоведения. Московский архитектурный институт (Государственная Академия), Москва. «Архитектурные особенности поздних римских крепостей для полевой армии в Египте». Автор описывает весьма продуманную систему римской фортификации в Египте. Интересно, что римляне уделяли большое внимание фланкированию стен из башен, располагая последние на расстоянии не больше, чем 30 м, что соответствовало дальнобойности пращей и дротиков. Автор делает вывод о том, что римляне редко пользовались артиллерией для фланкирования, что, по-видимому является шуткой. Впрочем, в журнале имеются «шутки» и по круче, сделанные на полном серьезе, но об этом чуть позже.

2.   Губайдуллин А.М. «О раннесредневековых городищах Среднего Поволжья». Автор рассказывает о многочисленных земляных городищах, отмечая, что многие из них имели мысовой характер.

3.   Хабибуллин А.Н. (аспирант Института истории им. Ш. Марджании АН РТ, Казань) «Средневековая тюрско-татарская фортификационная терминология». Автор дает многочисленные примеры тюрско-татарской фортификационной и околофортифкационной терминологии, показывая, что она частично использовалась казаками и не только ими, из чего делает вывод о передовом характере этой фортификации и о том, что либо сами татарские мастера принимали иногда участие в фортификационном строительстве восточноевропейских народов, либо другие народы просто перенимали отдельные их приемы.

4.   Носов К.С. «Трудоемкость и стоимость строительства укреплений в древней Руси». Автор дает сравнительный анализ стоимости каменной и деревянной фортификации в условиях России и делает вывод, что каменное оборонительное строительство требовало напряжения всех сил государства, но из-за долговечности и большей боевой эффективности каменных фортсооружений им давалось предпочтение. Очень интересный материал, но употребление автором слова фортификация во множественном числе и применительно к отдельным укреплениям, вероятно вызванное привычкой писать по-английски, просто режет глаз.

5.   Пенской В.В. (доктор исторических наук, доцент, Белгородский государственный университет, Белгород) «”Полоцкие” крепости Ивана Грозного (к вопросу о времени начала применения в России бастионной фортификации». Автор отмечает некоторый застой в развитии фортификационной мысли на Руси в начале XVI в, а переход к новым передовым формам (бастионная фортификация) начал, по его мнению, происходить лишь на завершающих стадиях Ливонской войны. Вместе с тем, существует точка зрения А.Н. Кирпичникова о том, что после взятия Полоцка в 1563 г. русскими были построены там бастионные платформы пяти- и прямоугольных начертаний. В.В. Пенской убедительно доказывает, что для этой точки зрения нет достаточных оснований.

6.   Михайлов А.А. (доктор исторических наук, научный сотрудник Научно-исследовательского отдела военной истории Военной академии Генерального штаба ВС РФ, профессор кафедры истории Санкт-Петербургского государственного технического университета. Санкт-Петербург) «Артиллерийское вооружение крепостей Псковской земли в XVII (на примере Гдовской, Изборской и Островской крепостей)». Автор отмечает, что воеводы пытались рационально распределить крайне недостаточное число орудий, учитывая особенности местности, а состояние крепостей он признает плохим, поскольку ремонт делался медленно и нерегулярно.

7.   Доклад Татьяны Владимировны Новеньковой, кандидата архитектуры, зав. аспирантурой Уральской государственной архитектурной академии из Екатеринбурга «Фортификация России XVIII в.: понятие и типология» был напечатан в альманахе по какому-то недоразумению, поскольку является откровеннейшей чепухой на грани шарлатанства. Автор делит «архитектурно-планировочную организацию» на два типа, а типы, соответственно, на виды, а виды – на сооружения.

Первый «тип» – территориально-пространственный, в который входит почему-то четыре «вида». I вид – укрепленная линия, в который входят (1) оборонительные сооружения – бастион, рондель, форпост, засеки, форт (форт с кавальером,форт с центральным массивом, форт-батарея), барбакан, блиндаж, бастея, блокгауз и др.»

Коллеги, попробуйте представить себе укрепленную линию в России в XVIII веке, состоящую из ронделей, бастей, барбаканов и фортов с центральным массивом? Похоже, что автор переписала типы фортификационных сооружений из справочной литературы, совершенно не разбираясь, были ли они вообще в XVIII веке и, тем более, в России, сделав особый акцент на страничку справочника, где описываются сооружения на букву «б».

(2) Жилые здания и сооружения: острог, застава, засечные сторожа и казематы (!!!).

Это все там так написано, правда! Я так и не понял, как сторож может еще быть зданием, а почему застава, острог и казематы – это жилье, хотя, впрочем жилые казематы тоже бывают, но ведь не только жилые!

(3) Инженерные сооружения: вал, тарасы, ров, траверс, траншея, флешь, батарея, окоп, эскарп, контр-эскарп, надолб и – крепче держитесь за стулья – инженерный плацдарм, равелин и др.

И вот кто из тех, кто допустил выход этого безобразия в печать, сможет мне объяснить почему бастион является оборонительным сооружением, а равелин – инженерным, почему засека – это оборонительное сооружение, а вал – инженерное и т.д., почему плацдарм – это вообще сооружение, а не комплекс таковых? Интересно, что представлял собой инженерный плацдарм в XVIII веке?

II вид - замок, укрепленное жилище и т.д.

Замок в русской фортификации XVIII – это как вообще и откуда?

III вид крепость - …Включает в себя форт-броненосец (!!!).

Да, да, именно форт броненосец, то есть броневой форт на Святой Руси, да еще и в XVIII веке! Автор бы еще упомянула аэродромы, укрытия для танков и зенитные батареи!

Второй тип (который автор почему-то противопоставляет первому) – объемный. И к нему относится, например башня. Вот кто-нибудь может мне объяснить, почему башня – это объемный тип, а бастион – это уже не объемный, а территориально пространственный?

А надолб почему относится к территориально-пространственному типу, а не объемному?

Кажется догадался – объемное – это что-то пустотелое и чьи вертикальные размеры существенно, но не слишком, превышают горизонтальные!

Вообще-то любая классификация нужна и полезна до тех пор, пока она помогает что-то лучше понять или объяснить и даже (в идеале) предсказать, в противном случае это совершеннейшая и никому не нужная схоластика, которую так любил печатать журнал «Балтфорт».

Все подобные казусы, нелепости и откровенную чепуху перечислить просто невозможно, поскольку вся эта работа – один большой «косяк», недостойный публикации ни в научном, ни научно-популярном, ни вообще в каком-либо журнале. И зачем это все было публиковать? И чем тогда претендующий на соответствие жанру научного издания альманах «Вопросы истории фортификации» будет отличаться от того же «Балтфорта» с его крепостями, пересеченными фортами, «молекулами глупости» и т.д.?

Я получил разъяснения от главного редактора журнала, которые меня, кстати, не удовлетворили. Оказывается, доклады на конференции ЦИИФа принимаются без какого-либо отбора, а если участник конференции приезжает, платит оргвзнос и делает доклад, то его тезисы журнал обязуется публиковать в обязательном порядке, не повергая какой-либо правке. На мой взгляд, эта позиция глубоко не верна, и, в случае, если доклад почти целиком состоит из полной чепухи, заключающейся в бессмысленном жонглировании уместными, а иногда и совершенно неуместными фортификационными терминами, надерганными из справочников, то такой материал допускать к публикации нельзя, а нужно коллегиальным решением всей редакции его в порядке исключения отклонять. Очень надеюсь, что подобные досадные случаи больше не повторятся.

8.   С.А. Иванюк (Подполковник ВС РФ, Волгоград) «“Машина с крюком”: инженерные механизмы, используемые русским гарнизоном вовремя обороны Полтавской крепости весной 1709 г.» Автор реконструирует устройство машины, с помощью которой в неприятельскую сапу у подножия вала, находящуюся в мертвой зоне, закидывали бревно, утыканное острыми крючьями и поднимали на вал неприятельских солдат, где их, вероятно из соображений гуманизма, добивали, чтобы не мучились. Кроме того, это страшное орудие убийства, не только вытаскивало людей из сап, а также убивало их на месте, то есть те, кто срывался, погибал потом от ранений, корчась на дне сапы. Воистину не было и нет предела изобретательности человека, когда речь идет об уничтожении себе подобных!

8.   А.М. Пастухов «Крепость Хвасон – вершина развития корейской фортификации». Автор описывает, как в конце XVIII века правящий в Корее государь решил перенести столицу в более безопасное место и надежно ее укрепить. Поскольку корейцы не были осведомлены о мировых тенденциях в развитии фортификации, то они построили невероятно архаичную каменную стену с башнями, причем крепость не имела какой-либо регулярной формы и была скверно применена к местности. Тем не менее, сооружения были весьма выразительны архитектурно и в настоящее время они реставрированы в максимально возможной степени и используются, как музей.

Завершается раздел альманаха, обсуждающий материалы конференций, отчетом о круглом столе «Спорные термины в фортификации». Озабоченность участников конференции правильностью используемой терминологии наверно разделяет большинство историко-фортификационного сообщества, но некоторые определения в части, касающейся современной фортификации, вызывают вопросы. Так, участники круглого стола говорят, что термин каземат нельзя применять к засыпанным землей сооружениям. Представляется, что для помещений ДОТов, которые обычно обсыпаны землей за исключением входов и амбразурных стен – термин «каземат» является вполне употребимым, поскольку именно так эти сооружения и назывались в специальной литературе. Да, современная фортификация различает казематированные сооружения и тоннельные, но казематы в толще вала являются классикой жанра. Также авторы ограничивают применение термина гласис лишь гласисом, который находится за рвом. Однако оборонительный вал гласисообразной профили, даже прикрытый рвом, тоже является гласисом (например оборонительные гласисы в Осовце), хотя под рекомендации Круглого стола, которые рекомендуются, как нормативные, этот тип гласиса не подходит. Со своей стороны полагаю, что термины надо употреблять именно так, как их употребляли в современной им литературе и документах, причем особенно рекомендую в этом отношении словарь Шперка, хотя и им следует пользоваться без излишнего фанатизма.

В альманахе, помимо материалов конференций, имеются также обзорные статьи. Одна из них – статья Д.А. Карелина «Римское крепостное зодчество в Египте». Это расширенная версия материалов конференции. Статья производит сильное впечатление. Соответствующая фортификация первоначально идет от римского укрепленного лагеря и в данном случае долговременная фортификация ведет свое начало от полевой. Система укреплений производит впечатление своей продуманностью, адаптированностью каждого типа крепостей и опорных пунктов к размещению войсковых частей определенного типа и назначения, грамотным размещением самих крепостей по территории, продуманностью и регулярностью оборонительных систем, причем особый упор делался, как мы уже отмечали, на фланкирование. Статья хорошо иллюстрирована многочисленными графическими реконструкциями.

Статья К.С. Носова «Пуническая фортификация» рассказывает о фортификации Карфагена, как его многочисленных крепостей, так и отдельных фортов, разбросанных по Средиземноморью, преимущественно в Северной Африке. Римляне постарались разрушить карфагенские крепости так, что до сих пор по пунической фортификации нет каких-либо книг и даже обзорных статей, недостаток которых и восполняет работа автора. Особенно впечатляет реконструкция городских стен Карфагена, преграждающих полуостров на котором находился город. В нижней части стены располагались стойла для боевых слонов, ярусом выше – конюшни, а верхний, открытый ярус обороны предназначался уже для солдат. Стены, прикрывающие город со стороны побережья были слабее и римлянам пришлось атаковать именно с моря – с суши это было сделать невозможно. Интересно, что первоначальный вариант этой статьи был опубликован на английском языке в журнале “Ancient Warfare». Для нас это совершенно не удивительно, поскольку публиковать материалы по истории фортификации на английском языке действительно иногда бывает проще и, главное, быстрее, чем на русском. Надеюсь, что издание альманаха «Вопросы истории фортификации» несколько выправит эту не совсем нормальную ситуацию, особенно, когда речь идет о фортификации отечественной.

Статья Гаджирагима Насиева, кандидата исторических наук и доцента из Москвы «Длинные стены раннесредневекового Азербайджана» описывает ряд грандиозных оборонительных систем, насчитывающих многие сотни башен, соединенных стенами и прикрывающих Азербайджан с севера.

Статья С.А. Иванюка «Крепостные сооружения города Изюм в XVII–XVIII в.» описывает укрепления города Изюма, расположенного в ближнем тылу укрепленной линии, возведенной в конце XVII века для защиты Слободской Украины от набегов крымских татар. Первоначально укрепления имели лишь земляные валы, рвы, деревянные палисады и башни, но затем, уже в петровское время там была сооружена бастионная ограда.

Статья Е.А. Брагина «Применение вылазок при обороне укреплений русскими на территории Восточной Сибири во второй половине XVII в.» рассказывает о том, что русскими при освоении (завоевании) Сибири часто приходилось вести активную оборону своих укрепленных поселений. Обычно благодаря хорошо налаженной караульной службе аборигенам не удавалось напасть внезапно, их первый натиск отбивался, и затем русские почти всегда переходили в контратаку, рассеивая и уничтожая врага огнестрельным оружием. Такой активный характер обороны позволял избегать длительных осад и надолго отбивал охоту у аборигенов нападать на русских.

Статья С.А. Иванюка «Крепостные сооружения города Киев в период Великой Северной войны (1700–1721 гг.) описывает тогдашние укрепления Киева – Печерскую крепость, собственно городские укрепления и соединяющий их ретраншемент. Наличие крепости позволяло русскому командованию контролировать оба берега Днепра, переправлять в случае необходимости войска, сосредотачивать для них в Киеве запасы. Роль оборонительных сооружения Киева в событиях Северной войны была очень велика. Статья будет весьма полезна, как дополнение к соответствующему разделу книги о Киевском укрепленном районе.

Статья А.М. Пастухова «Форты Соленой реки. 1866–1876 гг.» Форты Соленой реки – это береговые укрепления на берегу пролива, отделяющего остров Канхва, от побережья Корейского полуострова и где находилась укрепленная резиденция корейских монархов. Безнадежно устаревшие укрепления, вооруженные допотопной артиллерией были совершенно неадекватны фортификационно-артиллерийским реалиям второй половины XIX века и потому их почти безнаказанно громили французы, американцы, японцы и даже русская канонерская лодка «Соболь». В статье дается описание всех этих боевых эпизодов.

Общее впечатление от альманаха – самое благоприятное и его не испортили, ни публикация доклада Новеньковой с псевдоклассификацией фортификационных объектов и броневыми фортами в XVIII веке, ни неправильное употребление термина «фортификация» во множественном числе для обозначения отдельных укреплений в виде кальки с английского, а не так, как это принято в отечественной фортификационной литературе – то есть для обозначения науки об усилении оборонительных свойств местности, либо для обозначения каких-то крупных фортификационных систем (различающихся по времени, способу организации позиции или территории). Несколько экземпляров, которые я взял для пробы под реализацию, ушли не то, чтобы быстро, но без проблем, причем у знакомых коллег журнал вызвал самые позитивные отклики.

Само собой разумеется, что журнал пока охватывает преимущественно фортификацию, строившуюся до середины XIX века, с упором на еще более ранние фортификационные системы, вплоть до самых древних. Однако и для любителей фортификации более современной иметь какое-то представление о более старых ее формах весьма полезно. Насколько мне известно, редакция альманаха имеет намерение расширить его тематику и если потребуется, то я сам готов оказать ей посильную помощь.

* * *

В свое время, когда возник Центр изучения истории фортификации, созданный группой молодых, энергичных и весьма амбициозных докторов и кандидатов наук, а также соискателей ученых степеней, связанных в той или иной степени с историческими дисциплинами, затрагивающими вопросы истории фортификации, с моей и не только стороны было довольно много скепсиса в отношении этой затеи. Однако за годы, прошедшие с момента основания ЦИИФа было проведено уже три научные конференции, выпущено два альманаха, проведен конкурс на лучшее печатное издание – в общем, работа ведется на добротных системных научных основаниях.

До начала работ авторов, группирующихся вокруг ЦИИФа, в истории ранних стадий развития отечественной фортификации имелся определенный застой аналитической мысли. Отечественные историки, разрабатывавшие соответствующую проблематику боялись объективно оценивать достоинства и недостатки русских фортификационных систем, ограничиваясь лишь их добротным описанием – сказывались последствия советской катастрофы в гуманитарных науках, деформировавшей сознание ученых-гуманитариев. И этот вакуум заполнялся откровенной профанацией. Печатались книги Авенира Овсянова (отставного полковника и профессионального военного инженера!!!), на полном серьезе искавшего истоки фортификации Пруссии в древнерусском оборонительном зодчестве. На самом авторитетном тогда профильном Интернет-ресурсе fortification.ru активно навязывались сообществу не менее парадоксальные идеи Олега Тульнова о превосходстве русской «стено-башенной» системы над современными ей европейскими бастионными фронтами. И эти идеи находили даже определенную поддержку. Страшно подумать, если бы журнал «Редут» продолжил бы выходить под редакцией человека, придерживающегося таких пещерных квази-патриотических взглядов на историю фортификации, ведь от позиции редактора печатного издания, равно как и модератора Интернет-ресурса зависит очень многое в отношении того, что именно будет публиковаться, а что нет.

К счастью, ситуация сложилась по иному. Свежие силы уже молодых профессиональных научных работников, объединившихся вокруг Центра изучения истории фортификации и не отягощенных застарелыми советскими предрассудками, подняли обсуждение важнейших вопросов истории фортификации на принципиально иной уровень и, в частности, касательно застоя в российской фортификации относительно европейской в период перехода к бастионной системе, поставив это обсуждение на твердую научную основу. А сомнительные идеи Овсянова, Тульнова и ряда других не по делу теоретизирующих коллег оказались теперь оттеснены в разряд маргинальных заблуждений типа летающих тарелочек, зеленых человечков и тому подобных, где им теперь отведено вполне заслуженное место.

Таким образом, выход второго номера альманах «Вопросы истории фортификации», на мой взгляд, должен снять последние сомнения у той части историко-фортификационного сообщества, которая ориентирована на вопросы современной фортификации, в отношении деятельности ЦИИФа. Взаимное отчуждение надо преодолеть и помогать друг другу, чем можем.

P.S. Альманах «Вопросы истории фортификации» можно заказать в издательстве «Остров» у Леонида Ильясовича Амирханова по электронной почте zitadel@bk.ru
« Последнее редактирование: 17 Октябрь 2011, 17:14 by Владимир Калинин »