Автор Тема: Re: Командиры, служившие в УРах и строившие их  (Прочитано 115890 раз)

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8035
Конечно же нет. Все эти доносы и "показания" имели довольно малое отношение к принятию репрессивных решений по тем или иным лицам. Показания выбивались таким образом, чтобы получить компромат на нужных людей, причем характер будущих показаний в особо важных случаях диктовался самим Сталиным, как это было, например, в случае с делом Промпартии. А доносы, при том размахе "оперативной" работы,  имелись практически на всех более или менее заметных людей, и при необходимости "раскрытия" нужного начальству "заговора" их пускали в ход, а могли и попридержать, чему тоже много свидетельств.

Копание во всей этой "конкретике" имеет не так много научной и познавательной ценности, там можно выявить только какие-то случайные, второстепенные детали, если хорошо ориентируешься в предмете, а уж какие-либо серьезные выводы только на этом материале вообще строить нельзя.

По "военно-фашистскому заговору на Дальнем Востоке" слетела вся без исключения верхушка ОКДВА и какие-то конкретные доносы и показания были лишь поводом для реализации ПОЛИТИЧЕСКОГО решения, а политические решения принимал тогда в той безумной стране только один человек.

 
« Последнее редактирование: 09 Июль 2012, 08:56 by Владимир Калинин »

Оффлайн Олег Романовский

  • Брест - Под вопросом?
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 1068
Кстати почему-то нет никаких материалов по 16 (Невскому) УР, может тему надо открыть?
Олег.

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8035
Еще о Малинникове. Моя матушка последний раз видела комбрига 7 декабря 1941 года, в день отъезда в эвакуацию. Владимир Александрович специально приехал с фронта проводить знакомых,и застал в квартире моего деда, который тоже приехал с Карельского перешейка проводить семью. Пока подошли дамы, мужчины успели познакомиться и хорошо выпить. В память о встрече они поменялись телогрейками, но Малинников отдал телогрейку со своего плеча (полученную от деда) моей бабушке, чтобы она ее грела в эвакуации. Так непереатестованные комбриг и старший батальонный комиссар и проводили их в дорогу, то есть посадили на поезд на Финляндском вокзале, который шел в сторону Ладоги.

Оффлайн Олег Романовский

  • Брест - Под вопросом?
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 1068
Добрый вечер!
Конечно же нет. Все эти доносы и "показания" имели довольно малое отношение к принятию репрессивных решений по тем или иным лицам. Показания выбивались таким образом, чтобы получить компромат на нужных людей, причем характер будущих показаний в особо важных случаях диктовался самим Сталиным, как это было, например, в случае с делом Промпартии. А доносы, при том размахе "оперативной" работы,  имелись практически на всех более или менее заметных людей, и при необходимости "раскрытия" нужного начальству "заговора" их пускали в ход, а могли и попридержать, чему тоже много свидетельств.

Не могу согласиться, ваши выводы могут касаться только высшего эшелона партии и военноначальников. Ну какое дело было ИС до какого-нибудь комбрига или полковника.
Вот вам один показательный пример того, что сначала были доносы, а только потом жертву подгоняли под необходимые показания. И доносы писали не особенно плохие люди. Доносы их заставляла писать жизнь в том обществея. которое их воспитало.
Бригадный комиссар Никифор Гурьевич Конюхов в своих воспоминания пишет:
«... Аресты продолжаются. Я лично не сомневался, что органы будто бы не нарушают законность: раз арестовали, значит не зря. И вот однажды, на партсобрании разбирают мое персональное дело о связи с врагами народа Червяковым и Голодедом (1). В мою бытность начальником политотдела 33-й стрелковой дивизии Совнарком Белоруссии за большую работу и участие частей в хозяйственно-политической жизни Белоруссии по коллективизации, по подготовке первых колхозных счетоводов, трактористов, шоферов, для политотдела выделил легковую автомашину. Кроме этого, А.Г. Червяков посещал лагерь «Друть», сопровождался мною по полкам и, наконец, я был награжден ЦИК БССР.
Комиссия проверила и доложила, что это были служебные связи. Партсобрание приняло заявление Скряго Афанасия Григорьевича к сведению. После этого я еще раз убеждаюсь, что аресты вполне законны.
...
В ноябре арестовали Писманика, А.И. Мезиса. Вместо них назначили Ивана Ивановича Сычева — начальником политуправления. Вскоре меня вызвали в ЦК ВКП(б), где предупредили, чтобы я готовился переехать в Харьков начпуокром. Прошел месяц, меня никто не вызывает. Числа 12 января 1938 года инструктор политуправления Скряго А.Г. опять ставит вопрос о моей связи с врагами народа Мезисом, Буниным, Писмаником, с Архиповым (секретарь Смоленского горкома). Парторганизация объявила строгий выговор за выпивку с врагами народа. Окружная парткомиссия подтвердила. Я подал апелляцию в Парткомиссию ПУРККА. Там тщательно разобрались и выговор сняли. Я продолжал работать. В 20-ю годовщину РККА я был награжден правительством медалью «XX лет РККА». Пошли аресты командно-политического состава среднего звена. Зная некоторых, как отличников, замечательных комсомольцев, я стал сомневаться и подумал о перегибах. В одном из занятий по марксистско-ленинской учебе инструктор Скряго вновь травит меня связями с врагами народа.
Я обратился к новому члену Военного совета Голикову:
— Товарищ член Военного совета. Вы знаете меня по гражданской войне, по Особой бригаде. Меня больше чем полгода травит инструктор Скряго. Неужели нельзя найти на него управы и создать нормальные условия работы?
— Видимо, он имеет основание, — процедил сквозь зубы Голиков.
Спустя три дня после разговора с Голиковым случилось то, что постигло раньше многих замечательных товарищей и виднейших руководителей армии, партии и советских органов.
...
Сержант изъял из кармана бумажник, партбилет, снял часы, снаряжение, срезал с петлиц ромбы, сорвал орден, медаль, отрезал все металлические пуговицы с брюк, шинели и гимнастерки. Все делалось с подчеркнутой грубостью и пренебрежением.
Потом взял бумажку со стола, подал ее вахтеру и сказал:
— Отведи в эту камеру.
— Руки назад, — скомандовал мне вахтер.
Но команду я не выполнил, рукой поддерживал брюки, которые остались без пуговиц, шел в подвальное помещение впереди вахтера. Это был не подвал, а внутренняя тюрьма.
...
Последним допрашивался инструктор по пропаганде политуправления БВО Скряго Афанасий Григорьевич. Он показал:
—  Конюхов, когда работал в бригаде, то пьянствовал с врагами народа: с Фавицким, Бочаровым, с А.С. Булиным. Имел связи с белорусскими врагами народа Червяковым, Голодедом, Волковичем. Осенью 1936 года я сидел в кабинете Конюхова, он при мне звонил полковнику Суровцеву (штаб округа) и давал ему указание завербовать в военный заговор командира 16-го корпусного артиллерийского полка Софонова.
...
В моем положении к приговору послужило основание показания свидетеля Скряго — «вербовка по телефону Софонова в военный заговор». И этот пункт нельзя опровергнуть, как нельзя доказать и судом».
1. До перевода в кадры РККА в 1930 г. З.Г. Конюхов работал секретарем Октябрьского райкома партии г. Минска.
Червяков А.Г. — председатель ЦИК Белорусской ССР.
Голодед Н.М. — председатель СНК Белорусской ССР.

Подробнее здесь - http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=1326

Ну а теперь об инструкторе по пропаганде политуправления БВО Скряго Афанасии Григорьевиче.
Скряго Афанасий Григорьевич, 1906 г.р., белорус, в РККА с 1928 года, член ВКП/б/ с 1929 года. Участник освободительного похода в Западной Украине, в боях с белофиннами с 12.1939 по 3.03.1940г., в Северной Буковине 06-07.1940 г.
С июня 1941 года начальник ПО 131 мсд, несколько раз лично сам ходил в атаку во главе батальона и полка, под  Остром пошел в атаку с 58 мотополком в результате освобождены два села, взято 30 автомашин, танк и много б/пр, старший батальонный комиссар.
С 02.1942 года военный комиссар 5 гв. артиллерийского полка. В р-не Ольховатка руководил стрельбой 6 батареи, батарея уничтожила 4 танка. В боях под Сталинградом 5 и 9 батарея руководимая им разрушила два ДЗОТа, уничтожила 1 минометную и 1 артиллерийскую батареи, гвардии подполковник.
С июля 1943 года начальник ПО 49 механизированной бригады 6 гв. Краснознаменного механизированного корпуса, заместитель по ПЧ командира 49 механизированной Каменец-Подольской орд. Суворова бригады.
Награжден: орденами «Красное Знамя» - 5.11.42 и 25.04.44, «Красная Звезда» - 3.11.44, «ОВ 1 ст.» - 18.09.43 и 22.11.44, «Александра Невского» 02.1945г., медалью «За оборону Сталинграда».
С уважением Олег.
« Последнее редактирование: 11 Июль 2012, 01:10 by Олег Романовский »

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8035
Политическим руководством, которое, естественно, не влезало в дела лейтенантов и рядовых, задавались количественные параметры репрессий, а дело органов было уже под эти параметры конкретику подогнать. А там уже "на кого Бог пошлет"!

И как только оно, это самое руководство, решило, что перерезало людей достаточно, была дана жесткая команда остановиться. Далее репрессии носили уже точечный характер.

Как самокритично заметил один из членов этого руководства: "Все мы тогда были мерзавцами!"

Оффлайн Олег Романовский

  • Брест - Под вопросом?
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 1068
БУТЫЛЕВ Василий Ананьевич (13.01.1901 г., г. Барнаул Алтайской губ. — 19.02.1948 г., г. Рига). Русский. Полковник (1938).
В Красной Армии с января 1921 г.
Окончил Военно-политическую пехотную школу Зап.-СибВО в г. Омск (1923), артиллерийские курсы при управлении начальника артиллерии 10-го стрелкового корпуса МВО (1928), Военную академию РККА им. М. В. Фрунзе (1936).
В январе 1921 г. по партийной мобилизации В.А. Бутылев призван в РККА, служил красноармейцем в 3-м Коммунистическом полку ЧОН Алтайской губ. С мая 1921 г. учился сначала в Военно-политической школе войск ОН в г. Барнаул, затем в Военно-политической школе Зап.-СибВО в г. Омск. По ее окончании с марта 1923 г. был секретарем военкома и политруком батареи 21-го легкого артиллерийского дивизиона 21-й стрелковой дивизии, с сентября — политрук батареи 10-го отдельного артиллерийского дивизиона 10-го стрелкового корпуса МВО. С ноября 1927 г. В. А. Бутылев — слушатель артиллерийских курсов при управлении начальника артиллерии этого корпуса, по окончании которых проходил службу в 9 отдельном территориальном артиллерийском дивизионе МВО, командир батареи, начальник школы младшего комсостава, начальник штаба дивизиона. С апреля 1933 г. по октябрь 1936 г. учился в Военной академии РККА им. М. В. Фрунзе, затем был назначен начальником штаба артиллерии 56-й стрелковой дивизии ЛВО. С июня 1937 г. — офицер для особых поручений при командующем войсками ЛВО, с августа 1938 г. — начальник 9-го отдела штаба ЛВО. С июля 1940 г. — начальник отдела укрепленных районов Генштаба РККА (Назначен на должность приказом №0038 НКО, 10 февраля 1941 года приказом НКО СССР №0370 освобожден от занимаемой должности), с февраля 1941 г. — начальник отдела укрепленных районов штаба ПрибОВО.
В начале Великой Отечественной войны В. А. Бутылев исполнял должность начальника отдела укрепленных районов Северо-Западного и Северного фронтов. С января 1942 г. — начальник 1 отдела укрепленных районов при 2-й саперной армии.

В дни ОВ по заданиям командования СЭФ и ГШ КА руководил рекогносцировками и контролировал строительство следующих оборонительных рубежей:
     В Литовской и Латвийской СССР, начиная с 22.06.41 г. руководил работами на рубеже Митава-Рокишкис и по р. Западная Двина.
     В июне-июле руководил приведением в боевую готовность недостроенных Себежского и нового Островско-Псковского укрепленных районов и старого Псковского УР.
    Руководил рекогносцировкой рубежей западнее города Опочка, укреплениями города Опочка и рубежа по р. Великая (западнее Пушкинские горы), на последнем рубеже противник был задержан нашими частями на 10-15 суток.
    На рубеже Медведь-Шимск юго-западнее Новгорода противник нашими частями задерживался около месяца.
    Руководил рекогносцировками Новгородского и Старо-Русского полевых укрепленных районов и оборонительных рубежей по р.р. Ловать и Пола.
Руководил рекогносцировкой  оборонительного рубежа по р. Мста восточнее Новгорода, который был построен на фронте 60 км в течение 12 дней. С 12.08.41г. руководил рекогносцировками оборонительного рубежа по р. Шегринка, Валдай, оз Селигер, Осташков, на южном фасе указанного рубежа от Бол. Уклейно до Осташков противник был задержан до перехода частей СЗФ в контрнаступление в январе 1942 года.
     В сентябре 1941 года  руководил рекогносцировками оборонительного рубежа по р. Вишера, Усть-Волма, Валдай. Рубеж закончен строительством в октябре 1941 года, при приемке получил отличные оценки.
     По указанию представителей ставки ГК, руководил рекогносцировками тыловых рубежей юго-восточнее Валдай, которые были возведены в течение 5-10 суток.
     С конца октября 1941 года руководил по заданию ГШ КА, рекогносцировками Государственного оборонительного рубежа в полосе строительства 2 саперной армии.
С апреля 1942 г. по май 1942 г. — при штабе войск Волховского направления Ленинградского фронта (23.04.1942г. получил ранение); начальник отдела при штабе Ленинградского фронта, с марта 1944 г. — при штабе Карельского фронта. С июля 1944 г. — начальник оперативного отдела штаба – заместитель начальника штаба 7-й армии этого же фронта. В августе того же года В. А. Бутылев был назначен начальником штаба 131-го стрелкового корпуса. В период с 15 по 28 августа и с 19 по 30 сентября 1944 г. временно командовал этим корпусом (он же начальник штаба). В составе 14-й армии Карельского фронта корпус участвовал в Петсамо-Киркенесской наступательной операции. За овладение городами Петсамо и Киркенес, в результате чего соединения корпуса освободили от противника территорию Крайнего Севера, нанесли ему большой урон в живой силе и технике, В. А. Бутылев был награжден орденом Суворова 2-й степени.
После войны В. А. Бутылев служил в должности начальника отдела укрепленных районов штаба ПрибВО. 19 февраля 1948 г. покончил жизнь самоубийством.
Награжден орденом Ленина (14.12.1944г.), 2 орденами Красного Знамени (28.04.44), орденами Суворова 2-й степени (11.1944г.), Отечественной войны 1-й степени (13.02.44г.), 2 орденами Красной Звезды (21.02.1941г., 21.02.42г.), медалями «За трудовую доблесть» - 02.1942г., «За оборону Ленинграда».
С уважением Олег.

Оффлайн gistory

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2277
    • История с Географией
Очень интересная справка!

"с февраля 1941 г. — начальник отдела укрепленных районов штаба ПрибОВО."
Это ссылка-понижение или пожарное усиление этого направления? Вроде как активное строительство в Прибалтике так называемой линии Молотова началось именно в 1941 году.

Оффлайн Олег Романовский

  • Брест - Под вопросом?
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 1068
Добрый день!
Очень интересная справка!

"с февраля 1941 г. — начальник отдела укрепленных районов штаба ПрибОВО."
Это ссылка-понижение или пожарное усиление этого направления? Вроде как активное строительство в Прибалтике так называемой линии Молотова началось именно в 1941 году.
Я думаю направили того, кто был автором идеи УРов ПрибВО, кстати спроэктированных вызывающе близко от границы, это уже не Уры, а рубежи прикрытия районов сосредотчения и развертывания.
Интрересно другое, при всей относительно благополучной службе, генерала не получил и после ВОВ вернулся к той же должности, с которой вступил в ВОВ. Не в этом-ли причина смерти?
На днях еще одну справочку выложу по еще одному сотруднику УСУР, почти аналогичная судьба.
С уважением Олег.

Оффлайн Владимир Калинин

  • Global Moderator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8035
Принципиальные решения о расстоянии УРов от границы принимались не на уровне полковников, полковники только реализовывали замысел высшего политического руководства.

Оффлайн Олег Романовский

  • Брест - Под вопросом?
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 1068
Добрый день!
Принципиальные решения о расстоянии УРов от границы принимались не на уровне полковников, полковники только реализовывали замысел высшего политического руководства.
Высшее политическое руководство - утверждало предложение высшего военнного руководства, которое реализовывало идею развертывания войск в непосредственной близости от границ. А вот полковники были вынуждены предлагать способы и методы прикрытия сосредоточения и развертывания войск в тех рамках в которые их поставили высшие руководители.
С уважением Олег.